мэр Омска:  были обсуждения с правительством региона и президентом о том, чтобы мне остаться работать
13 июля 2012 | Архив

Новый интернет

В ответ на принятие Госдумой «закона о черных списках» критически настроенная, но думающая часть интернет-сообщества откликнулась рассуждениями о бесперспективности любых попыток цензурирования интернета. При этом апологеты неограниченной сетевой свободы не дают ответа – как жить нормальному человеку в этой виртуальной выгребной яме? А выход очевиден – оставив зараженную территорию, переселиться в новый интернет, пользователями которого станут не всеядные анонимные юзеры, а граждане с именем, фамилией и чувством собственного достоинства.

Госдума, вопреки шантажу со стороны некоторых влиятельных представителей интернет-бизнеса, приняла закон о создании в России «единого реестра доменов и сайтов с противоправным контентом». Речь идет о «черном списке», в который попадут всевозможные ресурсы, распространяющие детское порно, инструкции по суицидам и приготовлению наркотиков. Такие сайты можно будет закрывать в досудебном порядке. Не пройдет цензуру также любая информация, которая, по мнению регулятора, разжигает религиозную и межнациональную рознь, но она станет недоступной для пользователей только по решению суда.

Политические кликуши предсказуемо завыли про то, что власти на самом деле «озабочены противодействием нарастающему гражданскому сопротивлению» в интернете, хотя из текста закона ничего подобного не следует. То есть хаотичные телодвижения нашей оппозиции – это, конечно, порнография, но не та, которую пытаются ограничить депутаты (кстати, не только единороссы).

Более честная и вдумчивая часть сетевого сообщества говорит не о мнимой репрессивности закона, а о бесперспективности идеи интернет-цензуры в принципе. Справедливо отмечают, что глобальная сеть развивается по каким-то своим законам, изменить которые не в силах ни Госдума, ни кто бы то ни было. Обоснованно прогнозируют, что вместо одного запрещенного сайта для педофилов откроется десять новых.

Это, к сожалению, похоже на правду, и надо ожидать, что государство через какое-то время распишется в собственной неспособности защитить детей от порнографии и призывов к самоубийству. Никаких публичных заявлений авторов закона – мол, не смогли, каемся – разумеется, не будет, тему просто потихоньку замнут. Успокоится и сетевое сообщество, убедившись, что от цензуры не страдают ни интернет-педофилы, ни их добровольные адвокаты из числа гражданских активистов, отстаивающих абсолютную свободу в сети.

Но что же делать людям не столь продвинутым, которые все еще не научились дышать полной грудью зловонным воздухом виртуальной выгребной ямы, в которую превратился интернет? Проблема ведь не только в том, что в сети огромное количество детского и недетского порно, сайтов для извращенцев всех видов и т.п. Суть в том, что оборотная сторона неподцензурности интернета – абсолютная вседозволенность, в условиях которой неизбежно нарушаются не только Уголовный и Административный кодексы, но и все этические нормы. Вы ищете в сети ролик с записью последнего митинга, а известный ресурс услужливо предлагает вам в нагрузку бесконечное множество видео со сценами отвратительного насилия, не имеющего никакого отношения к политике. Вы опрометчиво заглянули в комментарии к очередному посту известного блогера? Готовьтесь к плаванью в море анонимного хамства и ненависти.

Анонимность интернета – это вообще ключ к пониманию природы типичного юзера – существа насколько агрессивного, настолько же и трусливого. Либералы задохнутся от возмущения, но это правда: в сети господствует культура пресловутого 37-года, времени расцвета анонимок, взаимной подозрительности и бытовой ненависти. Эпоха, разумеется, внесла коррективы: теперь целью анонимщика является не физическое уничтожение жертвы доноса, а информационный расстрел оппонента. Отдельно следует отметить психически нездоровых пользователей, которые гадят в интернете из удовольствия. Доволен и загаженный интернет.

И если все попытки его очищения и регулирования бесперспективны, поскольку вызывают протест у большей части сетевого сообщества, значит, нужно отказаться от всякого вмешательства. Пусть сеть продолжает развиваться по своим законам, пусть в ней будет все больше порно, насилия, анонимного хамства, клеветы. Когда количество всей этой мерзости достигнет критической массы, произойдет революция в массовом сознании – информация из сети перестанет восприниматься всерьез, по крайней мере думающими людьми. Интернет в существующем виде станет чем-то вроде желтой прессы – много интересных фактов и никакой цензуры, но приличные люди не читают. Всеядные юзеры, составляющие большинство аудитории, продолжат с удовольствием барахтаться в этой клоаке, а уважающее себя меньшинство просто создаст альтернативный интернет. В этом пространстве будет исключена анонимность – в социальных сетях и блогеры, и комментаторы станут писать под своими именами, с указанием реальной электронной почты и других координат. Как результат – исчезнет хамство и вранье, дискуссия приобретет цивилизованный вид.

В новом интернете не будет запрещенных сайтов – его пользователи добровольно откажутся от общедоступного контента, а на интересные им ресурсы станут подписываться. Возможно, этот отмодерированный контент будет платным, но платим же мы за кабельное телевидение, чтобы не смотреть дебильные ток-шоу на федеральных каналах. Более того, мы платим за доступ к «бесплатному» интернету, чтобы поглощать терабайты информационного мусора. Почему бы не заплатить эти деньги за возможность получать новости, смотреть кино, слушать музыку, общаться в социальных сетях, не опасаясь испачкаться?

Да, тоталитарное сетевое сообщество вновь станет говорить (а скорее, визжать) про ограничение свободы, опять начнутся сравнения с китайским интернетом. На самом деле правила нового интернета не будут иметь ничего общего с политической цензурой, речь идет об ограничениях, во-первых, добровольных, во-вторых, исключительно этического характера. Иными словами, в альтернативной сети можно будет все, что прилично. А правила приличия во всем цивилизованном мире одинаковы и нет нужды устанавливать их законодательно. Любителя детского порно, лжеца или скандалиста просто не зовут в гости к воспитанным людям.

Александр Старовойтов 

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.