Магаданский губернатор Носов:  объединение, восстановление Русского мира остановить невозможно
27 декабря 2021

Политолог Бурлаков: 2021-й прошел без потрясений – все было стабильно плохо

Прошедший политический год, по мнению заведующего кафедрой массовых коммуникаций Школы гуманитарных наук ДВФУ Виктора Бурлакова, как для страны в целом, так и для Дальневосточного округа и Приморского края оказался в целом спокойным: «В том плане, что не было каких-то потрясений. Все было стабильно плохо. Учитывая нашу продолжающуюся пандемию, периодические волны, которые накатывались на Приморский край в частности, с ними более-менее удалось справиться. Были подвижки в кадровой политике. В частности, уход мэра города Владивостока, приход нового мэра города. Но каких-то тектонических сдвигов это не вызвало, к принципиальным изменениям не привело. Конечно же, нельзя забывать о выборах, которые проходили по осени и к которым очень активно готовились. Выборы прошли достаточно ровно, без каких-либо эксцессов, без серьезных проблем. В общем-то, год оказался стабильно плохой. Никаких ярких выпадов не было. Ситуация никак не улучшалась, она оставалась стабильно тяжелой. Перспектив пока мы тоже не наблюдаем. Утешение одно: вся страна в таком состоянии. И Приморский край в этом плане не исключение».

Что касается тех особых полномочий, которыми губернаторов наделили в уходящем году, то, по мнению политолога Виктора Бурлакова, эти полномочия были в значительной мере формальными: «В системе управления регионами уровень самостоятельности определяется объемом средств, который может потратить данный самостоятельный чиновник. Чем больше средств может потратить данный чиновник без определенных комментариев, без оглядки на вышестоящие органы, тем более он самостоятелен. Просто так говорить «делайте что хотите» – это не наделение самостоятельностью. Это перекладывание ответственности. Надо понимать, что борьба с пандемией не может носить характер деятельности только губернаторов. Да, безусловно, губернаторам виднее на местном уровне, что делать, с ними нужно поддерживать постоянный контакт. Но опыт подсказывает, что противостоять этой болезни возможно только централизованным образом, только при консолидации усилий всех сторон – как региональных, так и федеральных властей. Другим способом это сделать нельзя. На уровне регионов – тем более, по той простой причине, что у нас четко выделяются регионы достаточно богатые и регионы не очень богатые. У нас разные регионы по уровню инфраструктурной насыщенности. И масса других показателей. И в этом плане говорить «ребята, мы даем вам полномочия, делайте что хотите, но денег вам не дадим, потому что их нет», какие это расширения полномочий? Как с этим бороться? Да никак. Я это рассматриваю как перекладывание ответственности на региональные плечи. Кто-то справился, скажем, в Москве, а какой-то целенаправленной единой политики выработано не было. Да, и губернаторам очень часто приходилось, что называется, по непонятным, каким-то своим наработкам действовать. Совершенно очевидно, что нет возможности на региональном уровне придумать вакцину и производить ее. Это возможно только в рамках страны в целом. Совершенно очевидно, что применение каких-то ограничительных мер на уровне региона также не имеет каких-то серьезных оснований. Хорошо, закроем мы на ночь питейные заведения. А вирус только ночью распространяется? Эти странные вещи вызывают только недоумение. Внешне губернаторы что-то пытались сделать, но, учитывая их ограниченные возможности, ничего сделать они так и не смогли и не смогут в дальнейшем».

Делая прогноз на 2022г., завкафедрой Школы гуманитарных наук ДВФУ сказал, что особых изменений в региональной политике не произойдет, даже с учетом того, что Дума уже приняла новый закон о публичной власти, где есть много формальных изменений для органов управления субъектов РФ: «Да, какое-то определенное влияние центра на регионы будет, но, собственно, куда еще дальше-то? Мы можем наделить губернатора правом избираться хоть 500 раз подряд, но если у него не будет никаких денег, если он не будет влиять на процессы, то его власть будет ограничена. Это очевидно. Поэтому кардинально подобный закон вряд ли что-то изменит, но он облегчит, может быть, некоторые процедуры, скажем, снятия губернаторов. Я думаю, что он не сможет как-то серьезно повлиять на региональную политику».

Версия для печати