прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
29 января 2014

Наша хата с краю

Хороша ли политика невмешательства, когда соседняя «хата» в огне?

На фоне откровенного «крышевания» украинской оппозиции Европой и США попытка Кремля остаться над схваткой выглядит как минимум недальновидной: дешевый российский газ и миллиардные кредиты могут достаться антироссийским силам в Киеве. В этом случае Москва за собственные деньги получит присоединение Украины к ЕС, украинизацию русских областей Востока и Юга, выдворение Черноморского флота из Севастополя.

Янукович избавил министров от санкций

«Украина не внесла никаких корректив в нашу повестку дня», - заявил Владимир Путин журналистам по итогам брюссельского саммита Россия - ЕС. Эта фраза дает исчерпывающую информацию не только о графике российского президента в день встречи с лидерами Евросоюза, но и о позиции России по украинскому вопросу.  «Мы действительно много внимания уделили проблеме «Восточного партнерства», и в этой связи говорили, конечно, и об Украине, но как об одной из стран, которая находится в переговорном процессе по этому проекту», - уточнил Путин.

Но Украина сегодня объективно не является «одной из стран» (а для России в принципе таковой не является), к событиям в Киеве приковано внимание всей Европы, да и Вашингтона тоже. Замгоссекретаря США Виктория Нуланд со своим печеньем на майдане стала живым символом беззастенчивого американского вмешательства в дела Украины. Еще откровенней действует официальный представитель Белого дома Джей Карни: от пряников он перешел к кнуту, потребовав от украинских властей вывести из центра Киева спецподразделения милиции. И это при том, что лишь «Беркут» сдерживает наступление боевиков оппозиции на правительственный квартал.

ПАСЕ грозит временно лишить Украину права голоса в случае разгона майдана. Ассамблея «выражает сожаление в связи с чрезмерным и непропорциональным применением насилия со стороны полицейских в отношении протестующих». О насилии со стороны протестующих не сказано ни слова. А канадские власти уже ввели санкции против «ключевых членов украинского правительства, которые ответственны за применение силы против граждан и оппозиции», им ограничен въезд в Канаду. Правда, со вторника весь украинский кабинет министров пребывает в статусе и.о., поскольку отправлен в отставку, поэтому не очень понятно, кого теперь канадские чиновники будут считать «ключевыми членами украинского правительства».

Недвусмысленную поддержку майдану выразили канцлер Германии Ангела Меркель, министры иностранных дел Швеции, Франции, Польши. В стремлении продемонстрировать свое влияние на политические процессы в Украине поляки пренебрегли не только дипломатическим этикетом, но и элементарными нормами приличия, развернув большой плакат в поддержку «вильной Украины» прямо на баррикадах на улице Грушевского. Вдвойне скандально симпатии Варшавы к радикальному «Правому сектору» выглядят в связи с тем известным фактом, что подавляющее большинство боевиков этого объединения являются поклонниками Степана Бандеры, украинского националиста и лютого врага Польши в 30-е годы.

Несмотря на то, что проевропейский пафос майдана давно сменился антироссийским (или благодаря этому), власти ЕС не оставляют попыток втянуть Украину в договор об ассоциации. При этом подписывать соглашение Брюссель, кажется, намерен не с действующим президентом Януковичем, а с Виталием Кличко, которого Запад открыто поддерживает в качестве будущего украинского лидера. Глава дипломатии Евросоюза Кэтрин Эштон прогуливается по майдану под руку с революционными вождями, подбадривая протестующих. В среду Эштон вновь планирует встретиться с оппозиционным «триумвиратом» - Кличко, Яценюком, Тягнибоком – а также с Януковичем. А до нее Украину посетил еврокомиссар по расширению и политике соседства Штефан Фюле, который также поддерживает тесный контакт с майданом.

Принципы невмешательства

На саммите Россия - ЕС Украина, хоть и «не внесла никаких корректив в повестку дня», была, разумеется, в центре внимания. Глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу поприветствовал отмену Верховной радой принятых ранее «законов 16 января», послуживших поводом для новой волны массовых беспорядков в Киеве.

Что же Путин? Он занял принципиально иную позицию – не вмешиваться в украинские дела, по крайней мере, публично. Вот что российский лидер сказал по итогам брюссельского саммита: «По поводу советов Украине, как и что ей делать. Я думаю, что украинский народ в состоянии сам разобраться. Во всяком случае, Россия никогда не будет в это вмешиваться. Я могу себе представить, как бы наши европейские партнеры реагировали, если бы в разгар кризиса в Греции или на Кипре на одном из митингов антиевропейском появился бы наш министр иностранных дел и начал бы там обращаться с какими-то призывами». Возможно, Путин хотел сказать нечто иное, но прозвучало это так, будто Россия не пытается влиять на происходящее в Киеве, поскольку не может себе позволить того, что позволено европейским лидерам.

На самом деле Москва, разумеется, имеет возможность влиять на ситуацию в Украине гораздо активнее, чем, например, на сирийскую проблему. Между тем интервенцию западных держав в Сирию Путин, как принято считать, остановил (вопрос, надолго ли), а вот агрессивному политическому вмешательству в дела «братской Украины» почему-то никак не препятствует. Кремль фактически устранился от решения украинской проблемы, о чем президент России прямо заявил в Брюсселе. Он, правда, призвал европейских партнеров быть беспристрастными и критиковать за применение силы не только Януковича, но и его противников. Но вот такой реакции, которую, по словам самого же Путина, вызвала бы в Европе поддержка Москвой протестов в Греции или на Кипре, с его стороны не последовало.

Можно ли считать путинское невмешательство проявлением политической мудрости? Да, но при условии, что в Украине все «само рассосется». Если Янукович сумеет удержать власть и тем более переизберется на новый срок, Россия сохранит все экономические и политические выгоды, связанные с приостановкой украинской евроинтеграции, при этом не поссорится с Европой. Не стоит забывать, что Путин видит Украину членом Таможенного (Евразийского) союза, в который ее население в большинстве не очень стремится, а мечтает как раз о Евросоюзе. Экономическим давлением Кремль удержал осенью Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС, но «побочным эффектом» этого стал Евромайдан, активно поддержанный Западом. Разумеется, помощь Москвы в подавлении украинской революции вызвала бы только усиление антироссийских настроений как в самой Украине, так и в Европе. И Путин, вероятно, просто пытается избежать ненужных осложнений.

Уступка за уступкой

Однако ситуация такова, что майдан не только не думает «рассасываться», но и пустил метастазы по всей Украине. Речь идет о захватах боевиками оппозиции областных администраций в западной и центральной частях страны и создании параллельных органов власти – так называемой Народной рады и ее региональных аналогов. Если неделю назад силовое противостояние милиции и радикалов было локализовано на улице Грушевского в Киеве, то сегодня уже в Крыму - самом русском регионе страны – формируют народные дружины для защиты от революционных отрядов. Милиция и внутренние войска деморализованы президентской политикой умиротворения агрессора, в этой связи боеспособность сил правопорядка весьма условна. Вместе с тем на востоке и юге Украины, в крупных промышленных городах растет возмущение населения методами «демократизации», которую осуществляют в основном выходцы из Галиции и других западных областей. Страна на грани гражданской войны, избежать ее позволит лишь политический компромисс.

Попыткой достичь такого компромисса стало заседание Верховной рады 28 января, на котором были отменены многие из «репрессивных» законов, ограничивающих протестную активность. Таким образом было удовлетворено одно из требований майдана. Отставка правительства Николая Азарова стала еще одной значительной уступкой оппозиции. При этом Арсений Яценюк, которому Янукович предложил возглавить кабинет, пока что отказывается от этого поста, хотя ранее выражал готовность взять на себя «ответственность за Украину». Понятно, почему отказывается – страна на грани дефолта, кроме того, согласившись перейти во власть, лидер крупнейшей оппозиционной фракции в Раде потеряет поддержку майдана, который добивается отставки президента, и никак не меньше. Если в результате торга Яценюк так и не возглавит правительство, отставка Азарова окажется бесполезной и противостояние продолжится.

Оно, вероятно, нескоро прекратится еще и потому, что националист Тягнибок и близкие ему идейно радикалы из «Трезуба» и других боевых отрядов вовсе не горят желанием договориться с действующей властью. Они сами хотят быть властью и ради этого максимально обостряют ситуацию, выдвигают невыполнимые условия прекращения насилия, захватывают новые здания в Киеве и т.д. Власть готова амнистировать всех участников беспорядков, если в 15-дневный срок протестующие покинут майдан, освободят перегороженные дороги и захваченные здания. Однако радикалы настаивают на безусловной амнистии. Нетрудно догадаться, что, получив освобождение от уголовной ответственности, боевики продолжат наступление на режим.

Газовая контрреволюция

Действующая украинская власть медленно, но верно капитулирует, сдавая одну позицию за другой. Что мешает Януковичу адекватно реагировать на противоправные действия оппозиции, то есть попросту разогнать радикалов – это самый интересный вопрос. Возможно, на президента оказывают влияние олигархи, которые боятся экономических санкций Запада. Возможно, сам Янукович опасается, что США и Евросоюз накажут лично его. В любом случае на украинского президента оказывается мощное давление, противостоять которому самостоятельно он, очевидно, неспособен. Януковичу нужен сильный союзник, в роли которого может выступить только Путин. «Самый влиятельный человек мира» и в самом деле имеет достаточно влияния, чтобы как минимум снизить активность эмиссаров Запада на майдане, обозначив Украину как сферу в том числе российских интересов. При этом посылать российский ОМОН или тем более танки в помощь «Беркуту» не потребуется – русофобские фантазии активистов майдана останутся фантазиями. Путину достаточно публично выступить с критикой спонсоров киевской революции в такой же тональности, в какой они воспитывают Януковича. Ну и направить в Киев российских высокопоставленных дипломатов, депутатов, общественных деятелей, со своим «печеньем». Еще более эффективным шагом стала бы «братская» помощь русскоязычной Украине, которой Россия ментально гораздо ближе Львовщины.

Однако Янукович не просит Путина о помощи, и российский президент отметил это в Брюсселе. Должна ли Россия ждать сигнала SOS? Кризис власти на Украине – это объективно проблема не только Киева, но и Москвы. Совсем недавно Россия на треть снизила Украине стоимость газа и выдала 15 млрд долларов кредита, три из которых уже благополучно проедены. Путин заверил, что декабрьские договоренности не будут пересмотрены при любом исходе украинской революции. Однако он рассчитывает, что выданный кредит будет возвращен с процентами: «Для нас важно, какие бы политические силы ни были во главе правительства (Украины), - важно, какую экономическую политику они намерены проводить, вот это принципиальный вопрос».

Оставим за скобками прогноз, вернет ли деньги «москалям» гипотетический президент Тягнибок (потому что на кону именно пост главы государства). Важнее другое – за экономической целесообразностью Кремль, кажется, не замечает политического и даже цивилизационного значения российско-украинских отношений. Сегодня дешевый газ и кредиты поддерживают на плаву экономику Украины, а следовательно, режим Януковича, который хоть и мечется между Россией и Европой, но остается в значительной степени пророссийским. Если украинским президентом станет Тягнибок или даже Кличко, Россия фактически из своего кармана оплатит украинскую евроинтеграцию, а также украинизацию ныне русскоязычных регионов, введение в Украине визового режима с Россией, выдворение Черноморского флота из Севастополя. Дешевый газ и спасающие от дефолта кредиты должны быть инструментами вмешательства России в дела Украины и спасения ее от антироссийской революции, а не только приманкой в мышеловке Таможенного союза. Это должно быть озвучено Кремлем: победит майдан – не видать Киеву экономической поддержки от Москвы. Это, возможно, не остановит Западную Украину, но заставит задуматься остальную часть страны. Основная промышленность сосредоточена на востоке и юге, от цены на газ зависит благосостояние наиболее развитых украинских регионов, которые кормят дотационные западные. В Харькове или, скажем, Донецке знают, как это плохо – дорого платить за газ. Перспектива получить из-за какого-то майдана новые экономические проблемы в дополнение к уже существующим может стать серьезным консолидирующим фактором для регионов востока и юга Украины.

С одной стороны, методами экономического воздействия можно повысить мотивацию противников революции, что ускорит поражение майдана. Однако если все же режим Януковича не устоит, а Россия перестанет поставлять газ по льготным ценам и не выдаст остаток кредита, то следует, видимо, ждать усиления сепаратизма и даже раскола Украины: восток страны попросту не захочет кормить запад. Разумеется, это не лучший сценарий, хотя бы потому, что ответственность за отколовшуюся левобережную Украину придется взять на себя опять России. Но все же не такой плохой, как тот, что сейчас реализуется в Киеве.

Глеб Александров

Версия для печати