Адыгея:  Путин представил Мурата Кумпилова в числе кандидатов на пост главы республики
15 марта 2017

КПРФ: на задворках Мавзолея

Коммунисты верят в Сталина, но поклоняются Ленину

Фото: kprf.ru

Лицемерно возвеличивая Ленина и охраняя его Мавзолей, вожди КПРФ лишают партию перспектив: за сто лет «свет Великого Октября» сильно потускнел, а задушивший революцию Сталин, напротив, с каждым днем популярнее.

Новый виток ожесточенной дискуссии вокруг судьбы Мавзолея Ленина спровоцировала Русская православная церковь за рубежом (РПЦЗ). В послании по случаю столетней годовщины революции Архиерейский синод РПЦЗ выступил с инициативой: «Одним из символов примирения русского народа с Господом могло бы служить освобождение Красной площади от останков главного гонителя и мучителя XX века и сокрушение поставленных ему памятников».

В РПЦ назревающий скандал постарались замять, сообщив для СМИ, что послание РПЦЗ «адресовано во внешний мир, а не внутрь Церкви». В Московской патриархии вынуждены считаться с политической ситуацией, поэтому сводить исторические счеты с большевиками не спешат. В феврале глава Синодального отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион (Алфеев), выступая на конференции «Памяти погибших. Февраль. Трагедия. 1917 год», призвал не торопиться с захоронением тела Ленина: «Не место ему в центре Москвы, не место этой набальзамированной мумии у стен Кремля, но я думаю, что это вопрос времени. Мы не должны торопить события, осуществлять какие-то действия, которые могут расколоть общество».

Проклятая гробница, тем не менее, регулярно генерирует смуту, хотя и не в революционных масштабах. Призыв митрополита Илариона оказался гласом вопиющего в пустыне: его не услышали ни в Нью-Йорке (где находится резиденция предстоятеля РПЦЗ), ни в российской Госдуме. Вслед за посланием заокеанского Архиерейского синода СМИ растиражировали депутатский запрос члена фракции ЛДПР Ивана Сухарева на имя спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Председателя верхней палаты депутат просит рассмотреть вопрос «демонтажа погребального сооружения Владимира Ленина на Красной площади». Столетие революции – отличный повод для этого, считает Сухарев. «Большевистский переворот по сути был преступлением против государства. Теперь мы живем в совершенно иной стране, но символы, мертвецы продолжают находиться в центре столицы. Нужно раз и навсегда поставить точку в данном деле и примирить красных и белых, похоронив большевистских вождей по православному обряду», – заявил Сухарев уже для RT.

О вождях во множественном числе депутат говорит, вероятно, исходя из навязчивой идеи его партийного начальника Владимира Жириновского – ликвидировать весь некрополь на Красной площади. В ЛДПР давно уже решили, что не только Ленин «и другие официальные лица», но и Жуков с Гагариным должны покоиться на мемориальном кладбище в Мытищах, хотя советских космонавтов и военачальников трудно назвать большевистскими вождями. А тех, кого так можно назвать, довольно странно было бы хоронить по православному обряду: у Кремлевской стены погребен, например, прах Инессы Арманд.

Однако чудаковатость конкретного депутата Сухарева (он предлагал праздновать День защитника Отечества не 23 февраля, а 29 августа) не умаляет всей серьезности ситуации вокруг Мавзолея. Во всяком случае коммунисты шутить на эту тему не расположены и в очередной раз дали гневную отповедь всем сторонникам выноса тела. «Заявления, от кого бы они ни исходили, о гробокопательстве на Красной площади мы рассматриваем как абсолютно провокационные», – сказал журналистам 14 марта Геннадий Зюганов.

«Ленин захоронен в соответствии с законами нынешней Российской Федерации. Более того, если вы решили кого-то перезахоронить, то обязаны обратиться к ближайшим родственникам покойного. И они должны вам дать письменное согласие. Я собирал всех родственников тех, кто захоронен на Красной площади. Они категорически высказались против перезахоронений. Все до единого!» – ответил лидер КПРФ по сути Жириновскому, не называя его.

«Теперь даю ответ тем, кто призывает к примирению, – обратился Зюганов уже к РПЦЗ. – Это кощунственное предложение (Архиерейского синода) и примирение абсолютно несовместимы. Каким образом вы призываете к примирению, если даже не знаете элементарных законов Российской Федерации?».

Защищая главную святыню созданного большевиками квазирелигиозного культа – вечное тело Ленина (на символическом уровне отождествляемое с нетленными мощами святых), Зюганов проявил поистине иезуитскую гибкость ума. «Если вы откроете нынешний закон о захоронениях, то там написано, что захоронения выполняются в двух формах: в могилу и в склеп. Захоронение в склепах – это традиция российской державности. Хотите в этом убедиться – поезжайте в Киево-Печерскую лавру, вы там увидите мощи Ильи Муромца. Если поедете в Псково-Печерскую лавру, вы там увидите родственников Пушкина и Кутузова», – просветил безграмотных заокеанских попов председатель ЦК КПРФ. Заодно и русским национал-патриотам урок дал: мумия под стеклом и в усыпальнице, напоминающей древневосточный зиккурат, – это вполне в духе русской традиции.

Столь ревностным адептом был бы доволен сам Ленин, но и Сталин тоже. Умело защищая храм-трибуну на Красной площади, Зюганов подчеркнул преемственность РФ по отношению к СССР, а современной российской власти – к власти советской: «Никаких других подписей под нашим членством в ООН и в Совете Безопасности, где мы имеем право вето, кроме подписи Сталина нет. Поэтому те, кто покушается на светлые имена основателей нашего государства, по сути дела, покушаются на стабильность и устои нынешней Российской Федерации».

Имя Сталина, казалось бы, прозвучало между прочим, ведь его тело вынесли из Мавзолея еще в 1961г. по приказу Хрущёва (в 1953г. он же, вместе с товарищами Берией, Маленковым, Молотовым, Ворошиловым, Булганиным, Кагановичем и Микояном, на своих плечах внесли в Мавзолей гроб с телом вождя). Но если Хрущёв на печально известном Двадцатом съезде осудил культ личности Сталина, то Зюганов и нынешний ЦК осуждают Хрущёва, одним докладом обрушившего авторитет партии и веру в социализм.

Зюганов не решается отрицать сталинские репрессии, но чаще говорит о «ленинско-сталинской модернизации» и цитирует приписываемую Черчиллю фразу «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой». Ежегодно 5 марта, в день смерти вождя, Зюганов во главе группы товарищей возлагает траурные цветы к могиле Сталина, зажатой между каменной глыбой Мавзолея и Кремлевской стеной. Укрытый венками бюст генералиссимуса ютится фактически на заднем дворе советской пирамиды, отчего церемония проходит как бы тайком.

Зюганов, конечно, убежденный сталинист и даже не скрывает этого, но символ веры он декларирует в своей неповторимой манере, бесконечно рассуждая о достижениях СССР: «Мы за 20 лет увеличили потенциал в 70 раз и стали первой державой мира... Победа в мае 1945 года немыслима без авторитета, воли и полководческого таланта Сталина».

Так случилось, что постсоветские граждане верят в прекрасное прошлое больше, чем в светлое будущее. Возможно, перестройка и ельцинский хоррор научили, что дальше будет хуже, а всё хорошее закончилось в 1985-м. Возможно, Зюганов просто рассказчик замечательный, в придуманной им стране хочется жить. Ностальгию по советскому прошлому лидер КПРФ эксплуатирует в политических целях, но не слишком удачно: 17% на президентских выборах – это и есть его ядерный электорат.

Однако Сталин в нашей стране гораздо популярнее Зюганова и компартии: согласно январскому опросу «Левада-центра», с «восхищением», «уважением» и «симпатией» к вождю относятся 46% опрошенных. Менее чем за год одобрение Сталина возросло на 9% и достигло 16-летнего максимума. Но если почти каждый второй в душе сталинист, почему в Думе большинство не у КПРФ, а в Кремле – не Зюганов?

Образно выражаясь, коммунисты не в Кремле, потому что они до сих пор в Мавзолее – сторожат тело Ленина, поздравляют друг друга с юбилеем «Великого Октября», гордятся революцией, как будто сами ее совершили. Но тем, кто уважает Сталина, не нужен переворот столетней давности, им нужна социальная справедливость – здесь и сейчас. Между революционером Лениным и задушившим революцию диктатором Сталиным Россия выбирает диктатора. Между хаосом гражданской войны и железным порядком – порядок. Между тотальной клептократией и ГУЛагом – ГУЛаг и отдельный лесоповал для министров.

Призрак сталинизма бродит по России, не случайно Григорий Явлинский, анонсируя реформу «Яблока», призвал добиваться официального «отказа от советского, большевистского и сталинского наследия». Рамзан Кадыров отнюдь не либерал, он за февраль 1944-го шлет проклятия Сталину в своем «Инстаграме», только у Сталина всё равно «подписчиков» больше.

Быть поклонником тирана, которого потомки его слуг старательно приравнивают к Гитлеру, чье имя стерто со всех топонимов, включая Сталинград, – для этого нужна смелость. Поэтому в реальности сталинистов в РФ может быть даже больше, чем показывают опросы. Часть этих людей голосует за Зюганова за неимением подходящего кандидата, но более харизматичный политик собрал бы все эти 46% (которые через несколько лет могут вырасти до условных 86%). Сталинизм не тождественен, как известно, марксизму-ленинизму, он вообще шире любого -изма. Но в современных условиях генералиссимуса можно представить, скорее, правым популистом.

Такие политики сегодня наиболее востребованы в Европе, таковы (со своей спецификой) Трамп и Си Цзиньпин. Зюганов не такой, он обращен в прошлое, лишая свою партию политического будущего. Мавзолей рано или поздно закроют под предлогом реставрации и тихо очистят от ленинского праха, а коммунистам придется искать себе нового идола взамен поверженного. По привычке они пойдут к бюсту Сталина, но обнаружат, что самый ненавидимый и обожаемый правитель в русской истории уже не принадлежит советским пенсионерам. Подобно другим личностям сопоставимого масштаба, он равен лишь своей эпохе, которая может быть великой или не очень. Сталинская эпоха оказалась грандиозной, и отменить ее решением партсъезда или постом в «Инстаграме» не получится.

Зюганов же равен переходному периоду, который принято называть постсоветским. Во главе своей партии лидер КПРФ сторожит Мавзолей основателя государства, которого нет. Скоро не станет и Мавзолея, красные примирятся с белыми, всех похоронят по православному обряду, постсоветский период закончится. А какой начнется? 

Антон Ивановский
Версия для печати