СМИ:  бывший ивановский губернатор Мень грозит проверками действующему главе региона Воскресенскому
11 апреля 2018

Олег Матвейчев:

у Тулеева была аллергия на исконный Кузбасс

Фото: ruspekh.ru

20-летнее правление Амана Тулеева в Кузбассе, несмотря на смену губернатора, так и не подошло к концу. Депутаты областного парламента проголосовали за избрание Тулеева своим спикером. Между тем врио губернатора Кемеровской области Сергей Цивилев на встрече с Дмитрием Медведевым уже заявил, что ставит перед собой задачу «сделать Кузбасс комфортным для всех жителей» и предотвратить отток населения из региона. Что ждет угольную столицу России и ее старого и нового губернаторов, «Клуб Регионов» обсудил с известным политологом, профессором Высшей школы экономики и уроженцем Кемеровской области Олегом Матвейчевым.

– С учетом существующей структуры власти в России насколько типичной является ситуация, когда Тулеев как бы ушел, но не совсем?

– В России нет типичных или нетипичных регионов. Каждый регион является особым случаем. По Конституции наше государство является Федерацией, над этим часто смеются, говорят, что Федерация у нас какая-то ненастоящая, но это все ерунда. Когда поработаешь в Администрации президента [с 2006 по 2010г. Матвейчев работал в АП] и увидишь, как это выглядит изнутри, то понимаешь, что не бывает каких-то кампаний, каких-то системных отставок и так далее. Понятно, почему Владимир Путин встречается с каждым губернатором лично перед назначением. Есть множество всяких разных нюансов, благодаря которым каждый регион, а национальные республики в особенности, являются специфической зоной, и там нет никаких правил, одни сплошные исключения. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, эта ситуация является нетипичной, так же, как и любая региональная политика.

– Но была ли ожидаема сложившаяся в Кемеровской области ситуация?

– В случае с Кузбассом после продолжительной болезни Тулеева год назад ему был дан карт-бланш на год, то есть до выборов президента он работает, а после выборов уходит. Соответственно, независимо от «Зимней вишни» или еще от чего-то в апреле Тулеев должен был сдать власть. То, что он сдал ее таким специфическим образом, через парламент, об этом могла быть договоренность и год назад. Но то, что договоренность об уходе была – понятно, под кого – тоже понятно, потому что такой человек, как Цивилев [генеральный директор угледобывающей компании «Колмар»], если почитать его биографию, просто так вице-губернатором не назначается. А то, что случилась парламентская история, это, конечно, небольшой сюрприз, но это уже совсем кулуарные договоренности, которые по большому счету не сильно меняют ситуации.

– Если вернуться к особости каждого региона, то можно ли в таком случае ожидать, что кемеровская модель передачи власти не повторится в других субъектах, которыми тоже правят губернаторы-аксакалы, например, в Белгородской или Липецкой областях?

– То, что такая модель может повториться, такое может быть, но говорить, что так будет по всей России, я бы не стал. У нас аксакалов-то, как вы правильно сказали, осталось несколько штук на всю страну. Так что теоретически эта ситуация может повториться, не вижу в этом ничего страшного и из ряда вон выходящего.

– Когда отставка Тулеева еще не произошла, но ее уже активно обсуждали, звучало очень много заявлений о том, что это станет для Кузбасса серьезным испытанием.

– Жизнь, она такая, рефлексивная. То, что некоторые эксперты заявляли, что будет крах региона, не значит, что они были неправы или будут неправы. Они сделали свой прогноз в каком-то смысле совершенно правильный. И поскольку этот прогноз был сделан не только публичными, но и не публичными экспертами, именно поэтому власть была готова к этому сценарию и именно поэтому она сейчас осуществляет мягкий сценарий передачи региона из одних рук в другие.

Действительно, в Кузбассе работают практически все финансово-промышленные группы России, там множество всяких интересов. Понятно, что фигура Тулеева в значительной степени являлась объединяющей, и понятно, что приход любого другого человека мог бы привести к большому конфликту. И не надо, чтобы враждовали все группы, достаточно двух – и все пошло бы в разнос. И в этом смысле наличие Тулеева, продолжающееся во власти, – это условная гарантия стабильности, и он как раз поможет новому губернатору сглаживать углы. Так что кемеровский сценарий – прежде всего в интересах населения области, потому что любой конфликт власти и финансово-промышленных групп губернатор и хозяева этих групп как-то переживут и потерпят, а в реальности это отражается на финансовом состоянии сотен тысяч людей.

И в этом смысле, возвращаясь к вопросу про Липецкую область, я не уверен, что там нужна такая история. Потому что это «монообласть» – там есть Лисин, Новолипецкий меткомбинат и всё, других больших финансово-промышленных групп там нет. С Белгородской областью все чуть сложнее, и там такой вариант возможен. Но я бы вообще Савченко куда-то выше двинул, потому что он перерос уровень губернаторства.

– При этом ходит очень много разговоров о том, сам ли Тулеев захотел работать в парламенте или его туда двинули финансово-промышленные группы.

– Во-первых, конечно, он сам захотел. Потому что, если бы он не захотел, ничего бы такого не было. Во-вторых, влияют не финансово-промышленные группы, влияют прежде всего президент и его администрация, а не какие-то там финансово-промышленные группы, которые уже давно делают только то, что приказывают из АП. И когда Песков говорит, что в России нет олигархов, он абсолютно прав. В нашей стране олигархов нет уже 15 лет. Когда я в 2005г. увидел Романа Абрамовича, который два часа сидит в приемной Суркова и ждет, когда его примут, не Путина, заметьте, а всего лишь заместителя главы Администрации президента, я понял, что олигархии в России нет. А еще я в 2014г. был свидетелем того, как пресловутый Роттенберг, которого в СМИ представляют супермегаолигархом, искал возможности пообщаться всего лишь с полпредом президента в одном из округов, не буду говорить, каким. Сечина я тоже видел в определенных ситуациях, и если бы люди это знали, то его фамилия в СМИ вообще бы никогда не возникала. Так что нет никаких олигархов, которые могут куда-то Тулеева назначить и что-то ему сказать.

– А теперь о Цивилеве. Все-таки чей это человек, кого он представляет? Можно ли назвать его продолжателем традиций Тулеева?

– Цивилев – ничей человек. В каком-то смысле это человек выдающийся – совершенный провинциал без каких-то ресурсных родителей, вышедший на серьезные обороты. В своем бизнесе, в своей биографии это весьма самостоятельный человек, работавший со многими партнерами. В этом смысле он прошел интересный жизненный путь с точки зрения бизнеса, руководства и всего остального. Сейчас он зашел в не самый рядовой регион России, и, конечно, простым продолжателем дела Тулеева его назвать нельзя – это фигура с собственным представлением обо всем, может быть, без определенного политического опыта. Они с Тулеевым разные. Тулеев – это такой болтун-собутыльник, который в молодости был душой компании, он прирожденный политик, артист. Цивилев абсолютно не такой, он теряется от публичного общения, делает ошибки, как он сделал после «Зимней вишни»: он то на колени вставал, то заявлял что-то жесткое – человек просто потерялся и не знал, что делать в этой ситуации. Наверное, он прекрасно работает как администратор, но в толпе он не знает, что делать. А Тулеев был в толпе в своей стихии, и здесь Цивилев никогда не достигнет его уровня. Он из сферы бизнеса, управления и финансов. Но поскольку именно эта сфера в Кузбассе сейчас очень сильно запущена, то, наверное, лучше будет усилить именно эту сферу.

И потом, у Тулеева были личные фишки, которые, я надеюсь, не будут иметь влияния на Цивилева. Например, у Тулеева большая аллергия, не знаю, откуда она взялась, на Кузнецкую агломерацию. Что такое кузнецкий бассейн? Это Новокузнецк, Междуреченск, Прокопьевск, Киселёвск – это города с сопутствующими им шахтами, металлургией и множеством всего другого. Это, собственно, и есть Кузбасс. Пристежкой к нему является Горная Шория, туристический кластер на юге области, а на севере – собственно, Кемерово, который ничем не является, но через который проходит Транссиб. И всего 50 лет назад на месте Кемерова была станция Щегловка и больше ничего. И вот благодаря безумной эксплуатации Новокузнецка и Кузнецкой агломерации Кемерово стал полумиллионным городом, то есть они перекачивали деньги и строили город на ровном месте без всякого на то экономического обоснования. И Тулеев этим занимался весь период своего правления. И сейчас людям из Новокузнецка, чтобы лечиться, нужно 150 км проехать в Кемерово, а там его встретят прекрасные врачи. Но почему бы не построить все эти онко- и перинатальные центры, университеты и всё остальное в Новокузнецке? И вот эта эксплуатация и социальное неравенство, когда все делится на белых эльфов, которые живут в Кемерове, и черных орков, которые живут в Новокузнецке, Прокопьевске и Междуреченске, это все должно закончиться, потому что это чревато социальным взрывом. И если Цивилев решит эту проблему мягко и постепенно, то это решит просто все проблемы Кузбасса.

– Последний вопрос. В 2013г. вы в открытом обращении просили поддержать вашу кандидатуру на выборах мэра Новокузнецка. Если бы вам сейчас предложили этот пост, вы бы согласились?

– Безусловно, согласился бы, почему бы и нет. Новокузнецк – мой родной город, я знаю его проблемы, очень близко знаком с людьми, которые имели или имеют отношение к городу, к его экономике, политике и социальной сфере, понятно, что является источниками дохода города и куда нужно направлять средства, чтобы он развивался, так что мне понятно, что там делать, для меня это не бином Ньютона. Но в 2013г. у Тулеева было свое видение ситуации, и меня тогда даже не зарегистрировали, и основным препятствием к этому была нещадная политика эксплуатации, о которой я говорил. Тогда мы бы с Тулеевым точно не сошлись в подходах. А сейчас я очень надеюсь, что этой политике придет конец.

С Олегом Матвейчевым беседовала Инна Бурчик

Версия для печати