Дмитрий Песков:  необходимость каникул видят и принимают соответствующие решения главы регионов в рамках полномочий, которыми они обладают
14 сентября 2020

Политологи обсудили, почему выборы иркутского губернатора не перешли во второй тур

Эксперты назвали причины, которые не позволили кандидату в губернаторы Иркутской области от КПРФ Михаилу Щапову перевести выборы во второй тур. Его вероятность ранее оценивалась как высокая. По словам политтехнологов, Щапов провел «качественную по смыслам, по содержанию кампанию», как и подобает политику нового типа с качественным присутствием в новых медиа. Однако, как считают наблюдатели, он мог потерять проценты, отказавшись от «чернухи» и критиканства в адрес региональных властей. Эксперты также считают, что Щапову, в отличие от действующего губернатора Кобзева, не хватило времени и ресурсов на полноценную кампанию. При этом, по их мнению, он сумел удержать вокруг себя протестный электорат.

По итогам голосования губернатором Иркутской области избран врио главы региона Игорь Кобзев. За него проголосовали 60,73% пришедших на выборы. Второй результат – у депутата Госдумы, кандидата от КПРФ Михаила Щапова. Он набрал 25,59%.

Стоит сказать, что ранее эксперты прогнозировали высокую вероятность второго тура на выборах губернатора Иркутской области. Такие версии также звучали в различных федеральных рейтингах.

Политконсультант Владислав Шиндяев выделил ряд причин, которые не позволили Щапову перевести выборы губернатора во второй тур: «Кампания проходила в очень сжатые сроки, кампания проходила в условиях ограничений, связанных с коронавирусом, и при ограниченном количестве ресурсов. Большинству кандидатов даже не хватило времени для того, чтобы довести свою позицию до большинства муниципалитетов и избирателей Иркутской области. Кампания прошла напряженно, но для того, чтобы обеспечить полноценную борьбу за пост губернатора, необходимо больше времени, а месяца, конечно, мало. В итоге избиратели выбрали того, кто был им более известен. Кампания Щапова была достаточно эмоциональная, она была обращена к избирателям. Но она наложилась на период, когда все устали от коронавируса, от выборов. Эти выборы стали вторым серьезным электоральным мероприятием после голосования по Конституции».

Говоря о кампании Щапова, эксперты обратили внимание на то, что он не использовал грязные технологии и неконструктивную критику региональных властей, а активно встречался с аудиторией, вел работу в соцсетях. «Это была хорошая кампания, – сказал политконсультант, директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов. – А самое главное очень качественная по смыслам, по содержанию. Щапов успешно работал с болевыми точками. Он очень успешно строил свое позиционирование. Он сумел капитализировать весь протест вокруг себя, сумел заручиться поддержкой значительной части местных элит. Это не первый случай, когда оппозиционер с системным бэкграундом так делает. Можно вспомнить Вадима Потомского, который баллотировался в Брянской области. Он, несмотря на принадлежность к КПРФ, был системным политиком и поэтому стал губернатором Орловской области. Сюда же можно отнести мэра Новосибирска Анатолия Локтя».

В то же время политолог Сергей Шмидт не исключает, что именно «чернухи» могло не хватить Щапову для того, чтобы увеличить свои шансы на выборах губернатора Иркутской области: «Кампания Щапова была оригинальной, свежей, креативной. Но она была для людей, которые могут оценить творческое, изобретательное начало в политических технологиях. При этом местная КПРФ занималась «антикобзевской чернухой». Эту сторону кампании они взяли на себя. Щапов в этом смысле остался чист. И могу предположить, что как раз «чернухи» и не хватило кандидату от КПРФ. Стоит сказать, что до самого начала подсчета голосов ситуация была неоднозначная. В штабе Кобзева не были уверены в победе, а в штабе Щапова были надежды на второй тур. И мы удивлены 60%. Обычно, когда ситуация неопределенная, там чуть выше 50% набирает основной кандидат».

Политолог, директор Центра гуманитарных исследований «Текущий момент» Сергей Комарицын выразил удивление, что при наличии высококонкурентной кампании в Иркутской области явка на выборы оказалась невысокой – в районе 32%: «Слабая активность избирателей в Иркутской области может быть связана с общей ситуацией в стране, поскольку, на мой взгляд, выборы потеряли некую легитимность в глазах общества. Иркутская область всегда была одним из самых протестных регионов, и именно на выборах выражалась протестная позиция. Но сейчас в меньшей степени это произошло. Надо сказать, что не было времени для серьезной раскрутки Щапова. Кроме того, областной власти и Кремлю было важно показать в регионе хороший результат, и для этого были мобилизованы различные силы».

По мнению Комарицына, избрание Кобзева не гарантирует ему спокойной жизни во главе региона: «У Кобзева есть серьезный недостаток. Он не иркутского происхождения. Вся политическая история Иркутской области последнего времени была историей борьбы местных элит с пришельцами. И независимо от партийной принадлежности с тем же Тишининым, Мезенцевым, которые возглавляли Иркутскую область, боролись местные единороссы. Эти навязанные чужаки правили недолго, и их все равно вытесняли. Поэтому Кобзеву будет очень сложно дальше».

Добавим, что, комментируя итоги выборов, Щапов заявил, что не рассматривал избирательную кампанию как соревнование: «Это борьба концепций, идей. Да, сейчас жители Иркутской области, мои земляки, сделали такой выбор, но это никакое не поражение и ничья не победа. Это просто позиция сегодняшнего дня. Цель на самом деле у всех одна – интересы жителей Иркутской области. Над ней и будем работать».

Он добавил, что в рамках дальнейшей работы в Госдуме намерен реализовать наказы жителей, которые он получил во время многочисленных встреч с избирателями.

Версия для печати
Эксперты: руководство Республики Алтай опоздало с реакцией на вотум недоверия губернатору Хорохордину
Депутат Госсобрания Республики Алтай Елена Цуприкова, ранее подписавшая предложение выразить недоверие главе региона Олегу Хорохордину, отозвала свою подпись. В результате количество парламентариев, поддерживающих импичмент, уменьшилось до 13. Подписей такого количества депутатов недостаточно для созыва внеочередной сессии и рассмотрения вопроса о вынесении вотума недоверия. В то же время депутат Госсобрания Виктор Ромашкин заявил, что процедура отзыва подписей не регламентирована и вопрос о вотуме должен быть рассмотрен. Наблюдатели отмечают, что на Цуприкову могло быть оказано давление. Политобозреватель Сергей Михайлов считает, что реакция властей республики, в том числе и давление на депутатов, запоздала и «теперь вся Россия знает, что впервые за несколько лет происходит попытка импичмента губернатора».