Губернатор Горного Алтая:  победу сборной России мы заказали духам наших гор
16 января 2018

Андрей Травников:

Размахивать дубиной я не собираюсь…

Фото: nso.ru

О том, как он собирается строить отношения с новосибирскими элитами, что показали первые три месяца на губернаторском посту и как с помощью бюджетной экономии увеличить доходы региона, рассказал врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников главе «Клуба Регионов» Сергею Старовойтову.

– Андрей Александрович, прошло чуть более 100 дней с тех пор, как 6 октября прошлого года вы были назначены временно исполняющим обязанности губернатора Новосибирской области. 100 дней имеют не только символическое значение, как первая круглая дата, но это период, за который можно и вникнуть в проблемы, и познакомиться с регионом и с ключевыми персонами, и даже определиться с тем, что делать дальше. Скажите, за эти первые 100 дней что вы поняли о Новосибирской области?

– Если говорить о символических датах, то для меня это не только и не столько первые 100 дней в регионе, но это, скорее, даты, которые определят развитие региона на долгие годы вперед, я имею в виду президентские выборы в марте и выборы главы региона в сентябре. Потому что это определит работу на долгую перспективу. Отвечая же на ваш вопрос, скажу, что первые три месяца в должности исполняющего обязанности главы региона мне позволили почувствовать, что я абсолютно вжился в регион, я не ощущаю себя чуждым Новосибирской области. Мне, может быть, пока не хватает некоторых статистических знаний, информации о регионе, фактов по каким-то историческим событиям или конкретным объектам, но я хорошо понимаю, что мне необходимо на этом этапе работы, и сейчас сосредоточен только на той информации, которая необходима для решения конкретных задач.

Мне понятно одно: Новосибирская область – это полноценный сибирский столичный регион, и Новосибирск по праву претендует на звание главного города Сибири.

– Насколько известно, в Новосибирске достаточно активные политические и деловые элиты, с которыми очень непросто строить отношения, приходится много договариваться и учитывать мнения нескольких групп влияния. Здесь, как и в Екатеринбурге, умеют играть в политические игры и плести интриги. Как вы, человек не местный, ищете общий язык с местными элитами?

– Когда я говорю о столичности Новосибирска, я это тоже имею в виду. Здесь очень активные общественно-политические силы, энергичные деловые элиты, но другого я и не ожидал.

Я знаю, что определенная часть новосибирцев ждет от меня резких заявлений и действий, им хочется увидеть губернатора жесткого, который рубит с плеча и критикует все, что было до него.

«Первый конверт» разорвать очень легко (А.А. Травников имеет в виду известный анекдот про директора и три конверта, в котором в первом конверте содержалась рекомендация «все валить на предшественника»), но это не мой путь. Да, я вижу излишнюю самоуверенность некоторых местных политиков, но всему свое время, я предпочитаю дубиной не размахивать, а все оценивать исключительно с точки зрения пользы для Новосибирской области.

– У вас сейчас период, который в политике называется «медовый месяц» – период первого знакомства и надежд на счастливое завтра. Каждый пытается подружиться, никто не хочет ссориться в этот период. Вы, скорее, видите вокруг себя больше улыбок, чем слышите недовольных высказываний. Но между тем конфликтное поле начинает уже вырисовываться. Вы уже сформировали какую-то группу поддержки, и что из себя представляет то сообщество, на которое вы опираетесь?

– Безусловно, я увидел те группы, которые были инициаторами конфликтов с момента моего назначения президентом России на должность врио губернатора, и скажу вам, что мои критики не монолитны – они представляют разные лагеря.

И я, конечно же, уже определил для себя, на кого буду опираться. Не буду сейчас называть, кто это конкретно, какие это группы, но тем не менее скажу, что это политики, общественники, представители деловых кругов, которые восприняли мой приход как важный для региона сигнал, сигнал, поданный из федерального центра. И эти группы понимают, что, с одной стороны, это сигнал не из приятных, с другой стороны, это решение открывает для региона новые возможности. Возможности переформатировать ту политическую жизнь, которая здесь сложилась, переформатировать подходы по развитию региона, и если объединиться вокруг этих возможностей, то регион может получить значительную пользу. Группы влияния, которые именно так поняли ситуацию, в Новосибирске есть. Причем некоторые из этих групп до моего прихода даже стояли по разные стороны баррикад, были в разных лагерях. И я считаю, что мне удалось их объединить вокруг идеи развития региона на новых принципах.

С одной стороны, эти группы достаточно сильные и активные. Их много. Политическая специфика региона в том, что здесь нет доминирующих промышленных, финансовых групп, экономика очень диверсифицирована. Соответственно групп влияния много, и они активно вступают в игру, когда видят различные возможности и интересы. Это с одной стороны.

С другой стороны, именно по этой причине я бы не стал преувеличивать, так скажем, деструктивный характер такой деятельности. Действительно, если оглянуться назад, то создается ощущение, что благодаря этому острому политическому конфликту между местными элитами все закончилось так, как оно закончилось [впервые регион возглавил приезжий губернатор]. Но на самом деле группы внутри региона достаточно патриотично настроены к своей области. И именно на этом их можно объединить и сплотить. Другое дело, что их нужно постоянно вовлекать в принятие и обсуждение решений. То есть когда у отдельных групп создается ощущение, что все происходит без их участия, без учета их мнения, это провоцирует занимать позицию контрпродуктивную, против решений, которые предлагаются, в частности, исполнительной властью. Так было на предыдущих этапах. То есть основная проблема, что многие элитные группы не были вовлечены в процесс принятия решений.

И вы им сейчас этот диалог даете?

– Я даю такую возможность. Безусловно, я не умаляю эффекта «медового месяца», понятно, что предстоит еще большая тонкая переговорная работа, для того чтобы это хрупкое объединение не разрушилось в один момент. Но тем не менее первый результат есть.

– Что вам еще удалось за 100 дней сделать? Что вы себе записываете в результаты?

– Как любому новому руководителю, реализовать первые кадровые решения. Нам удалось принять два бюджета – региона и бюджет главного муниципалитета – Новосибирска. Причем принять в результате достаточно длинных и сложных переговоров. Хоть это было скрыто от внешних глаз, но тем не менее обсуждение было достаточно бурным, шли длительные серьезные переговоры, но тем не менее на финише мы приняли бюджеты фактически без разногласий, большинством голосов. Причем большинством голосов не только основной фракции законодательного собрания или городского совета, но и при поддержке представителей других политических партий.

Нам удалось перезапустить самые спорные инвестиционные проекты, которые в последний год вызывали повышенный уровень конфликтности. Они уже известны: это мусорная концессия, это концессия по четвертому мосту, это строительство новой ледовой арены. Каждый из этих проектов сегодня находится в разной степени готовности. Если по четвертому мосту мы вышли на подписание соглашения, по мусорной концессии нам предстоит условия соглашения менять, но мы понимаем, как это сделать, и сроки для нас абсолютно определены. В отношении ледовой арены проект также пришлось перезапускать заново, но это удалось сделать в достаточно короткий период. К сожалению, потеря времени допущена в течение 2016–2017гг., когда все указанные проекты сопровождались острыми конфликтами и протестными акциями.

– Если переходить от внутриэлитных раскладов к дальнейшему развитию региона, то в каком направлении вы планируете развивать Новосибирскую область? И, может быть, это прозвучит пафосно, но с чем бы вы хотели войти в историю Новосибирска?

– Если говорить о следе в истории, я считаю, что основная моя стратегическая задача – это сделать Новосибирск действительно третьей столицей Российской Федерации, понимая под этим, что Новосибирск, Новосибирская область должны стать точкой притяжения населения, нам необходимо остановить миграцию населения в западном направлении. Когда у нас с Дальнего Востока население переезжает в Сибирь и на Урал, а из Сибири переезжают за Урал в Москву и Санкт-Петербург. Остановить это явление и сделать Новосибирск и Новосибирскую область точкой притяжения населения не только из близлежащих регионов, как мы сегодня видим, но и в том числе из европейской части страны. Если сегодня из Сибири люди едут в Санкт-Петербург, то почему бы в обратном направлении не организовать движение?

– Амбициозная задача…

– И эта задача объединяет все остальные, потому что столица должна обладать и научным потенциалом, столица должна обладать своей культурной историей, столица должна обладать необходимой инфраструктурой комфортного проживания на территории. И еще я бы обратил внимание, что особенно важно для Новосибирска, столица должна обладать мощным образовательным потенциалом. То есть, если мы говорим о формировании миграционного потока в нашу сторону, то в первую очередь, конечно, нужно ориентироваться на молодежь. Молодежь – это те, кто ищет место, для того чтобы учиться и остаться здесь работать. Вот такая долгосрочная стратегическая задача.

– Вы вникли в ситуацию, познакомились со многими документами, которые доступны только на уровне главы региона. Какие три основные проблемы сейчас в Новосибирской области?

– Правильнее было бы ориентироваться, конечно, на мнение самих жителей Новосибирской области. По результатам соцопросов на первом месте это обеспокоенность состоянием дорог. Наверное, это оправданно с учетом той большой территории, которую область занимает. Второе – это все, что связано с городской средой, с ЖКХ, с коммунальной инфраструктурой, так скажем, муниципальная инфраструктура, понимая под этим не только Новосибирск, но и другие населенные пункты. Третье – это здравоохранение. Конечно, у меня, может быть, свое видение на основании тех документов, которые находятся не в публичной плоскости. Но тем не менее я считаю, что правильнее ориентироваться на мнение населения.

– Тогда давайте перейдем к тактическим задачам, которые вы планируете.

– Как я и говорил, это те задачи, которые в первую очередь беспокоят население. Они не должны откладываться за какой-то стратегический горизонт. Безусловно, и в 2018г. нам необходимо продолжить решение этих проблем, может, более активными темпами. Соответственно мы планируем дополнительные расходы и на дорожную деятельность, мы планируем и дополнительные мероприятия по развитию и реконструкции учреждений здравоохранения, решению проблемы кадрового дефицита, и, безусловно, мы планируем реализацию проектов по повышению комфортности проживания в наших населенных пунктах.

– А драйвером что должно стать? Тем ресурсом, который поможет решать эти проблемы?

– Если говорить о ресурсах, то первое, что на поверхности, что дает быстрый эффект, – это бюджетная политика. У Новосибирской области приличный бюджет – 132 млрд руб. по доходам. И я считаю, что у нас есть возможность увеличить свою доходную составляющую бюджета за счет более активной экономической и инвестиционной деятельности. Мы сегодня занимаем неприлично низкое место для нашего региона по объему привлеченных инвестиций. И, надо признать, последние два года объем капвложений в основные средства снижается, соответственно здесь есть потенциал роста.

Безусловно, в части повышения эффективности расходов здесь также есть с чем работать. Надо внимательно посмотреть направления расходований бюджетных средств. Я не пользуюсь уже имеющим негативную коннотацию термином «оптимизация». Я не намерен сокращать какие-то социально значимые расходы, но тем не менее я, например, считаю, что нам необходимо посмотреть на преференции и меры бюджетной поддержки коммерческим предприятиям. Они у нас достаточно разветвленные, они у нас большие и по численности субъектов, и по суммам.

Надо еще раз посмотреть, насколько они дают отдачу, бюджетный эффект, который должен стать основой при принятии решений по поддержке бизнеса. Нужно посмотреть на процедуры по закупкам в рамках государственного и муниципального заказа. Я там тоже вижу потенциал. То есть это решения быстрые, которые можно реализовывать в течение 2018г.

Если говорить о среднесрочных решениях, это, безусловно, привлечение инвесторов, это развитие налогового потенциала региона. Это легализация доходов, болезнь любого столичного региона в структуре экономики, в которой большой объем услуг, большой объем торговли лежит в зоне «серого» сектора. Нужно создать условия, чтобы доходы были легализованы и давали соответствующую отдачу в бюджет.

С Андреем Травниковым беседовал Сергей Старовойтов

Версия для печати
Саратовская Единая Россия выдвинула против КПРФ слабого кандидата на довыборах в Госдуму
Кандидатом «Единой России» на довыборах в Госдуму по Саратовскому одномандатному округу по результатам праймериз стал директор колледжа и член президиума регионального политсовета Игорь Морозов. Эксперты оценивают его как весьма слабого участника, неспособного выстоять против первого секретаря обкома КПРФ Ольги Алимовой, которая собралась вернуться в ГД. Сопоставляя эти факты, политологи допускают как возможность торга между единороссами и коммунистами, так и вероятность того, что ЕР не выдвинет Морозова на выборы, а вместо него неформально поддержит выдвижение против Алимовой ресурсного варяга федерального уровня. Сама Алимова разговоры о готовности ЕР сдать округ расценивает как попытку усыпить бдительность оппозиции.