Евстифеев:  за восемь месяцев работы в регионе я не видел, чтобы сенатор Дементьева каким-то образом помогла республике
17 ноября 2017

Бурков встраивает Омск в вертикаль

Фото: РИА Новости

Накануне заседания комиссии по отбору финальной группы кандидатов, претендующих в мэры Омска, гонку покинул Сергей Фролов – врио мэра, один из фаворитов этих выборов. Ранее Фролов принял предложение врио губернатора Александра Буркова пойти к нему в замы. Главным претендентом на кресло мэра после заседания комиссии оказалась министр экономики области Оксана Фадина, поддержанная Бурковым. 

17 ноября в Омске завершился третий этап второй в 2017г. попытки провести выборы мэра. Из 36 кандидатов, оставшихся после отсева изначально заявившихся 55 человек, комиссия выбрала четырех. Один из них 22 ноября будет выбран депутатами горсовета на пост мэра Омска на ближайшие пять лет. В финал прошли министр экономики Омской области Оксана Фадина, глава Калачинского района Фридрих Мецлер, депутат горсовета Алексей Ложкин и депутат заксобрания Константин Ткачёв.

Накануне свою кандидатуру с конкурса снял врио мэра Сергей Фролов. Сам он пояснил это решение переходом на работу в областное правительство, на пост вице-губернатора по вопросам ЖКХ и строительства, куда его ранее пригласил врио губернатора справоросс Александр Бурков. На прощание Фролов заявил журналистам, что главным кандидатом в мэры Омска он считает Оксану Фадину.

Фадина, отметим, считается кандидатом Буркова, о чем она сама заявила, выступая перед конкурсной комиссией: «Учитывая, что я вопрос с предоставлением документов на выборы обсуждала с Александром Леонидовичем, вопрос был согласован».

В то же время Фролов, выдвинувший свою кандидатуру еще при губернаторе Викторе Назарове, считался одним из фаворитов конкурса в мэры.

Сам Бурков накануне заседания отборочной комиссии заявил журналистам, что для областных властей важно, кто возглавит Омск. «Это должен быть человек с масштабным стратегическим мышлением. Нужно думать, куда придет город. Человек должен быть из команды губернатора, областного правительства. Нужно единение правительства [области] и города», – подчеркнул врио.

Политолог, декан факультета гуманитарного образования ОмГТУ Михаил Машкарин, комментируя резкую смену фаворитов, назвал это «очень сильным ходом» со стороны Буркова, который «спутал все карты тем, кто там начинал мутить». Глава региона, как следует из слов Машкарина, выигрывает со всех сторон: «С моей точки зрения, Бурков просто грамотно сохранил двух людей. Если бы он кого-то «прокатил», один из них должен был быть обижен, но в этой ситуации он Фролова взял себе и поставил на очень тяжелую дорогу. В то же время с вероятностью 99,9% мэром города станет человек, который работал в губернаторской команде. Просто врио расставил кадры так, как считает нужным», – поделился своим мнением эксперт.

Главред первой омской деловой газеты «Коммерческие вести» Марат Исангазин придерживается мнения, что «с точки зрения функционала» Фролов был бы лучшим кандидатом на пост мэра из всех. «Фролов  умный, самостоятельный, жесткий руководитель. А Фадина, как я подозреваю, будет брать под козырек – это конкретно креатура губернатора, чтобы встроить местное самоуправление в вертикаль власти. Единственная проблема, насколько ее [Фадиной] хватит. Потому что одно дело – встроиться в вертикаль, и другое – подписывать бумаги, за которые потом можно нести уголовную ответственность», – рассуждает эксперт.

Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин заметил, что «красивый ход» Буркова ранее уже использовали другие молодые технократы, правда, там на работу в областные администрации или правительства переходили мэры, которые сами активно противостояли предыдущим губернаторам. «Так что господин Бурков, учитывая, что он сам политтехнолог и за регионами следил внимательно, как раз и использовал этот ход, потому что счел его успешным. Поэтому думаю, что с вероятностью в 70% этот ход принесет свой результат», – сказал эксперт.

Салин полагает, что об успешности операции Буркова нужно будет судить через полгода – год, но если все сложится позитивно для главы региона, то, по словам собеседника, можно будет говорить о новой политической практике.

Впрочем, как следует из слов Исангазина, в Омской области даже если мэр и является ставленником губернатора, это еще не значит, что между ними не будет конфликта. Так случилось с «полежаевскими» мэрами Валерием Рощупкиным и Виктором Шрейдером. Последний всенародный мэр Омска Вячеслав Двораковский, который был избран уже при губернаторе Викторе Назарове, был, по словам Исангазина, «компромиссным кандидатом». Однако затем и между Назаровым и Двораковским возник конфликт, который вышел в публичную плоскость в 2016г., когда городские власти перестали справляться с уборкой города.

С другой стороны, и Фролов выдвинулся в мэры также без благословения Назарова, которому в апреле 2017г. при первой попытке выборов мэра не удалось провести в горадминистрацию своего кандидата – вице-губернатора Станислава Гребенщикова, неожиданно оказавшегося фигурантом уголовного дела.

Как напомнил Павел Салин, основной претензией к уволенным за последнее время региональным главам были как раз конфликты среди местных элит, в том числе по линии мэр – губернатор. «У господина Назарова была одна парадигма мышления – противостоять, а новый пришел с планами о том, как это противостояние с мертвой точки сдвинуть. Плюс, наверное, были проведены какие-то переговоры с представителями местных элит. У Назарова были позиции, от которых он не мог отступить, а у Буркова есть эффект чистого листа: что бы он ни предложил – это не капитуляция, а просто новая позиция нового человека», – сказал он. Карт-бланш, выданный Кремлем, также мог сыграть в этом свою роль, но, по мнению Салина, «местная элита прекрасно себе представляет, что путинский карт-бланш не стопроцентный». «В Тульской области элиты могут себе представить, что стопроцентный путинский карт-бланш есть у [губернатора] Дюмина, потому что он был его личным [адъютантом]. Но для большинства губернаторов этот карт-бланш распространялся на избирательную кампанию: был сигналом элитам, что главу региона необходимо поддерживать или по крайней мере не играть против него. А после победы путинский карт-бланш исчерпал свое действие. Так что и здесь, я думаю, он не играет какую-то роль», – выразил свое мнение политолог.

Версия для печати
Главное