Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
10 августа 2012 | Архив

Президент РФ встретился с губернатором Костромской области Сергеем Ситниковым

Владимир Путин провел рабочую встречу с губернатором Костромской области Сергеем Ситниковым и жителями региона: представителями общественности, предпринимательского сообщества и сферы здравоохранения.

Особое внимание в ходе встречи было уделено сложной ситуации с лесоустройством лесного фонда Костромской области и проблеме нехватки медицинских кадров в регионе.

* * *

В.ПУТИН: Мы попросили Сергея Константиновича [Ситникова] сегодня собраться в более широком составе, не так, как мы обычно это делали, – с тем чтобы послушать вас, людей, которые работают в конкретных отраслях. Тем не менее попрошу все-таки начать губернатора с ситуации в социальной сфере, как Вы это оцениваете? Вы совсем недавно приступили к работе в качестве губернатора. Три месяца прошло?

С.СИТНИКОВ: Да, три с небольшим месяца.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Ваша оценка того, в каком состоянии находится область, ближайшие задачи, основные проблемы.

С.СИТНИКОВ: Оценка: в целом социально-экономическая ситуация стабильная. Что касается проблем – это проблемы, в основном связанные с финансово-экономическим положением. Вместе с тем есть абсолютно позитивные позиции: в регион стали возвращаться инвесторы, которые по тем или иным причинам из региона уходили.

Буквально несколько недель назад американцы в Волгореченске начали строить завод, подписали соглашение месяц назад с небольшим, они уже на площадке.

Готовимся к зиме. Поэтому народ живет со всеми сложностями и проблемами.

Есть вещи приятные: в эти выходные Костроме – 860 лет. Сегодня все костромичи будут кулаки сжимать за нашу землячку Надежду Торлопову, которая уже достигла «серебра» на Олимпиаде, сегодня у нее бой за «золото». Это женский бокс. У нас костромские женщины представляют достаточно неплохие результаты.

В целом регион у нас любимый, вместе с тем по экономике непростой. Тенденции эти складывались, по большому счету, очень длительное время, более 50 лет. Поэтому надо приводить всё к порядку, делать так, чтобы экономика шевелилась.

В.ПУТИН: Основная отрасль какая?

С.СИТНИКОВ: Основная отрасль, которая сегодня все-таки дает большую часть доходов, – это промышленность. Появляются новые предприятия. У нас здесь сегодня наш молодой коллега, который представляет завод автокомпонентов: приступили к работе совсем недавно, тем не менее поршневые группы для иномарок делают.

Традиционно – лес, традиционно – энергетика. Сельское хозяйство – к сожалению, похвастаться пока не можем, но это тенденция последних 30 лет, идет спад.

В.ПУТИН: Александр Михайлович лесом занимается?

С.СИТНИКОВ: Да, Александр Михайлович у нас представляет Буйское лесничество.

В.ПУТИН: Александр Михайлович, расскажите нам о лесном хозяйстве.

А.АЛЕКСАНДРОВ: У нас проблема в лесном хозяйстве, я попытаюсь обозначить проблему: это проведение лесоустройства в лесном фонде России. У нас 87 процентов лесного фонда области требуют лесоустройства. У нас последнее лесоустройство было 15–16 лет назад, это недопустимо давно.

В.ПУТИН: Что там из этих работ должно быть сделано?

А.АЛЕКСАНДРОВ: В рамках этих работ нами сделана полная инвентаризация.

С.СИТНИКОВ: Ревизия леса.

А.АЛЕКСАНДРОВ: Дается полная характеристика каждого леса с полной индексацией. На основании ее мы можем сделать любые планы. По новому Лесному кодексу у нас полномочия переданы теперь в бюджет, лесоустройством занимается регион.

С.СИТНИКОВ: С Федерацией.

А.АЛЕКСАНДРОВ: Раньше было четко и хорошо, 10 лет у нас было – ничего думать не надо, все четко.

В.ПУТИН: Нет, думать надо всегда.

А.АЛЕКСАНДРОВ: Теперь все это легло на областной бюджет, на региональный.

В.ПУТИН: То есть вы должны из областного бюджета профинансировать эти работы?

С.СИТНИКОВ: Да, эти функции переданы из Федерации на область, и, к сожалению…

А.АЛЕКСАНДРОВ: Не все бюджеты это смогут, наверное: Ханты-Мансийск сможет, а Кострома или наши соседи – это вряд ли. А, как говорил наш корифей от лесной науки профессор Орлов: «лесоуправление без лесоустройства слепо». Если 15 лет у нас не было лесоустройства, мы в принципе практически ничем и не владеем. Так и соседи наши. Тема эта очень важна, и ее надо как-то решать.

В.ПУТИН: Ну так если за последние 15 лет ничего не было сделано, а финансирование должно было осуществляться из федеральных источников, значит, оно тоже не осуществлялось. У вас опасения, что после передачи на региональный будет еще хуже?

А.АЛЕКСАНДРОВ: Нет, нам не повезло, закон вступил как раз в 2006–2007 году. У нас оно должно быть, но не попало.

В.ПУТИН: Не успело просто.

С.СИТНИКОВ: У нас последнее было в 1997 году.

И вторая проблема очевидна тоже. У нас лес на самом деле тяжелый, он далеко находится от железной дороги, в болотах, как правило. Это лесные дороги. Раньше программа о лесных дорогах была; она, к сожалению, в последние два года не проводится. И в силу этого лесных дорог нет, а это не только вывоз леса, не только экономика, это еще и лесные поселки, которые зачастую могут просто отказаться от вывоза.

У меня была встреча с руководителем Федерального агентства, они сами поддерживают идею программы восстановления лесных дорог в стране, но пока есть сдерживающий фактор все-таки в определенной степени экономического характера.

В.ПУТИН: Если речь идет о том, чтобы вывозить лес, эту работу осуществляют коммерческие структуры, прежде всего?

С.СИТНИКОВ: Коммерческие структуры и леспромхозы раньше с этой работой справлялись достаточно хорошо. Сегодня дело в том, что крупных предприятий, которые занимались бы лесопользованием и лесопереработкой, не стало; это очень небольшие организации.

В.ПУТИН: У вас в области?

С.СИТНИКОВ: Да, работают сезонно, как правило: когда зимники встают зимой, лес вывозят. В силу этого, естественно, у них больших намерений нет заниматься инфраструктурными делами. Делянку вырубили –– переходят на другую, дорогой уже не интересуются. Эта проблема есть на самом деле и характерна для европейской территории: для нас, для Кировской области, для Вологодчины проблема существует.

В.ПУТИН: Надо будет с федеральными ведомствами тогда подумать, как это сделать. Кроме всего прочего, если вам функции передали, а вообще не передали источников, то это, конечно, потребует дополнительных субсидий. Вы с Минфином обсуждали эту проблему?

С.СИТНИКОВ: С Минфином у меня встреча была. Проблема области еще заключается в том, что у нас высочайшая закредитованность, высочайший государственный долг – 97 процентов.

В.ПУТИН: Да, я знаю.

С.СИТНИКОВ: В силу этого, естественно, мы ограничены в финансовом плане, в возможности выделять деньги на цели, не связанные с защищенными статьями бюджета.

В.ПУТИН: Субсидии вы можете получать?

С.СИТНИКОВ: Получаем, но закрываем самое-самое необходимое.

В.ПУТИН: А на эту работу вообще денег нет?

С.СИТНИКОВ: На эту работу сегодня средств нет.

В.ПУТИН: Сколько нужно на эти цели?

С.СИТНИКОВ: На эти цели в год требуется 120 миллионов, на восстановление тех дорог, которые были раньше…

В.ПУТИН: Нет, я сейчас не про дороги говорю, сейчас – про лесоустройство.

А.АЛЕКСАНДРОВ: На полное лесоустройство нам потребуется миллионов 900 с интервалом 3–4 года.

В.ПУТИН: Это миллионов по 200 в год примерно?

А.АЛЕКСАНДРОВ: Да.

В.ПУТИН: Вы мне заявку тогда напишите.

С.СИТНИКОВ: Есть.

В.ПУТИН: Хорошо. Теперь давайте про промышленную часть, про заводскую. Что у Вас за предприятие?

С.КАЛАШНИК: Я хотел чуть-чуть рассказать об автокомпонентной отрасли. Безусловно, она вступила в фазу бурного развития, потому что все автомобильные концерны, которые пришли, обозначили высокую потребность в деталях, в том, что они должны быть произведены внутри страны, и обозначили высокую техническую планку и для самих деталей, и для производителей.

С другой стороны, все инвестпроекты в отрасли очень капиталоемкие и не быстро окупаемые. Соответственно мое глубокое убеждение, что государству из машиностроения и, в частности, из автокомпонетной отрасли уходить не надо, нельзя, рано, потому что иначе со всеми их проблемами некие предприятия можно потерять. То есть для предприятий очень важна господдержка и участие государства.

Наше предприятие производит детали для двигателей: поршни, поршневые кольца, пальцы и гильзы. Мы являемся поставщиками и отечественных сборочных конвейеров, и иностранных. Мы решили самую главную, на мой взгляд, проблему так называемого технологического отставания.

Мы заключили долгосрочное лицензионное соглашение с одним из мировых лидеров – немецким концерном. В рамках этого имеем возможность применять самые прогрессивные технологии и учить людей, что очень важно, и получать из них очень высококвалифицированных специалистов соответствующего уровня как на предприятиях нашего технического партнера за рубежом, так и его специалистов у себя.

В.ПУТИН: А сколько человек у Вас работает?

С.КАЛАШНИК: Сейчас работает полторы тысячи человек.

В.ПУТИН: Прилично.

С.КАЛАШНИК: Проект развития, поскольку рынок-то меняется, предполагает шестикратное увеличение объемов производства этой продукции и организацию производства головки блока цилиндров для двигателей для конкретных потребителей.

В.ПУТИН: А кто инвестор у вас основной?

С.КАЛАШНИК: А вот здесь и вопрос. Соответственно сталкиваемся мы с типичной для вообще экономики проблемой, что доступ к долгосрочному финансированию, в меру дорогому, в меру дешевому, у нас очень ограничен. С другой стороны, наш проект оценивается примерно в 3 миллиарда с точки зрения инвестиций в несколько этапов и не подпадает под постановление Правительства о предоставлении госгарантий: нам нужно 5 миллиардов.

И получается, что рынок развивается быстрее, окупаемость – лет 7, а банки дают под 3, залоговые массы, вот эти все проблемы, типичные проблемы. А что на выходе? Мы могли бы дать Костроме плюсом тысячу рабочих мест, причем квалифицированных. Вот есть люди, мы их готовим, доучили до нужного уровня, и они бы работали – и примерно 300 миллионов новых налогов в региональный бюджет в год.

В.ПУТИН: Я Вас правильно понял, что если бы вы могли воспользоваться инструментами государственных гарантий, то вы проблему в значительной степени бы решили?

С.КАЛАШНИК: Да. Субсидирование части процентной ставки, беспошлинный импорт оборудования, который не имеет аналогов, и, конечно, самая большая проблема – залоговая масса, а точнее, подход банковского сообщества к оценке залога, и вот здесь – госгарантия.

Но есть еще один вариант, я уже сказал, что участие государства важно. Поэтому, ради того чтобы проект был, мы готовы рассмотреть и просим Вас оказать содействие возможному приходу государства в капитал, например в лице Ростехнологий или Внешэкономбанка, и тогда бы вопросы финансирования с точки зрения банковских показателей тоже бы проще решались.

В.ПУТИН: Нужно подумать.

Мне кажется, было бы правильнее просто дать вам возможность самим, как представителям частного сектора, – дать возможность откредитоваться, помочь, поддержать, чем заводить туда государство. Потому что таким компаниям, как Ростехнологии, все равно деньги придется давать. У них свободных ресурсов тоже нет. Поэтому лучше уж дать госгарантии вам, и на вас тогда будет лежать ответственность за эффективность этой работы.

С.КАЛАШНИК: У нас есть команда руководителей, которая болеет этим проектом, этим производством, его развитием. Поэтому это наша голубая мечта – что-то сделать.

В.ПУТИН: Можно двумя путями пойти. Можно либо вообще немножко подвинуть рамки этого постановления Правительства и опустить эту плату с пяти миллиардов до трех – вполне, или просто для вас это сделать, имея в виду то, что у вас проект-то уже на марше, он уже работающий.

С.КАЛАШНИК: Да, он сам по себе начинает реализовываться. Мы уже начинаем серийные поставки на «Рено». Они запустят завод двигателей в Тольятти в начале 2013 года. Эта работа уже проделана, уже все идет.

В.ПУТИН: Хорошо. Давайте рассмотрим все варианты, в том числе и заход какой-то госкомпании, и те варианты, о которых я сказал. Но это здорово. Вы с какого года организовали это производство?

С.КАЛАШНИК: Предприятию семь лет. Начинали с коммерции, с торговли запасными частями, а производству, может быть, три с небольшим года.

В.ПУТИН: Отлично.

С.КАЛАШНИК: На базе большого советского предприятия.

В.ПУТИН: Вы его переоборудовали?

С.КАЛАШНИК: Часть его переоборудовали, потому что оно было такое огромное.

В.ПУТИН: Вот эти остальные части – они не тянут вас, стоимость аренды земли и прочих составляющих?

С.КАЛАШНИК: Вопросы эти решаются. Самое главное – развиваться не медленнее, чем развивается рынок, потому что в противном случае будешь невольно двигаться назад.

В.ПУТИН: Нет, просто он будет занят и все, придут крупные компании, которые Вы наверняка знаете.

С.КАЛАШНИК: А в нашей сфере это немецкий концерн. Мы договорились, но только в области техники, поэтому финансирование – это на нашей части и соответственно мотивация.

В.ПУТИН: Они в капитале не участвуют никак?

С.КАЛАШНИК: Не участвуют.

В.ПУТИН: Это чисто ваше предприятие?

С.КАЛАШНИК: Да.

В.ПУТИН: Сколько там акционеров?

С.КАЛАШНИК: Это российские предприниматели средней руки, порядка 12–15 человек.

В.ПУТИН: Отлично, очень хорошо. Вы через губернатора это сформулируете?

С.КАЛАШНИК: Уже сформулировал.

В.ПУТИН: Хорошо, давайте. Спасибо большое.

С.СИТНИКОВ: Владимир Владимирович, хотели переговорить еще по проблеме сельского хозяйства, потому что само сельское хозяйство нужно поднимать, но есть проблемы с землей.

Я бы сейчас хотел слово предоставить Борису Васильевичу Комиссарову, он у нас является и аграрием самым, наверное, опытным сегодня из всех, длительное время возглавлял одну из самых мощных, крупных птицефабрик города Галича. Сейчас он ещё и руководитель областной Общественной палаты.

Продолжение следует.

президент.рф

Версия для печати