Андрей Клычков:  там, где воровали, с этим нужно жестко бороться. Я себе поставил первую задачу – выучить наизусть бюджет
26 января 2017

Лев Шлосберг: Решение псковской обладминистрации о гайд-парках – это глупость и позор

В Пскове решением областных властей после почти двухмесячных митингов «Справедливой России» за отставку губернатора Андрея Турчака, которые проходили в двух гайд-парках в центре города, количество гайд-парков было сокращено до одного. Причем последний перенесли из центра в один из спальных районов. Депутат заксобрания Псковской области Лев Шлосберг делится своим мнением о том, что двигало властями при принятии этого решения.

«Я не уверен, что инициатива перемещения гайд-парков принадлежит лично Турчаку. Рядом с ним есть люди достаточно высокопоставленные, которые занимаются регулированием политической деятельности, как это у них называется. Эти люди очень болезненно реагируют на любую критику в адрес губернатора и в свой лично адрес. Постановление о внесении изменений [в закон о гайд-парках] 19 января подписал Максим Жаворонков. Это заместитель Турчака по вопросам политики, права и всевозможных общественных дел. Он был на тот момент исполняющим полномочия губернатора. И, как мне показалось, политический блок администрации счел вредным и опасным для имиджа губернатора длительное, ежедневное в течение нескольких недель размещение протестных баннеров.

Совершенно понятно, что Олег Михайлович Брячак и «Справедливая Россия» ведут свою личную вендетту в связи с тем, что их отношения с губернатором разладились. Использование открытых площадок в такой ситуации ожидаемо. Действия администрации принесли ей больший вред, чем эти протесты.

Но не только политические, но и многие другие общественные организации, многодетные родители, защитники животных, профсоюзы регулярно пользовались этими площадками. То есть этот механизм в Пскове работал. Уже звучат мнения о том, что Олег Брячак и «Справедливая Россия» злоупотребили своим правом и монополизировали эти площадки. И на самом деле в законе есть положение о том, что если кто-то один туда вышел, то второй уже не может. Но, опять таки, это тоже предмет переговоров, и такие вещи публично или непублично должны регулироваться в процессе переговоров. А в итоге мы получили ситуацию, когда унтер-офицерская вдова сама себя высекла.

Но у этого есть и формальные стороны. Я написал заявление в прокуратуру Псковской области, где прошу дать оценку этому постановлению [Жаворонкова] на предмет соблюдения гарантий прав и свобод граждан. У нас было две площадки, а теперь осталась одна, в моем понимании, это ограничение прав и свобод граждан. Кроме того, в 54-м федеральном законе написано, что эти площадки должны выделяться с учетом достижимости цели общественных акций, то есть они должны быть заметны. Безусловно, в историческом центре города площадки для этого подходят. А новая площадка – это то же самое, что нас послали к чертовой матери. Можно было вообще на окраине Пскова или на Ленинградском шоссе или объездной дороге [создать новый гайд-парк]. В любом случае, это выражение неуважения даже не к политическим партиям, а в целом к гражданскому обществу.

Но я хочу обратить внимание еще на одну вещь: лица, близкие к областной администрации, в ходе минувшей избирательной кампании монополизировали эти две площадки. Есть такая партия «Гражданская сила», и кандидат от этой партии господин Хамзаев удивительным образом «забетонировал» эти две площадки на несколько недель избирательной кампании. Там стояли его баннеры, что не давало возможность никому другому в течение долгого времени выйти на эти площадки на публичные мероприятия.

Сейчас нужно дождаться позиции прокуратуры. Если прокуратура Псковской области не примет адекватных, на мой взгляд, мер и не предложит администрации изменить свое решение, то я обращусь в Генпрокуратуру. Кроме того, я направил обращение самому Максиму Жаворонкову с предложением отменить это постановление как нарушающее права и свободы граждан, поскольку, на мой взгляд, недовольство властей формой и содержанием тех или иных протестных акций не является основанием для изменения норм права. Решение администрации – это глупость и позор. Политики, во всяком случае избранные политики точно, должны быть терпимы к другому мнению, критике, в том числе публичной и раздражающей».

Версия для печати