Евстифеев:  за восемь месяцев работы в регионе я не видел, чтобы сенатор Дементьева каким-то образом помогла республике
5 апреля 2017

Приготовиться к посадкам!

Самый актуальный для губернаторов вопрос – кто следующий?

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Арест главы Удмуртии Александра Соловьёва говорит о том, что борьба с коррупцией во власти продолжится в основном на региональном уровне. Это ответ на вчерашний запрос общества – сегодня граждане ждут совсем других «посадок».

Заслуженный строитель РФ, почетный дорожник, кавалер ордена Дружбы, видный единоросс и до 4 апреля глава Удмуртии Александр Соловьёв отрешен от должности в связи с утратой доверия, этапирован в Москву и арестован. Гражданина Соловьёва обвиняют в получении взяток на сумму более 140 млн рублей. В депрессивном регионе такое мздоимство не только преступно, но и цинично: полученное «на лапу» одним человеком – это 5600 средних зарплат жителей республики.

Арест Соловьёва, с одной стороны, четко укладывается в долгосрочный антикоррупционный тренд. Сажать нечистых на руку глав регионов в последнее время у Кремля вошло в привычку: в 2015г. был осужден Николай Денин (Брянская область), арестованы Александр Хорошавин (Сахалин) и Вячеслав Гайзер (Коми), в 2016г. за решеткой оказался Никита Белых (Кировская область).

С другой стороны, летом прошлого года был четко обозначен тренд на либерализацию и гуманизацию политической системы. С тех пор он медленно, но верно нарастает, проявляясь в назначениях губернаторов «с человеческим лицом», в заботливом внимании Кремля к правозащитникам, экологам, представителям малого и не очень малого бизнеса, а также в знаковых помилованиях нескольких активистов с девиантным поведением.

Воспользовавшись смягчением режима, оппозиция попыталась перехватить антикоррупционную повестку, вылив на власть имущих свой мартовский «компот» (как назвал известное расследование его главный фигурант). Из чего бы ни состояло это варево, оно пришлось по вкусу многим. На какое-то время сложилось впечатление, что каналы самоочищения власти засорились и функцию ассенизатора должно взять на себя гражданское общество.

Однако было бы наивно ожидать, что Кремль без боя уступит антикоррупционную повестку оппозиции, тем более несистемной. Энтузиасты из ФБК фактически подтолкнули власть к возобновлению жесткой политики в отношении казнокрадов и взяточников. Людям, понимающим логику бюрократии, уже в марте стало ясно, что очередное громкое дело против губернатора-мздоимца не за горами.

Разработка Соловьёва велась с 2016г., но именно после митингов 26 марта его участь была решена. 30 марта на арктическом форуме в Архангельске Путин сказал: «Борьба с коррупцией – да», и это прозвучало как обещание. Возможно, так совпало, и правоохранительные органы только на днях положили на стол президенту факты, бесспорно изобличающие Соловьёва. Но его адвокат утверждает, что дело расследуется уже год.

Почему именно глава Удмуртии, а не другой губернатор? Хорошо известно, что в РФ все или почти все главы регионов ходят под статьей, но не каждого можно привлечь. Помимо руководителей некоторых республик из числа неприкасаемых (которых у нас нет) есть статусные и заслуженные губернаторы, есть, напротив, недавно избранные, не успевшие провиниться. Наконец, существуют честные главы регионов, как бы неправдоподобно это ни звучало. Выбор кандидатов на «посадку» не так уж велик, хотя ротация губернаторского корпуса расширяет возможности борцов с коррупцией.

Соловьёв в этом смысле был практически идеальным кандидатом: кроме собранных следствием материалов против него работали возраст, управленческая неэффективность, отсутствие сильных покровителей. Сам неофициальный титул «переходного» главы (зачем его вообще назначили?) создавал предпосылки для досрочной отставки. А если этот временщик еще и берет не по чину (то есть больше, чем экс-министр экономики), то он просто персонифицированный образ коррупции, которой в очередной раз объявлена война.

Боевая задача в начавшемся наступлении примерно понятна. Если принять за образец наиболее результативный 2015г., до конца этого года можно ожидать еще две «посадки», а до президентских выборов... Точно никто не знает, ясно одно – интенсивность самоочищения госаппарата напрямую зависит от активности оппозиции. До марта 2018-го протест под лозунгом борьбы с коррупцией будет лишь нарастать, значит, некоторым главам регионов пора сушить сухари.

Слабое место этой стратегии в том, что аресты начальников регионального и муниципального уровней уже не в полной мере отвечают требованиям общества. Ощущение тотальной клептократии порождает запрос на такую же сплошную борьбу с коррупцией, «невзирая на чины, звания и прошлые заслуги». Иными словами, граждане ждут, что чиновники начнут выполнять свои же обещания. Пока же в СМИ обсуждают утечки о том, что Алексея Улюкаева могут «отпустить с миром», как ранее отпустили Анатолия Сердюкова и Евгению Васильеву. 

Александр Билибин
Версия для печати
Главное