Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
28 августа 2012 | Архив

Перешел границу

Фото: ИТАР-ТАСС

Вслед за словами сочувствия и поддержки в адрес ингушей после теракта в Сагопши Рамзан Кадыров обвинил власти соседней республики в захвате чеченских земель и потребовал разграничить субъекты. Между строк же читается, что на самом деле Кадырову, похоже, тесно в границах своей власти, и он претендует на роль лидера, как минимум, всех вайнахов.

Очередное обострение отношений руководителей Ингушетии и Чечни, начавшееся с публичного обмена резкостями, вылилось ни больше ни меньше в территориальный спор. При этом Рамзан Кадыров говорит и действует заметно агрессивнее своего ингушского коллеги Юнус-Бека Евкурова.

В начале августа, через несколько дней после странной гибели группы боевиков в ингушском селе Галашки, всей стране стало известно, что Кадыров крайне недоволен комментариями Евкурова по этому поводу. Глава Ингушетии, напомню, посмел заявить, что никакой спецоперации чеченские силовики не проводили, а всего лишь забрали из Галашек трупы боевиков из Чечни, подорвавшихся на своей же бомбе.

Кадыров вместо того, чтобы позвонить коллеге, который по возрасту старше (что на Кавказе имеет значение), и в приватной беседе решить вопрос, на официальном сайте ЧР крайне недипломатично отозвался о евкуровских методах антитеррористической работы, фактически упрекнув его в нежелании бороться с бандподпольем: «Если Евкуров там не наводит порядок, мы его наведем, тем более, особой его заинтересованности в таком порядке и не чувствуется».

Руководитель Ингушетии, несмотря на тяжесть брошенного ему в лицо обвинения, предпочел сгладить конфликт, пользуясь начавшимся Рамаданом: «Всевышний велит нам прощать друг друга. Поэтому я не стану комментировать резкие высказывания Кадырова».

Священный для мусульман месяц, точнее праздник его окончания, не остановил террориста-смертника, подорвавшегося в селе Сагопши и убившего несколько ингушских полицейских. И здесь лидер соседней республики не счел возможным остаться в стороне. В своем официальном обращении Кадыров сделал особый акцент на единство вайнахов.

И хотя на этот раз он не критиковал власти Ингушетии, а выражал сочувствие и поддержку всему ее населению, в итоге получилось, что глава Чечни опять вмешивается в дела соседа, причем не спрашивая его мнения. Кадыров не сомневается не только в том, что «с помощью федерального центра, руководства России справимся с террористами», но и в том, что «нас поддерживает весь вайнахский народ» (кого это «нас»?). Глава Чечни обращается «к личному составу МВД Ингушетии, ко всему ингушскому народу», заверяя, что теракт в Сагопши для него – личная трагедия. Кадыров, наконец, обещает устроить в соответствие с нормами ислама поминки по убитым полицейским.

Неужели без его помощи Евкуров не помянул бы своих погибших бойцов? Но в том-то и дело, что в последнее время Кадыровым слишком многое в Ингушетии воспринимается как свое.

После заявления чеченского лидера о намерении поднять на федеральном уровне вопрос установления административной границы с Ингушетией стало ясно, что его конфликт с Евкуровым – нечто большее, чем просто недопонимание. К существующей с 1992 года проблеме разграничения территорий бывшей Чечено-Ингушской АССР вернулись вдруг на совещании у главы ЧР, где было заявлено о захвате ингушскими властями не только межреспубликанских, но также исконно чеченских земель. Кадыров, как и после инцидента в Галашках, в выражениях не стеснялся, назвав действия соседей провокацией.

По его поручению уже создается республиканская комиссия, которая займется определением административной границы. Обещают, правда, включить в нее и представителей Ингушетии.

Казалось бы, с чего это глава Чечни внезапно обеспокоился строительством ингушских поселений на территориях Малгобекского района, которые он считает чеченскими? Откуда взялось такое желание размежеваться с братьями-вайнахами? По версии Кадырова, «это необходимо для хозяйственной деятельности, для налогообложения, для работы правоохранительных органов, природоохранной деятельности». Однако до сих пор отсутствие четкой административной границы не мешало чеченцам, а, скорее, помогало им – например, в преследовании боевиков, пытавшихся уйти на территорию соседней республики. А в Росреестре и вовсе заявляют, что территории двух субъектов давно разграничены и демаркации не требуется.

Абсурдная на первый взгляд ситуация выглядит совсем иначе, если рассматривать ее в контексте сложных взаимоотношений ингушского и чеченского лидеров, ну хотя бы в течение последнего месяца. Информационный скандал вокруг Галашек фактически сводится к настойчивой, уже не первой попытке Кадырова контролировать борьбу с бандподпольем на территории обеих республик и вежливому, но твердому отпору со стороны Евкурова. Обращение главы Чечни в связи с терактом в Сагопши свидетельствует, что он не отказался от намерения стать фактическим лидером всех вайнахов. А поскольку действующий руководитель Ингушетии не проявляет в данном вопросе сговорчивости, нужно поставить его на место. И проще всего это сделать с помощью федерального центра.

Если инициатива Кадырова будет поддержана, не столько сократится территория и без того крошечной Ингушетии, сколько уменьшится влияние Евкурова. И кто знает, не станет ли это шагом к новому объединению двух вайнахских республик под руководством одного, но очень авторитетного чеченца.

Александр Егоров
Версия для печати