Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
28 ноября 2008 | Архив

Жизнь после кризиса

Фото: Артем Коваленко, журнал «Эксперт Урал»
Андрей Порубов

Региональная экономика разрабатывает рецепты развития в новых условиях: понадобится иной подход к привлечению инвестиций и распределению бюджетных средств.

Ведущие российские эксперты, представители исполнительных органов власти субъектов Урало-Западносибирского региона и руководители крупнейших компаний обсудили последствия резкого изменения экономической конъюнктуры и возможности для региональной экономики.

Мы уже привыкли к слову кризис. И если не слышим его в течение часа, искусственно разбавляем им фразы, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к глобальной финансовой нестабильности. Панический страх прошел. Кроме пессимистических прогнозов появились оптимистические. Теперь кризис ассоциируется с новыми возможностями развития. Мы все чаще задаемся вопросами: «Что требуется для экономического роста? Как оптимизировать финансовые потоки? Куда инвестировать средства? Как изменить отраслевую структуру региональной экономики? Какой должна быть новая промышленная политика в регионах? Что сделать для развития частно-государственного партнерства и инфраструктуры?» Ответить на них постарались участники третьей межрегиональной конференции «Инвестиционные проекты Большого Урала: глобальная экономическая нестабильность и новые источники роста российской экономики», которую 13 ноября «Эксперт-Урал» провел совместно с правительством Свердловской области, экономическим факультетом Уральского государственного университета им. А.М. Горького и Уральским филиалом Агентства по прогнозированию балансов в энергетике.

Откуда проблемы

Грамотно оценить последствия кризиса для России, выработать рецепты роста в новых условиях можно, лишь разобравшись в причинах изменения экономической обстановки. Сегодня это излюбленная тема даже на кухне. И вроде уже все понятно: мы имеем дело с классическим кризисом перепроизводства. Мир жил за счет того, что искусственно взвинчивалось потребление. Основная проблема тоже хорошо известна – кризис ведущих финансовых институтов.

Россия оказалась в эпицентре новой экономической действительности, обнажив неумение вкладывать «лишние» деньги в отрасли, в меньшей степени подверженные колебаниям. По мнению партнера отдела корпоративных финансов консультационной компании КПМГ в России и СНГ Александра Ерофеева, стало модно говорить – «нас подвел мировой кризис». Но эта позиция опасна:

«Американцы все это время спокойно «пили водку» на своем празднике ипотечных деривативов. Но мы тоже много лет «пили» – нефть, причем не закусывая».

Дмитрий Толмачев, главный редактор журнала «Эксперт-Урал», генеральный директор аналитического центра «Эксперт-Урал»: «Инвестиционные проекты, направленные на внутреннее развитие (повышение производительности, сокращение издержек), предприятия постараются реализовать при любом, даже самом пессимистичном раскладе. А вот проекты расширения мощностей будут свернуты повсеместно».

И все эти благоприятные годы не использовали для того, чтобы развивать малый и средний бизнес, инновации. Забыли провести пенсионную реформу, в результате у нас нет частных пенсионных фондов, традиционно во всем мире являющихся источниками инвестиций. Наши компании набирали кредит за кредитом. А когда источники для рефинансирования кредитов иссякли, легче всего стало винить в этом мировой кризис. Хочется спросить: а почему вы считали, что вас всегда будут рефинансировать? В сложившейся ситуации виноват не мировой кризис и не американцы. Виноваты мы сами. И чем быстрее мы это поймем, тем для всех будет лучше. До сих пор не принят работающий закон о банкротстве, который позволил бы кредиторам понять, как они вернут свои деньги. Возможны самые разные сценарии. В лучшем случае это будут некие договоренности с должником о рассрочках, в худшем – масса односторонних действий кредиторов против должника: захват активов, наложения, взыскания. Пока еще не поздно, есть несколько месяцев, я бы призвал и деловое сообщество, и органы власти принять участие в выработке цивилизованных правил поведения должника и кредитора. Они будут востребованы в ближайшем будущем.

По мнению главного редактора журнала «Эксперт» Валерия Фадеева, в России ценности потребления «передавили» ценности трудовые и общество начало забывать, что надо много работать, а не просто красиво потреблять – ходить по бутикам и ездить по заграницам. Экономика, ориентированная на экспорт, менее устойчива, чем работающая на внутренний рынок. Нам всем нужно стать немножко трезвее: бизнес должен умерить свои аппетиты в части рентабельности, государство – понять, что важны не только финансовая игра и попытки встроиться в мировую экономическую систему. Нужно развивать внутренний рынок.

Виктор Кокшаров, председатель правительства Свердловской области: «Согласно стратегии социально-экономического развития Свердловской области до 2020 года, нам нужно изменить структуру экономики через инновационное обновление традиционных секторов и создание новых, увеличить объемы инвестиций более чем в шесть раз, доходы консолидированного бюджета – более чем в пять раз, а также численность населения, занятого в экономике области».

Председатель правления Уральского банка Сбербанка России Владимир Черкашин заявил, что финансовый кризис в России еще не наступал. Потому что кризис на Западе – это кризис плохих долгов. В России плохих долгов не было, есть долги перед Западом, которые не рефинансируются. И это легло тяжелым бременем и на федеральный бюджет, и на стабилизационный фонд, из которого сейчас деньги идут на рефинансирование множества займов. Надо думать о том, как поступать в этих условиях с банковской системой. Впереди кризис дефолтов промышленных предприятий. По словам Владимира Черкашина, позаботиться о преодолении прямых последствий кризиса придется завтра, о развитии экономики – только послезавтра.

Как выйти

Итак, инвестиционная активность снизилась, часть проектов заморожена, из-за падения цен на металлы, сырье и энергоносители меняется структура рынков, доступность кредитов уменьшается, предприятия вынуждены сокращать численность персонала. Как справляться с последствиями?

По мнению директора фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Владимира Княгинина, для грамотного выхода из кризиса нужна активная позиция властей. Например, власти говорят, что мы только сжимаем бюджет. Да, умерить аппетиты лучше, чем оставить все как было, но этого мало. Необходимо регулирование ситуации со стороны

государства, понадобятся институты развития, нужен кризисный штаб, ему следует заняться отработкой методик выживания в новых экономических условиях. Подобными методиками должны озаботиться и предприятия. Понятно, что придется отказаться от некоторых инвестпроектов, но при этом необходимо сохранить проекты развития транспортной и энергетической инфраструктуры.

По мнению председателя правительства Свердловской области Виктора Кокшарова, сегодняшняя ситуация заставляет говорить о перспективах, которые откроются после кризиса, и к этим перспективам готовиться. Нужно сконцентрировать усилия на развитии высокотехнологичного сектора при сохранении и обновлении традиционных производств. Уровень экономического развития Среднего Урала в четыре раза ниже мирового. Чтобы нам к 2020 году догнать мир, ВРП должен расти на 11 – 13,5% в год. Существует три сценария развития: инерционный, оптимистичный и инновационный. Наиболее желательна реализация последнего.

Илья Долматов, директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий Государственного университета – Высшей школы экономики: «Основные ограничения для привлечения инвестиций в инфраструктурные отрасли – наличие предельных уровней тарифов и прозрачных прогнозов их динамики, длительная ежегодная процедура согласования инвестиционных программ»

Что необходимо для наращивания вложений в региональную экономику? Разработка инвестиционной стратегии, выделение зон опережающего развития и формирование территорий инновационного развития, внедрение механизмов государственно-частного партнерства, переподготовка кадров, изменение миграционной политики, создание институтов развития, в частности корпорации развития Среднего Урала и инвестиционного фонда Свердловской области.

Инструменты развития

Если посмотреть на антикризисный план США, мы увидим: пожарный выкуп проблемных активов занимает в нем далеко не главные позиции. Основное внимание отводится венчурным инвестициям, созданию новых технологий. В России эти задачи предстоит решать институтам развития. В мире масса примеров успешной деятельности этих институтов, в значительной степени они фокусируются на инфраструктуре развития частной инициативы, частного бизнеса. Поэтому в портфелях банков развития значительную долю составляют именно такие проекты.

По словам проректора ГУ-ВШЭ, директора Института проблем государственного муниципального управления Андрея Клименко, институты развития хороши не сами по себе – они выполняют определенные функции. К сожалению, многие региональные корпорации развития нечетко формулируют свои цели, говоря об улучшении экономики в целом. Поэтому их координация должна обеспечиваться аналогичными федеральными институтами, но при этом речь идет не о дублировании, а взаимоподдержке.

Александр Ерофеев считает, что региональные институты развития и ВЭБ не должны финансировать проекты целиком и полностью. Основная задача корпораций развития состоит прежде всего в том, чтобы не конкурировать с коммерческими банками, а, наоборот, идти туда, куда частный сектор без них не пойдет, и создавать для него максимально благоприятные условия.

На территории Большого Урала дальше остальных в вопросе формирования институтов развития продвинулась Свердловская область. Здесь корпорация развития будет создаваться в виде акционерного общества. Институт, если он заработает, позволит диверсифицировать риски и сократить сроки реализации инвестпроектов, в том числе за счет ускорения необходимых процедур согласования, минимизировать инфраструктурные ограничения.

Плюсы

Александр Ерофеев, партнер отдела корпоративных финансов консультационной компании КПМГ в России и СНГ: «Очень скоро мы увидим реальные дефолты многих компаний. Между тем у нас так и не появилось работающего закона о банкротстве, который позволяет кредиторам понимать, как вернуть деньги. Пока не поздно, я призываю деловое сообщество и органы власти выработать цивилизованные правила поведения должника и кредитора».

Позитив в состоянии кризиса тоже есть. Мы получим если не дефляцию, то сниженную инфляцию за счет того, что будут падать издержки. Кризис создает возможности для структурных перемен в экономике, для перетока трудовых ресурсов. И здесь очень важно, чтобы политика на рынке труда позволяла обеспечить его мобильность, чтобы люди могли переходить в отрасли, способные развиваться.

Декан экономического факультета Уральского госуниверситета Сергей Кадочников считает, что нужно говорить о стимулировании притока прямых инвестиций – они не так резко реагируют на колебания цен на фондовые активы.

Сокращение ключевых рынков и падение объемов производства не может не сказаться на экономическом росте регионов. В новых условиях необходимо скорректировать прогнозы развития, заново оценить целесообразность ряда инвестиционных проектов, отказаться от запуска части новых масштабных проектов, но сосредоточиться на повышении эффективности уже существующих. Речь не идет о заморозке всех проектов. Некоторые, особенно ориентированные на развитие транспортной инфраструктуры, необходимо сохранить. Кризис не вечен. Пора готовиться к подъему.

Версия для печати