Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
18 апреля 2014

Путин умывает руки?

Разумеется, все параллели с евангельскими событиями случайны, и вообще эта легенда про Иудин грех – страшное мракобесие… Но движение сопротивления в Новороссии было предано на Страстной неделе, в канун Великой пятницы.

В течение одного дня, 17 апреля, произошло два события, первое из которых сейчас смотрится как дымовая завеса для второго.

Примерно в полдень началась прямая линия с Путиным, центральной темой которой стал Крым. Было заметно, что президенту очень хочется еще раз обратить внимание на крупный успех России, который в глазах всего мира выглядит, конечно, личным успехом Путина.

Он вообще любит возвращаться к прежним свершениям, особенно в такие моменты, когда дела текущие далеко не блестящи. Так, в новогоднюю ночь лидер нации, как все хорошо помнят, поздравлял соотечественников не из Москвы, как обычно, а с Дальнего Востока, который усилиями вертикали власти справился с последствиями наводнения. Справился, правда, еще осенью, а 31 декабря на повестке были волгоградские теракты. Но говорить о них подробно в Новый год как-то… лучше о былых успехах.

Про Крым Путин вспоминал, думая о Новороссии. Он даже вслух произнес это крамольное для укропатриотов слово – Новороссия, чем здорово воодушевил патриотов русских, по обе стороны границы. Начавшееся в Луганске и Донецке и разлившееся по всему Донбассу народное восстание, разумеется, стало продолжением Русской Весны в Крыму. Но сиквел, как известно, редко повторяет успех первой части.

Понимая это, Путин налегал на Крым, осторожно намекая, что ждать аналогичного подвига на востоке Украины (Да нет уже никакой Украины! - выкрикивали из бложиков наиболее восторженные патриоты) …да, так вот, на востоке Украины «вежливые люди» не появятся и молниеносную операцию по воссоединению русской земли с русской землей не проведут.

«Вы знаете, мы не должны при всем том, что мы сейчас переживаем с Крымом, не должны впадать в какую-то эйфорию и всегда должны исходить из реалий, - осторожно, как психотерапевт, начал Путин. - В чем эти реалии? Ну, во-первых, надо прямо сказать, все-таки национальный, этнический состав Крыма отличается от юго-востока Украины».

Возможно, он хотел уточнить, что этнически Донбасс отличается от Крыма тем, что на полуострове, кроме русских и украинцев, живут еще крымские татары, многие из которых совсем недавно предлагали уе… уезжать «домой» сторонникам воссоединения с Россией. А в Донецке и Луганске люди не отличают русских от украинцев, испытывают необъяснимые симпатии к российскому флагу, говорят исключительно по-русски, да еще и с таким «жестким российским акцентом», что укропропаганда все время пытается выдать их за путинских диверсантов.

Но Путин политкорректно свел все на результаты референдума о возвращении Крыма в состав России: «Когда я увидел результаты, когда я увидел, что практически все население «за», повторяю, у нас выбора даже другого не было и другого решения быть не могло».

Тут патриоты вновь некстати воодушевились, дескать, и в Донецкой народной республике не может быть иного решения: домой, в Россию! Но Путин оставался беспощадно трезвым: «Какая ситуация здесь (в Донбассе), мы доподлинно не знаем. Но мы точно знаем, что мы должны сделать все, чтобы помочь этим людям защитить свои права и самостоятельно определить свою судьбу. Вот за это мы и будем бороться».

Вообще-то «самостоятельно определить свою судьбу» - это как раз про референдум. Но про него Путин ничего не сказал. Зато напомнил о данном ему Совфедом праве использовать вооруженные силы на Украине. «Очень надеюсь на то, что мне не придется воспользоваться этим правом и что политико-дипломатическими средствами нам удастся решить все острые, если не сказать острейшие, проблемы сегодняшнего дня в Украине», - завершил свой сложный маневр президент России.

Поскольку ничего конкретного по ситуации в Новороссии Путин так и не сказал, каждый слушавший его сделал свой вывод. Одним его ответы показались чересчур миролюбивыми, другие увидели готовность российского лидера прийти на помощь русскому сопротивлению на Украине. Особенно восторженные патриоты написали даже про «солярного Путина» и «невероятного масштаба правителя».

Тем временем министр иностранных дел России Сергей Лавров в Женеве решал судьбу Новороссии со своими коллегами из США, ЕС и Украины. Руководство последней российские власти не считают легитимным, что не помешало Лаврову приехать на встречу с участием нелегитимного украинского «министра». Да что там киевские самозванцы – киевские карательные войска, направленные против восставшего Донбасса, не помешали главе российского МИДа, а также Джону Керри, Кэтрин Эштон и некому Дещице достигнуть договоренности относительно «первоочередных конкретных шагов, имеющих целью деэскалацию напряженности и восстановление безопасности всех граждан». Украины, разумеется.

Принятый документ заслуживает цитирования: «Все стороны обязались воздержаться от любых форм насилия, запугивания или провокационных действий». Представителей повстанцев на встречу не пригласили, но они из прессы узнали, что теперь жителям Донбасса как одной из сторон конфликта нельзя устраивать загонную охоту на отбившийся украинский танк при помощи старой «Нивы» и богатого арсенала матерных выражений. Это насилие. Нельзя также вставать живым щитом перед колоннами бронетехники, убеждать украинских солдат переходить на сторону народа, кормить их пирожками. Это одновременно запугивание и провокационные действия.

По логике и карателям нельзя теперь поливать из автоматов мужиков с палками, явившихся к воротам воинской части, поинтересоваться, зачем вы, каратели, к нам приехали. Но их постоянно провоцируют, это же очевидно, поэтому и не жалеют патронов воины хунты.

Однако суть женевского сговора заключается в этих строчках: «Все незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены; все незаконно захваченные здания должны быть возвращены законным владельцам; все незаконно захваченные улицы, площади и другие общественные места в украинских городах должны быть освобождены». То есть Киев может теперь снять постановочный ролик про то, как сдает оружие -цатая сотня майдан-обороны, за кадром вернуть стволы подконтрольным СБУ боевикам, а затем требовать капитуляции от партизан в Донецке, Луганске, Славянске, Краматорске… везде.

Освободить захваченные административные здания и площади для повстанцев означает лишиться своих крепостей и мест сбора сочувствующего населения. С учетом того, что Киев не обязан возвращать войска в места постоянной дислокации, выполнение женевских соглашений для русского сопротивления равносильно безоговорочной капитуляции. Впрочем, им в этом случае «гарантирована амнистия, за исключением тех, кто будет признан виновным в совершении тяжких преступлений». Кто из тысяч повстанцев преступник, а кто может быть прощен, решать будут, разумеется, киевские упыри. Об их милосердии можно судить по недавнему инциденту с Олегом Царевым. Кандидата в президенты жестоко избили боевики «Правого сектора», после чего «генпрокуратура» хунты завела уголовное дело. Против Царева, ведь он «сепаратист», а значит, изначально во всем виноват.

Но бывший «регионал» сам себя поставил в положение вечно потерпевшего, пытаясь договориться с захватившими власть бандитами. А ради чего должны идти на уступки восставшие жители Донбасса? Они, в отличие от Царева, умеют за себя постоять, киевскую власть не признают, требуют референдума о самоопределении. Ждут путинских «вежливых людей», но уже и без них готовы решить свою судьбу.

Но за них, кажется, все уже решили четыре министра иностранных дел. Лавров, который, как думали до сих пор даже американские журналисты, отстаивает интересы России и русского Юго-Востока Украины, на пресс-конференции по итогам встречи в Женеве ни слова не сказал про референдум. Будут ли отпущены из тюрьмы народный губернатор Донбасса Павел Губарев и десятки других арестованных активистов? Лавров высказал такое пожелание. Федерализация? Она была упомянута вскользь в одном ряду с децентрализацией. Русский язык в качестве государственного? Нет, ну это слишком. Лавров надеется, что русский займет «достойную роль в украинском обществе».

Еще одним итогом встречи стал призыв к «широкому национального диалогу в рамках конституционного процесса». Каким может быть диалог представителей хунты с восставшим народом, на днях показал гауляйтер Днепропетровской области Игорь Коломойский, через своего зама Бориса «Вешателя» Филатова объявивший награду в 10 тыс. долларов за каждого выданного русского партизана. Вешатель он потому, что еще в конце февраля поделился в своем «Фейсбуке» рецептом усмирения восставших жителей Крыма: «Нужно давать мразям любые обещания, гарантии и идти на любые уступки... А вешать... Вешать их надо потом».

Два гешефтмахера – Игорь Валериевич и Борис Альбертович – настолько уверены, что продается все на свете, что «русскоязычным братьям с Донбасса» сообщают прямым текстом прейскурант: сданный автомат – тысяча баксов, гранатомет - две тысячи, человек – десять тысяч. От блогеров не ускользнула характерная деталь: тридцать сребреников Коломойский предложил в среду на Страстной неделе, в день, когда Иуда… ну все помнят.

В том, что одни из самых тошнотворных персонажей украинской революции – олигарх Беня и его слуга - решили поторговать христианами в канун Пасхи, ничего удивительного нет. Но два других деятеля – Путин и Лавров – они-то зачем в эти дни… Понятно, что в международных отношениях без политического торга шагу не ступишь, но почему разменной монетой должна стать Новороссия, а не Сирия, например, или Иран? И почему сейчас? Или прав все-таки Егор Холмогоров, и вслед за предательством, страхом, кровью, мукой, смертью, скорбью наступит Воскресенье? Но что-то подсказывает, что выполнения последнего пункта Донбассу еще долго ждать.

Глеб Александров

Версия для печати
Главное