Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
2 мая 2012 | Архив

Андерс Хасавов

Скандальное интервью чеченского адвоката Дагира Хасавова, потребовавшего легализовать в России шариатский суд, – всего лишь одно из проявлений глобальной исламизации. Чудовищная акция норвежского террориста Андерса Брейвика – один из вариантов ответной реакции на этот процесс. Вывод простой: хасавовы, которым никто не заткнул рот, порождают брейвиков, которых некому остановить.

Дагир Хасавов, несомненно, изменил представления многих граждан нашей страны об агрессивной исламизации. Еще недавно на вопрос «Как выглядит исламист?» большинство респондентов наверняка ответили бы примерно так: это бородатый ваххабит с автоматом или с поясом смертника. Однако, как стало известно на минувшей неделе, официального введения в России шариатского суда требует, без намека на политкорректность, респектабельный чеченский адвокат (по другим данным, по национальности он кумык) Дагир Хасавов. Будет нелишним еще раз вдуматься в многократно процитированные блогерами и СМИ слова этого так называемого юриста: «Мы считаем – мы у себя дома. Возможно, вы чужие, мы у себя дома, и мы будем устанавливать те правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет. Любые попытки изменить это, будет… обольется кровью, тут будет второе мертвое озеро, мы зальем город кровью». Понятно, что «мы» - это мусульмане, а «вы» - остальные москвичи.

Здесь важно отметить, что Хасавов не намерен ограничивать территорию шариатского права границами столицы и даже России, его планы поистине грандиозны: «Полностью будет охвачен весь – как в Халифате было – весь арабский мир. Все мусульмане мира должны быть едины и создавать единую систему. Россия должна нам дать такую возможность».

Пока следственный комитет раздумывает, заводить ли дело на Хасавова или потихоньку замять скандал, сам юрист ударился в бега, якобы за границу. Чем бы ни закончилась для него эта история, ее правовые последствия будут ничтожными по сравнению с той бурей идей и мнений, которая поднялась в обществе и особенно в блогосфере. Характерно, что даже представители традиционного ислама дружно осудили выходку Хасавова, а вот реакция РПЦ оказалась какой-то вялой, беззубой. По-хорошему и государство, и церковь должны бы отреагировать предельно жестко, ведь легализация шариатского суда бьет не только по действующему законодательству, но и создает дополнительные проблемы в отношениях мусульман с православными и вообще неисламским населением. Убьет очередной кавказец очередного футбольного фаната, а потом поклянется на Коране, что невиновен, – и все, по шариату этого достаточно для оправдания подсудимого. Убийцу попытаются все же засудить по соответствующей статье УК, а в ответ, можно не сомневаться, вся многочисленная мусульманская община выйдет на защиту единоверца. И у них будут на это все основания, если государство признает равноправие шариата и светского суда.

В отсутствии адекватной реакции государства искать ответ на агрессивную исламизацию приходится гражданскому обществу, точнее, тем его представителям, которые национальную и культурную идентичность ставят выше толерантности. Европа прошла этот путь раньше России, и мы уже знаем, что изнанка мультикультурализма – всегда национализм, цивилизованный и даже миловидный, как Марин Ле Пен (18 процентов голосов) или безжалостный, как Андерс Брейвик (77 трупов).

Норвежский террорист, которого бездарное государство пытается выставить безумцем, чтобы снять с себя часть ответственности за случившееся, на суде предельно ясно обосновал свой выбор: «Если бы мы с помощью демократических институтов смогли остановить исламизацию, иммиграционную политику, демонтаж наших культурных ценностей, колонизацию нашей страны, помочь уничтожить мультикультурную идеологию, то отстрел 70-ти человек не произошел бы, а так этим поступком я внес в это свой вклад».

В своей пространной речи Брейвик говорил об исламизации Европы гораздо больше, чем цитируют дрессированные в духе политкорректности СМИ. И, надо признать, его рассуждения меньше всего похожи на бред сумасшедшего: «Чем больше мусульман в странах Европы, тем больше становится список их требований к коренным жителям и властям стран: это и халяльная пища в магазинах, отдельные кладбища и отдельные бассейны, чтобы банки действовали по исламским традициям, введение шариатских судов в странах Европы, отдельных школ, изучение арабского, отдельные детские сады. Но все это финансируется не только за счет исламских стран, таких как Саудовская Аравия, но Норвегия тоже платит за «исламские удовольствия».

«Мусульмане презирают наше общество, нашу культуру, наши обычаи и наш язык. Большинство из них хотят собственной автономии в Европе: шариат и самоуправление», - подчеркивает норвежский террорист. Сравните его слова с заявлениями Дагира Хасавова, с его безапелляционным «вы чужие, мы у себя дома».

Брейвик уверен, что миролюбие мусульман, о котором говорят сторонники мультикультурализма, – это «ложь и пропаганда»: «Коран и Хадисы требуют от каждого мусульманина, чтобы он шел по пути джихада. 25% мусульман, живущих в Британии, оправдали теракты в Лондоне 7/07 (7 июля 2005 года в Лондоне произошло четыре взрыва, осуществленных террористами-смертниками) тем, что войска НАТО находятся в Афганистане. И, конечно же, 40% мусульман, живущих в Англии, оправдывают теракты в Нью-Йорке, когда погибли 3 тысячи человек! Это показывает другое исследование, проведенное еще в 2006 году». А что можно сказать о миролюбии исламистов после угроз Хасавова залить Москву кровью неверных?

Брейвик и Хасавов выглядят антиподами лишь на первый взгляд. При ближайшем рассмотрении становится ясно, что они, как два лица античного Януса, глядят в разные стороны, но неразрывно связаны друг с другом, оба - порождение глобальной исламизации. Разумеется, норвежский террорист и не слышал про какого-то российского адвоката с замашками ваххабита. И все же без хасавовых не бывает брейвиков.

Александр Старовойтов

Версия для печати
Главное