Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
21 мая 2012 | Архив

Борзый с Уралвагонзавода

Всякий, кто слышал про любимого коня императора Калигулы по имени Инцитат (лат. Incitatus - быстроногий, борзый), вспомнил эту историю в связи с назначением начальника цеха Уралвагонзавода Игоря Холманских полпредом президента в УрФО. Однако любимчику Владимира Путина, в отличие от жеребца, который формально был назначен сенатором, придется на самом деле руководить округом.

Гай Юлий Цезарь Август Германик, он же Калигула, как известно, отличался не только бесконечным властолюбием, но и оригинальностью, граничащей с безумием (впрочем, есть версия, что никакой границы и не было). Поскольку остановить его было некому, император сделал своего любимого коня Инцитата сначала гражданином Рима, а затем и сенатором. Разумеется, жеребец от этого не заговорил, как не приобрел и других качеств, необходимых для участия в управлении государством. Из сената его вывели почти сразу после смерти хозяина, которому довелось руководить империей всего четыре года – один срок по-нашему.

Владимир Владимирович Путин отработал три таких срока, прежде чем совершил поступок в духе Калигулы, что свидетельствует о вдумчивости и осмотрительности президента России. У его любимчика Игоря Холманских опыта в сфере госуправления, конечно, не больше, чем у знаменитого коня, но зато амбиций и уверенности в себе хоть отбавляй. Судя по кадрам теленовостей, начальник сборочного цеха Уралвагонзавода – даже не директор – воспринял как должное предложение возглавить Уральский федеральный округ, объединяющий шесть регионов, в том числе нефтегазовые Ямал и Югру, а также одну из самых продвинутых в стране Свердловскую область. Не выглядел смущенным Холманских и на борту президентского самолета, когда, еще до назначения, летел за компанию с Путиным к себе на Урал.

На самом деле вчерашний инженер взлетел гораздо выше, чем на недосягаемую для большинства полпредскую должность: Путин сделал Холманских своим другом. На этот эверест за последние 12 лет, по одной версии, мало кто забирался, по другой – лидер нации вовсе был одинок в своем почти царском величии. В любом случае Холманских – первый не из номенклатуры, а из народа, кого Путин столь демонстративно приблизил к себе. И хотя уже много сказано про работоспособность и ответственность экс-начальника танкового цеха, всем понятно, что ценит его президент не за это. В ходе выборов и после, при личном знакомстве, Путин, судя по всему, увидел в Холманских лично преданного ему человека. А поскольку какой-то инженер из какого-то Нижнего Тагила по должности вовсе не обязан быть верным путинцем, президент благодарен ему вдвойне.

Вообще, тему своих взаимоотношений с народом Путин раскрыл на пятерку лишь минувшей зимой. В этом, тогда еще кандидату в президенты, помогла, как ни странно, внесистемная оппозиция, совершенно ненародная. Лишь на последних выборах Путин обращался за поддержкой широких слоев населения всерьез, понимая, что без нее никакой ОМОН не поможет. Персонифицированным гласом народа, громко и решительно прозвучавшим в поддержку врага митингующих либералов, стал Игорь Холманских. Его сакраментальное «Мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность» прозвучало как залп артподготовки перед решительным контрнаступлением Путина. В ночь после победы он, уже без слез, но все же очень тепло, благодарил нижнетагильских рабочих, и ответное слово держал все тот же Холманских. Уже тогда было ясно, что этот мужик далеко пойдет. Правда, насколько далеко, никто не догадывался.

Демонстративным возвышением своего любимчика Путин, с одной стороны, заставил вспомнить историю с конем Калигулы. С другой стороны, напрашивается и более корректная параллель с петровскими «птенцами», взлетевшими на вершины власти из самых низов. Царскую милость им приходилось отрабатывать тяжким трудом, ежедневно рискуя угодить в опалу. Придется пахать, на ходу постигая законы и неписаные правила госслужбы, и путинскому фавориту. В коня ли корм – время покажет.

Александр Егоров  

Версия для печати
Главное