Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
14 сентября 2009 | Архив

Итоги скандала вокруг охоты ВИП-браконьеров на горных баранов на Алтае

Фото: life.ru

Елена Лебедева-Хоофт – биолог, переводчик и предприниматель, активно живущий на две страны – в России и Нидерландах, излагает свою точку зрения на предварительные итоги расследования трагедии в республике Алтай.

9 января 2009 года в Республике Алтай разбился вертолет «Газпромавиа», VIP-пассажиры которого, как выяснилось вскоре после и несмотря на, занимались браконьерством. Общество возмутилось. Открыто, громко и искренне. Не только в блогах, но и в уважаемых многими СМИ – газетах «Ведомости», «КоммерсантЪ», «Новая газета», в передачах «Эха Москвы», видеоблогах, многих региональных изданиях, среди которых, конечно же, надо выделить «Алтапресс» с общественным форумом, под одним из сообщений собравшим за эти восемь месяцев почти восемь тысяч комментариев по существу. Что имеет возмущенное и искреннее общество в настоящий момент, день-в-день с момента катастрофы, «в сухом остатке»? Фактически ничего. Власти в Республике Алтай «сдали» в январе, на самом пике общественного неприятия, – одного главного организатора и явного бенефициара ВИП-браконьерства. Так уж сдали? Всего лишь ушел человек с должности заместителя председателя Правительства РА – а ведь это один из главных фигурантов скандала. Всемирный фонд природы при активной поддержке настоящих охотников собрал в феврале-марте за 10 дней акции более 6000 тысяч подтвержденных подписей россиян в адрес Д. Медвева и Б. Грызлова о необходимости гласного расследования и общественного осуждения браконьерской охоты. Ответы получены в мае – о том, что СКП начал следствие (наконец! 4 месяца спустя!) по статье 258 УК РФ. Но с мая – и здесь стена молчания. Весной же 2009 года Росфиннадзор проверял в Республике Алтай законность расходования финансовых средств (ведь за ВИП-развлечения было уплачено). Глава Республики вполне удовлетворен результатами проверки – обнаружено нецелевое расходование ВСЕГО 29 миллионов рублей за 1 год проверки. Отмечу, это на республику с числом жителей в 250 тысяч жителей. Пикеты и митинги – в Москве и в Горно-Алтайске. Массовые обращения граждан – в Генпрокуратуру, Президенту, Премьеру… Помните, даже открытие блога Медведева ознаменовалось скандалом о забаненных комментариях с вопросами по Алтайгейту? Но все-таки на сегодня в сухом остатке:

второй пилот Максим Колбин – один из непосредственных свидетелей браконьерства и последствий катастрофы – вновь приступил к полетам;

Анатолий Банных, бывший зам.главы Правительства РА – вне должности, но очевидно вполне спокойно занимается бизнесом;

двое других выживших – Николай Капранов и Борис Белинский – очевидно продолжают, укрытые стеной молчания (и тут как раз слава Богу!), поправлять здоровье. Им, уверена, это боль и память и наука на всю жизнь;

МАК опубликовал свои итоги расследования – непосредственно в крушении оказался виноват очень опытный и уважаемый приглашенный для этого случая местный пилот (земля пухом ему);

глава Республики продолжает бороться с теми, кто борется за правду (тут, например, шедевр). Вместе со своей пресс-службой, которая в те январские дни столь виртуозно изобретала ходы прикрытия;

в Республике «смирились и дали добро» на создание национального парка «Сайлюгемский» – правда отрезав при этом из планируемой территории все наиболее ценные для архаров и для новых ВИП-охот территории на том самом хребте Сайлюгем. Новая ООПТ создается за бюджетные средства – но мало понятно, кого на Сайлюгеме это сохранит;

статьи за браконьерство предложено вывести из сферы действия УК РФ и отнести к административным правонарушениям;

принятый и, вопреки громко заявленному мнению научной и охотничьей общественности, подписанный Президентом «Закон об охоте» открывает дорогу для организаторов легально создаваемых закрытых угодий для ВИП-охот;

Управление охотничьими ресурсами магическим решением остается (вместо переподчинения в МПР РФ) в структуре Министерства сельского хозяйства, но при этом уводится под леса. Структура управления ресурсами остается неясной.

Попробуем ответить на ключевые вопросы:

Получило ли общество ответ на запрос о гласном расследовании ВИП-браконьерства и коррупции на Алтае? Нет.

Созданы ли за это время условия для предотвращения ВИП-браконьерства в России? Нет, скорее наоборот.

Послужила ли Алтайская катастрофа уроком тем, кто при власти? Нет, тому подтверждение – последовавшие гибель иркутского губернатора и минусинского мэра.

«В нашей жизни очень важно говорить правду», – утверждал гарант нашей Конституции. Да, это действительно важно. Но надо это делать. Как надо постоянно напоминать, что Закон один для всех. Сегодня, 8 месяцев спустя, общество продолжает требовать правду. И я соболезную родным погибших и может быть вдвойне – родным тех, кто стал в результате этого ВИП-развлечения инвалидом – но предполагаю, что и родные и близкие этих людей тоже хотят всей правды. Есть у меня повод так думать.

Елена Лебедева-Хоофт

Ведомости

Версия для печати
Главное