Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
12 июля 2011 | Архив

Михаил Терский: зачем России Дальний Восток?

Фото: primamedia.ru

Доктор экономических наук, директор Тихоокеанского центра стратегических разработок, профессор Дальневосточного федерального университета Михаил Терский в интервью «Клубу Регионов» подвел некоторые итоги визита президента РФ Дмитрия Медведева во Владивосток, подготовки к саммиту АТЭС и его влияния на ситуацию в ДФО в целом.

– Насколько политически важен был для регионального руководства последний визит Дмитрия Медведева в Приморье?

– Мое мнение: не царское это дело – проверять, как и кто тут что строит. Это не уровень президента, для этого есть премьер, есть замы, которые отвечают за проекты. А президент должен решать принципиальные политические вопросы. Для меня приезд президента был прежде всего связан с ожиданием того, что он наконец-то скажет, для чего мы это все строим, с какой повесткой дня мы идем на форум АТЭС. Какие вопросы Россия собирается там обсуждать? Президент обо всем этом умолчал. Его интересовала земля военных, корабль, который стоял без винта. Эта поездка выглядела странной. Любой визит президента должен приносить некий результат, причем не просто регионального, а национального уровня. Медведев по мелочевке отругал Сердюкова и зацепил Росграницу – что пункты перехода плохо строят. Все эти вопросы можно было решить, не выходя из своего кабинета.

– Можно ли сказать, что во время визита Медведева были приняты какие-то важные или новые решения по Приморью или всему Дальнему Востоку?

-Я думаю, что команда, которая работает с президентом, готовила решения, связанные с тем, как Россия себя видит в АТР. Но по каким-то, не совсем понятным, причинам президент не стал их озвучивать. Если мы на Дальнем Востоке реализуем какой-то проект на федеральные деньги, то он должен работать не только в интересах жителей Приморского края, а отвечать интересам жителей всего Дальнего Востока. То есть он не должен создаваться как локальный. Допустим, мы улучшили жизнь жителей Владивостока. А что, например, Хабаровск получит от проведения форума АТЭС на Дальнем Востоке? На этот вопрос ответа нет.

– Как вы думаете, есть ли вина только одной из сторон в проблеме передачи земли, закрепленной за Минобороны? Насколько эта проблема специфична именно для Приморья?

– Проблема острая, потому что территории Приморья и Хабаровского края в советское время развивались как военные пограничные форпосты. Когда они перешли в открытый режим, то большие площади так и остались в армейском ведении. Их огромные территории с дорогами, коммуникациями и инженерной инфраструктурой стали приходить в негодность. Военные дороги не ремонтируются, по ним нельзя сейчас ездить, но в то же время они соединяют поселки и муниципалитеты, которые не могут вложить в их ремонт ни одного рубля, потому что это не их собственность. Поэтому военная доминанта в регионе разрушает социальное благополучие. Армия давно ушла с этих земель, но они остались в их ведении – они как Чеширский кот: кот ушел, но улыбка осталась.

– Полпред президента Виктор Ишаев после совещания с Дмитрием Медведевым во Владивостоке сообщил, что началась разработка концепции стратегии сотрудничества России со странами АТР и прогноза социально-экономического развития Дальнего Востока до 2050г. Говорят ли поступки и заявления региональных руководителей о том, что у федерального центра действительно изменился подход к Дальнему Востоку, и что Москва не на словах, а на деле начала думать о долгосрочной экономической перспективе этих территорий?

– Нет. В сегодняшнем восприятии правительством Дальнего Востока нет никаких перспектив, кроме портов и ресурсов. Ресурсы нужно выкопать и добыть, а порты нужны, чтобы их продать на внешние рынки. Простая стратегия. Хотя, возможно, не очень простая – например, не просто выкопать ресурсы, а еще их и обработать до какой-то степени глубины. И все равно потом продать. Это означает, что, какого бы уровня обработки продукта мы не достигнем, мы все равно останемся сырьевым придатком наших соседей. А другой роли нам никто не отводит. Я думаю, что у правительства нет понимания, зачем им Дальний Восток. Разве что, как источник ресурсов. Ресурсы кончатся – можно будет бросать лопату и вешать замок.

Напомню вам, в 2009г. был Совет безопасности, на котором принято решение разработать стратегию развития ДФО до 2025г. Правительство РФ такую стратегию разработало, в прошлом году она была принята. На ее основе разработана федеральная целевая программа развития Дальнего Востока. Насколько эта программа и стратегия обеспечивают успешное развитие ДФО – большой вопрос. Думаю, что не обеспечивают. Эта программа не нацелена на главное – на то чтобы Дальний Восток получил какие-то экономические сравнительные преимущества. Это ФЦП не развития, а социального и экономического выживания. Она нацелена на то, чтобы сохранить остатки тех людей, которые отсюда еще не уехали – деловых, трудоспособных, экономически активных. Конечно, программа не решает эти задачи. Я согласен с полпредом Ишаевым, что нужно ее перемонтировать и сместить акценты.

Зачем России Дальний Восток? Ответа на этот вопрос никто не знает. Добывать здесь ресурсы и продавать их странам АТР? Это не слишком радужная перспектива. Сегодня экономика меняется, мир меняется, и то, что у нас есть лес, нефть и рыба, еще не повод, чтобы здесь жить и работать.

Версия для печати