Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
11 августа 2010 | Архив

Общению с блогерами Тулеев учится у Шаймиева?

Фото: ksonline.ru

В отношении журналиста и блогера Александра Сорокина возбуждено уголовное дело по статье «Клевета». По его словам, основанием стало заявление кемеровского губернатора Амана Тулеева. Сорокин говорит, что уголовное преследование может быть «очередным выпадом губернатора с целью заткнуть мне рот». Политолог Алексей Швайгерт отмечает, что подобные репрессивные меры против блогосферы характерны для руководителей старой формации, и приводит в пример экс-президента Татарстана Минтимера Шаймиева, засудившего блогера.

Преподаватель одного из вузов Кузбасса, журналист Александр Сорокин в своем блоге сообщил о возбуждении против него уголовного дела по ч.1 ст.129 УК РФ (клевета), которую он якобы распространил в отношении губернатора Кузбасса Амана Тулеева. По словам блогера, «Тулеев недоволен записью под названием «Латиноамериканщина по-российски…», а именно тем фрагментом этой записи, где речь идет о его возможной причастности к ряду, скажем так, сомнительных сюжетов и деяний, имевших место на территории области в период его губернаторства».

В рамках возбужденного уголовного дела у Сорокина произведен обыск, изъят системный блок его компьютера.

Начальник пресс-службы губернатора Кемеровской области Олег Шишко отказался прокомментировать иск к блогеру. По словам Шишко, он не знает об этом уголовном деле.

В интервью «Клубу Регионов» Александр Сорокин рассказал, что это не первый его конфликт с кемеровским губернатором. По словам блогера, он уже участвовал в разбирательствах по гражданскому иску Амана Тулеева о защите чести и достоинства во время журналистской деятельности Сорокина в оппозиционной газете «Край». «Мне трудно судить, является ли данное уголовное дело началом нападения на блогосферу со стороны кузбасской администрации или это связано персонально со мной. То, что происходит сейчас, это может быть очередным выпадом губернатора с целью заткнуть мне рот. Вероятно, та публикация, которая вызвала его ярость, попала в какую-то больную точку», – предположил Сорокин.

Председатель правления Новокузнецкого отделения Союза журналистов, заместитель редактора газеты «Кузнецкий рабочий» Михаил Гревнев считает, что говорить о преследовании неугодных Аману Тулееву журналистов преждевременно. «Я бы не стал применять такие формулировки, – сказал корреспонденту «Клуба Регионов» Гревнев. – Но я знаю о судебных исках администрации Кемеровской области и лично губернатора Тулеева к кузбасским СМИ. Несмотря на то что большинство из них заканчивалось в пользу областной администрации или Тулеева, существенных компенсаций или тюремного заключения они за собой не повлекли. Однако ни одного случая претензий к блогеру со стороны региональных властей не было». Вместе с тем Михаил Гревнев считает, что блогеры должны нести ответственность за размещенную информацию наравне со СМИ: «Я считаю, что перед законом все равны: и блогеры, и столяры, и губернаторы, и президенты. Если ты решил открыто высказать свою точку зрения, отвечай тогда по закону за свои слова. За мнение по закону нельзя привлечь к уголовной ответственности. Но если ты приводишь некие факты, при этом не располагая документальным подтверждением, то отвечай за них в суде тогда».

Глава Российской ассоциации политических консультантов Алексей Швайгерт назвал реакцию кемеровского губернатора на запись в блоге Александра Сорокина «репрессивными мерами». «Аман Тулеев по степени своей деспотичности очень близок к руководителям национальных республик: Кемеровская область управляется подобным способом, как Башкирия или Татарстан, – отметил политолог в беседе с корреспондентом «Клуба Регионов». – Очень жесткая административная вертикаль, хорошо завязанные родственные связи, определенные узы, связывающие ключевых политических игроков. Поэтому неудивительно, что реакция была именно такая. Кстати, это напомнило мне историю, когда бывший пресс-секретарь Минтимера Шаймиева распространил слухи о его смерти и был приговорен к тюремному заключению. Ситуация в этом смысле похожа. Я думаю, что это специфика реакции на острую критику именно со стороны людей власти старой формации. Реакция в таких рамках прошла бы, если бы это была публикация в газете, сюжет на телевидении. А когда это происходит в среде, которая пока еще достаточно тяжело поддается контролю, то это вызывает иногда запредельную реакцию, которая уже, на мой взгляд, за гранью добра и зла. Потому что Кремль спускает во все регионы некую повестку о том, как работать с интернетом. И разные руководители регионов выбирают разные форматы работы – кто-то самостоятельно ведет блог, за кого-то пишут эти блоги. Но все-таки репрессивные меры в отношении блогеров применяют те люди власти, которые привыкли работать по старинке. Потому что у Тулеева все в регионе было достаточно жестко, понятно и очевидно. Когда в интернете появляется критика, она выбивает из колеи руководителя любого уровня и является причиной таких, в данном случае не совсем адекватных, мер».

Отметим, с кемеровским губернатором пользователи интернета могут пообщаться только посредством сайта «Меня зовут Аман Тулеев»: главе Кузбасса можно написать письмо. Собственного блога у губернатора Кемеровской области нет.

Версия для печати