Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
27 марта 2012 | Архив

Еще раз про любовь

Фото: pussy-riot.livejournal.com

Апофеозом кампании в поддержку группы Pussy Riot стало купание в ГУМовском фонтане полуголых активистов «Партии любви». Признаваться в любви к жертвам режима нынче модно не только в России: нашлись обожатели и у минского бомбиста, и у «тулузского стрелка».

Pussy Riot переводят на русский по-разному, кто во что горазд, но больше всего им подходит название «Бешенство матки», поскольку, даже находясь за решеткой, они плодят бешеных в огромных количествах. Ситуацию усугубляет заразность инфекции: подхватив ее от записных либералов, взбесились и многие православные, начали выяснять отношения друг с другом.

Спустя месяц после гнусной акции в храме Христа Спасителя страсти не только не улеглись, но, напротив, достигли предельного накала. Общество, перед выборами расколовшееся на сторонников и противников Путина, ударилось в новую схизму: за или против Pussy Riot. В этом новом противостоянии эмоции приобрели еще большее значение. Возмущение и гнев большинства православных, ставшие естественной реакцией на кощунство, были использованы их противниками для дискредитации Церкви. В либеральных СМИ и блогах тут же замелькали столь нехарактерные для них слова: «христианство», «милосердие», «прощение». Люди, большинство из которых ни русскими, ни православными не являются, а некоторые так просто страдают русофобией, стали учить РПЦ, как следует поступить с грешницами.

Антиклерикальные выступления в прессе дали ожидаемый эффект, который лишь усилился из-за слишком долгого молчания патриарха Кирилла и не в меру жесткой позиции некоторых защитников православия, в полемическом угаре призывавших к публичной казни участниц шабаша. На этом фоне либералы, глумливо подняв знамя любви и всепрощения, все настойчивее стали требовать освобождения «девочек из Pussy Riot» от всякого наказания. Отсутствие у православных единой позиции и невысокий духовно-нравственный авторитет верхушки РПЦ воодушевили их противников настолько, что они перешли к откровенной информационной войне против Церкви и ее предстоятеля. И вот итог: не получивший адекватной поддержки со стороны СМИ и общественности клир загнан в угол, напуган и, похоже, готов уже простить хамок, которые и не думают каяться.

Понятно, что показушная любовь либералов к пострадавшим от режима «девочкам» - это сублимированная ненависть к Путину и ко всему, что с ним связано. На митингах надоело безрезультатно топтаться, да и выборы прошли, а злость не утихает, заставляет придумывать – как бы еще начальнику страны нагадить. Тем более что и «пусички» в своей богохульной частушке что-то про него пели. Ну как их не поддержать, как не возлюбить.

Самыми креативными в этом фан-клубе оказались активисты незарегистрированной пока «Партии любви», которые, раздевшись до трусов, залезли в фонтан посреди ГУМа. Создатель партии, экс-мэр Архангельска Александр Донской заявил, что акция посвящена группе Pussy Riot.

Подобные чувства прогрессивная общественность испытывает к жертвам режима и за рубежом. Вот, например, в соседней Белоруссии оппозиция любит всех, кто против «батьки». Не успели там казнить двух бомбистов, устроивших теракт в метро, как в доме одного из них, Владислава Ковалева, сочувствующие граждане устроили акцию: выстроились в живую цепь, на лестничной площадке поставили портрет убийцы, зажгли свечи. Почтили его память минутой молчания, будто на войне парень погиб. В мероприятии приняла участие и мать казненного. Она, конечно, не считает своего сына монстром, ведь все противники президента Лукашенко утверждают, что Ковалева осудили незаконно. Вывод этот сделан, видимо, на основании его собственного заявления о невиновности. На самом деле, белорусской оппозиции, конечно, все равно, виновен Ковалев в гибели пятнадцати человек или нет. Главное, что он стал жертвой режима Лукашенко, этого «последнего диктатора Европы», ненависть к которому у местных либералов сильна настолько, что заставляет назло ему симпатизировать даже чудовищу.

Но вот другой пример патологической любви. Во Франции, где никакой диктатуры, а в президентском кресле совсем не Путин или Лукашенко, а милейший Саркози, все вдруг узнали про Мохаммеда Мера, который убивал военных арабского происхождения и еврейских детей. Перед тем, как его самого не без труда ликвидировали, террорист успел заявить, что «хотел поставить Францию на колени, а школьников убил в качестве мести за смерть палестинских детей». Казалось бы, кто станет жалеть о гибели негодяя, у которого рука не дрогнула выстрелить восьмилетней девочке в голову, в упор, из Кольта 45-го калибра? Так вот, нашлись и такие, и немало. В социальных сетях пытались организовать сообщество памяти Мера, в Тулузе около 30 человек намеревались маршем и с цветами пройти к дому, где живет мать убитого террориста. Прямо как в Белоруссии. Эти акции пресекла полиция, но она не смогла помешать учительнице из Руана на уроке почтить память Мера минутой молчания.

Разумеется, нельзя ставить на одну доску кощунство в храме и массовое убийство, хотя для верующего человека и то, и другое – тяжкий грех. Вопрос не в том, какое из злодеяний самое страшное, здесь другое интереснее – существует ли вообще такое преступление, которому не найдется оправдания в глазах либеральной общественности. Или не либеральной, это не важно, ведь идеология на самом деле не имеет никакого отношения к акциям в защиту богохульников, террористов, кого еще жертвой режима объявят – педофилов, может быть. Понятно, что Pussy Riot ни с каким Путиным не боролись, как не боролись с Лукашенко минские бомбисты, да и «тулузский стрелок» не мстил за убитых израильскими военными детей Газы. Очевидно, что во всех случаях мы имеем дело, прежде всего, с моральным уродством, которое позволяет совершать любую мерзость, прикрывая ее благородными мотивами.

Московские либералы в последнее время цитируют не Жванецкого, а все больше Евангелие – им так проще оправдать выходку Pussy Riot. В самом деле, не сошлешься же на сатирика, требуя от православных любить врага своего. Впрочем, в изложении поклонников скандальной группы даже Нагорная проповедь превращается в какой-то анекдот: объяснил бы им хоть кто-нибудь, что страсть к бесноватым существам в отвратительных масках – это половое извращение, а не любовь к ближнему.

Александр Старовойтов 

Версия для печати
Главное