Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
18 июня 2014

Телефонная «разрядка»

Фото: opinionblog.ru

Телефонный разговор Владимира Путина и Петра Порошенко стал первым шагом на пути к нормализации отношений украинского и российского государств. Поможет наладить дальнейший диалог и расследование гибели российских журналистов под Луганском.

Смерть российских журналистов Антона Волошина и Игоря Корнелюка стала отправной точкой к началу диалога, важность которого трудно переоценить. После телефонного разговора Путина и Порошенко стало ясно, что отношения России и Украины точку невозврата еще не прошли. А значит, есть надежда, что напряженность в отношениях двух соседних государств может пойти на спад. Объективное расследование гибели российских журналистов под Луганском, обещанное украинским президентом, поможет двигаться по пути диалога.

Кроме самого факта, о разговоре двух президентов известно крайне мало. Официальные источники сообщают лишь о том, что главы государств обсудили вопрос возможного прекращения огня на востоке Украины. Петр Порошенко принес соболезнования и заверил Владимира Путина в том, что инцидент будет расследован, а журналистам обеспечена безопасность. Впрочем, если учесть, что до недавнего времени какой бы то ни было диалог между Путиным и Порошенко было сложно представить вообще, то теперь аналитики говорят о признании де-факто Кремлем президентского статуса Порошенко.

До сих пор неясно, кто из президентов инициировал начало диалога. В дипломатии, особенно в российской, придается особое значение факту, кому именно принадлежит инициатива звонка. Однако ни на сайте украинского президента, ни в комментарии его пресс-секретаря на это нет никаких указаний. Умалчивает об этом и официальный ресурс Кремля. Не смогли уточнить эту важную деталь и СМИ. Пресс-атташе обоих президентов, комментировавшие телефонный разговор, также не сочли нужным пролить свет на то, кто же стал инициатором «разрядки».

Думается, что скупость информации в целом и несловоохотливость президентских пресс-секретарей в частности можно объяснить достаточно просто: оба президента хоть и понимают важность двустороннего диалога, но при этом не хотят терять политические «очки», ища согласия с демонизированным «врагом», предпочитая в этой ситуации выглядеть стороной, великодушно откликнувшейся на предложение о начале диалога. Впрочем, важности самого факта прорыва «телефонной блокады» это не отменяет.

Очевидно, что как бы наблюдатели ни относились к личности Владимира Путина, нельзя не признать политическую дальновидность решения о возобновлении диалога на высшем уровне. После атаки на российское посольство и «песнопений» украинского министра иностранных дел Андрея Дещицы последовало резкое ответное заявление Лаврова. Эксперты говорили о том, что этот инцидент спровоцирует российского лидера стать еще более неуступчивым в отношении новых киевских властей.

Вот почему состоявшийся разговор многими был воспринят с облегчением и надеждой на восстановление отношений. При этом всем, кто хоть немного знаком с характером российского президента, очевидно: вне зависимости от того, был ли сам Путин инициатором разговора или ответил на звонок из Киева, он сделал шаг навстречу украинской стороне, шаг, сделать который ему было очень нелегко.

Впрочем, переоценивать этот телефонный разговор также не стоит. Шаг сделан, но продолжится ли это движение дальше, пока неизвестно. Но важно хотя бы то, что мы получили надежду.

Святослав Дмитриев

Версия для печати
Главное