Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
13 декабря 2013

Открытка от Путина

Послание президента не обрадовало Медведева

Президентское послание Федеральному Собранию напоминает новогоднюю открытку – в нем благие пожелания и надежда на чудо. Но для премьера Медведева, от которого требуют выполнения майских указов, 2014-й может превратиться в кошмар: Путин уже придумал для него «концентрированную ответственность» под девизом «если решение принято, оно должно быть реализовано».

«А в общем, надо просто помнить долг…»

На протяжении всего президентского послания Федеральному Собранию рефреном звучало: «Мы должны», - а также различные вариации на эту тему. «Мы должны поддержать растущее стремление граждан, политических партий участвовать в жизни страны», «местная власть должна быть устроена так, чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до нее рукой», «мы вместе должны защитить межнациональный мир», «нацелить ресурсы на содержательные изменения в конкретных секторах – вот что нужно», «нам необходимо сформировать внутренний спрос на высокие технологии», «все, что заявлено, должно исполняться без всяких оговорок, ссылок и ведомственных толкований». Ну и т.д.

Кто эти «мы» и кому должны, вопрос не праздный. Путин выступал сразу перед обеими палатами парламента, правительством, губернаторским корпусом, общественниками, журналистами и даже духовенством. Неизвестно, испытывают ли все они чувство долга перед страной или хотя бы перед президентом. Однако из послания понятно, что Путин своим должником считает премьера Дмитрия Медведева. «С издания (майских) указов прошло полтора года. Вы знаете, что я отмечаю? То ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается. Конечно, при такой работе мы не достигнем поставленной цели», - от этих слов, адресованных как бы всей России, наверняка почувствовал себя неуютно Медведев, который сидел в первом ряду и, подобно персонажу стихотворения Михалкова, «ногой качал». А что ему еще оставалось? Путин тем временем продолжал, пока не предъявил премьеру все долги до копейки: «Проведение преобразований затянулось, и затянулось недопустимо. В результате люди, потребители услуг, кардинальных изменений не чувствуют. Мы выделяем огромные ресурсы, но если не проводить реформы, вместо качества будут расти только неэффективные расходы, раздуваться управленческий аппарат, что и происходит часто на практике». Чтобы смягчить впечатление и, возможно, унять тремор премьерской ноги, добавил: «Обращаю на это внимание и федеральных органов власти, и руководителей регионов Российской Федерации».

Главная мысль всего послания – ревизии майских указов не будет, поставленные Путиным задачи правительству придется выполнять в полном объеме, несмотря на стагнацию экономики и финансовые трудности. Главы регионов также будут вынуждены как-то извернуться и найти резервы в дырявых бюджетах. Каким образом выполнять указы, чтобы было дешево и сердито, подсказал сам Путин: «Как вариант можно рассмотреть возможность строительства школы и детского сада под одной крышей, в едином комплексе».

Воспитав за час с небольшим чувство долга в председателе правительства, Путин решил сделать то же самое со всеми подданными: «Повторю, если решение принято, оно должно быть реализовано. Считаю такой подход концентрированным выражением ответственности и предлагаю сделать его девизом наступающего года, девизом для всех: для власти, для общества, для граждан».

Патентованная отсталость

На протяжении всего послания путинский императив «мы должны» звучал гораздо чаще и во всяком случае отчетливее, чем пояснения, как этого добиться. Обозначив задачу возобновления устойчивого экономического роста как базовую для решения социальных задач, президент констатировал, что успешно развиваться нам мешает, прежде всего, чрезвычайно низкая производительность труда, в разы ниже, чем на Западе. Чтобы преодолеть эту пропасть, Путин предлагает «в полную силу задействовать новые факторы развития» и даже называет их: «Это высокое качество профессионального образования и гибкий рынок труда, благоприятный инвестиционный климат и современные технологии». То есть перечисляет все, чего у России нет. А где взять, ну вот хотя бы технологии? «Поручаю правительству совместно с Российской академией наук провести корректировку перспективных направлений развития науки и техники», - торжественно зачитывает президент, видимо на минуту забыв, что разгромленная недавно РАН примерно такая же дееспособная, как правительство.

Что касается качества образования и рынка труда, то здесь найдено еще более изящное решение. Выпускники из бывших советских республик будут сдавать ЕГЭ наравне с российскими школьниками, только у себя дома, на базе центров русского языка. Последнее обстоятельство недвусмысленно указывает на географический регион, откуда в российские вузы поедут успешно сдавшие единый госэкзамен иностранцы. «Все это должно дать возможность талантливым молодым людям из стран Содружества поступать в наши высшие учебные заведения», - поясняет Путин. Итак, к дагестанским стобалльникам в московских вузах присоединятся не менее талантливые киргизы и таджики, и это торжество многонациональности должно каким-то образом помочь отсталой российской экономике. «И, наконец, следует ускорить принятие правовых актов, которые позволят российским вузам активно развивать массовое дистанционное образование, также ориентированное прежде всего на наших соотечественников и граждан СНГ», - делает контрольный выстрел Путин. Ну а что? Интегрироваться, так уж насмерть. Гражданин Киргизии (страны, которая скоро окажется в Евразийском союзе) с купленными в Бишкеке 100 баллами по ЕГЭ и полученным дистанционно российским дипломом, обслуживающий, например, космодром Восточный – чем не апокалипсис. Но не будем сгущать краски, это всего лишь «гибкий рынок труда».

При этом отказываться от массового завоза иностранной рабочей силы, вовсе не имеющей квалификации, в Кремле не планируют. Видимо, там никак не связывают катастрофически низкую российскую производительность труда с использованием в разных отраслях экономики миллионов азиатских рабов. Чтобы эти миллионы равномерно растекались по российским просторам, не скапливаясь в Москве, предлагается регулировать миграционные потоки путем дифференциации цены трудового патента. «Понимаете? Экономический инструмент – имею в виду стоимость этого патента в разных регионах Российской Федерации», - уточняет Путин. Конечно, понимаем: поезд Душанбе - Москва проследует до станции Дешевый Патент. Непонятно другое, на каком основании докладчик делает вывод, что такая система должна «стимулировать приток в Россию прежде всего профессиональных, образованных специалистов, знающих русский язык, близких к нашей культуре». Приток образованных русскоговорящих давно организовали в Кремниевой долине, а в Россию теперь едут только патентованные дворники.

Сон в зимнюю ночь

Если утечка мозгов в постсоветской России никого особо не волнует, то с бегством капитала власть пытается бороться. Озвученные Путиным меры по деофшоризации экономики стали одним из самых содержательных моментов послания. «Доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам, а налоговые платежи должны быть уплачены в российский бюджет. Компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Им, этим компаниям, также должен быть закрыт доступ к исполнению государственных контрактов и контрактов структур с госучастием», - на редкость конкретно сформулировал президент, тем самым еще раз косвенно упрекнув правительство в бездействии, ведь с этой инициативой должен был по идее выступить Медведев.

Работой над ошибками для премьера станет масштабный проект развития Сибири и Дальнего Востока, который Путин назвал «национальным приоритетом на весь 21 век» и поручил курировать Медведеву. Однако ему придется только выполнять, президент уже все за него придумал: «Создать сеть специальных территорий опережающего экономического развития с особыми условиями для организации несырьевых производств, ориентированных в том числе и на экспорт».

Интересно, кому повезет стать территориями «опережающего развития» и за что так нехорошо поступают с остальными регионами, ведь они, получается, оказываются планово отстающими. Не очень понятно также, придут ли в эти особые зоны частные инвестиции, ведь до сих пор крупный российский бизнес несырьевым производством не очень интересовался. Да и госкомпании у нас все больше в сфере добычи или транспортировки сырья действуют, им там привычнее.

Премьер-министр Столыпин в начале прошлого века переселил в Сибирь почти 3 млн крестьян. У премьера Медведева почти невыполнимая задача «переселить» в Сибирь и на Дальний Восток инновационный бизнес. Да хоть на Луну – он будет очень стараться, только бы не слышать больше этого издевательского девиза, придуманного Путиным наверняка специально для него: «Если решение принято, оно должно быть реализовано».

А ведь такое непросто забыть. Вот он засыпает, ему снится (а чиновникам часто снятся кошмары), что он вовсе не премьер, а маленький мальчик, приходит в Кремль на елку, Дед Мороз дарит ему конфеты и красивую открытку, а на открытке – огромными буквами страшный девиз: «Если решение принято, оно должно быть реализовано». Он поднимает глаза на Деда Мороза, а это не Дед Мороз, а самый настоящий Путин, он смотрит сверху вниз на Диму, сидящего в первом ряду среди каких-то людей, и шипит: «С издания майских указов прошло полтора года. Вы знаете, что я отмечаю? То ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается. Ни-че-го!» Дима начинает нервно качать ногой - и просыпается…

«Конечно, при такой работе мы не достигнем поставленной цели», - шепчет про себя премьер Медведев, вспоминая обрывки сна.

Александр Старовойтов

Версия для печати