Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
9 декабря 2014

Василий Голубев:

Для меня, с первого дня работы, привлечение инвестиций – главный приоритет

Фото: ria.ru

О секретах привлечения в Ростовскую область инвесторов в условиях финансового кризиса и работе по предотвращению межнациональных конфликтов на фоне подготовки к чемпионату мира по футболу–2018, а также о том, как региону удалось справиться с многотысячной волной беженцев из Украины в интервью «Клубу Регионов» рассказал губернатор Василий Голубев.

Корреспондент: В результате событий на Украине Ростовская область первой приняла на себя волну беженцев. Как справлялись с таким потоком? Как в итоге оцениваете работу ростовских служб и ведомств в обстоятельствах гуманитарной ЧС?

Василий Голубев: Число украинцев, приезжающих в Россию через Ростовскую область начало увеличиваться с конца марта. А в начале лета их поток стал нарастать лавинообразно. Уже 2 июня мы поняли: беженцев у нас столько, что необходимы уже другие меры, нежели в обычном режиме. Сначала мы просто мониторили потоки людей. Отдавали себе отчет, что основная масса едет к родным, знакомым, часть возвращалась обратно. А где-то к 10 июня поняли: людей нужно размещать, это уже настоящие беженцы. Открыли стационарные пункты временного размещения на базе образовательных и других учреждений. К 20 июня стало ясно, что требуются и мобильные пункты: нуждающихся в пристанище людей считали уже не сотнями, а тысячами. Пика проблема достигла в начале июля – к нам обратились почти 60 тыс. переселенцев из Украины с просьбой их обустроить. Тогда мы подключили всех: медиков, МЧС, ФМС, муниципалитеты.

Режим чрезвычайной ситуации сначала работал только в части муниципальных образований, потом его границы пришлось расширить по всей области. Появились проблемы, которые в обычном режиме мы не могли решать, – финансовые. Например, медобслуживание, в том числе помощь беременным женщинам. За это время на территории Ростовской области у приехавших с Украины родилось более 200 детишек. Стариков нужно было размещать в каких-то специализированных учреждениях. Но это федеральное финансирование.

И федеральная помощь подоспела вовремя. Были, как вы знаете, специальные решения руководства страны. Не только, кстати, финансовые, очень четко была организована работа по переброске беженцев в другие регионы страны.

Мы, между тем, решали проблемы трудоустройства остающихся в области беженцев, оформления документов на временное убежище, дающих право работать, лечиться.

С вопросами о трудоустройстве к нам обратилось около 40 тыс. человек, все получили необходимые консультации. Хотя реально тех, кого это волнует, раза в два больше – тысяч 90 или даже 100. Просто многие пытаются справиться своими силами – через родных, знакомых. Около 6,5 тыс. человек получили постоянную работу, в том числе более 5,5 тыс. в Ростовской области, и можно смело говорить: они здесь останутся. В этой ситуации бизнес себя показал очень правильно и оперативно. Представители компаний приезжали в пункты временного размещения беженцев, составляли анкеты, искали тех или иных специалистов. Есть предприятия, которые взяли по 50–70 человек. В сельском хозяйстве есть примеры, когда 10–20 семей взяли. Берут механизаторов, токарей – это хорошие рабочие специальности.

Отдельно скажу по нашим шахтерским территориям. Там нехватка врачей: обеспеченность этими специалистами не превышает 70%. И вот туда приехало около 100 специалистов – хорошее подспорье. Правда, там обязательно нужно подтвердить украинский диплом. Зато, если советский, на работу принимают сразу. То же самое с учителями. Работу нашли больше сотни педагогов – поехали в том числе в дальние территории. Приняли украинских специалистов и угольные предприятия.

Решали и другие вопросы. В наши школы пошли почти 9 тыс. детей беженцев, около 600 малышей оформили в детские сады, там, где была возможность сделать это не в ущерб очередников из числа жителей Ростовской области. 1 300 молодых людей с Украины пошли учиться в наши донские вузы – мы с Министерством образования России эту проблему решили. Профтехучилища тоже взяли заметное количество ребят.

Одним словом, мы постарались решить весь комплекс проблем. Мне известно, что многочисленные представители международных организаций, в том числе ОБСЕ и ООН, которые в конце концов откликнулись на приглашения российского МИДа приехать и побывать в лагерях беженцев, дали высокую оценку этой нашей работе.

Но знаете, дело в том, что основную нагрузку по приему семей-беженцев взяли на себя обычные граждане, жители Ростовской области. Именно в их семьях до сих пор живет основная часть людей, а это сегодня почти 40 тыс. человек!

И именно им благодарен я. Именно жителям Ростовской области были адресованы теплые слова, которые во время нашей встречи высказал, оценивая ту ситуацию, глава государства Владимир Владимирович Путин.  

Корр.: С принятием санкций многие регионы забили тревогу – инвесторы уходят. При этом ростовчане на форуме в Сочи подписали 15 соглашений на 133 млрд рублей. Это пятая часть всех контрактов, а в форуме участвовали 74 региона. Что такого знает и умеет Ростовская область и – добавим – ее губернатор, чего не знают и не умеют другие регионы? Почему инвесторы даже в столь напряженных условиях не боятся вкладывать деньги именно здесь?

Голубев: Есть один секрет: надо окружить инвестора такой заботой, вниманием и любовью, так обаять и крепко обнять, чтобы он не смог уже вырваться из этих теплых объятий, просто не захотел бы!

А если серьезно, мы на протяжении ряда лет последовательно и бережно выстраиваем систему, которая была бы комфортной для инвестора. Для меня с первого дня работы, привлечение инвестиций – главный приоритет. Причем всегда: и в благополучные годы, и в периоды кризисов.

Конечно, приоритетность привлечения инвестиций сегодня декларируют едва ли не все страны и регионы мира. Самое трудное сделать так, чтобы слова не расходились с делами. У нас это получается.

Основной макроэкономический индикатор этого – рекордный совокупный объем ежегодных инвестиций, полученный в минувшем году, – более 251 млрд руб. При этом мы первые на юге России по объему привлекаемых прямых иностранных инвестиций на душу населения. Самый большой на юге страны объем иностранных инвестиций – это сигнал для всех инвесторов, и российских, и зарубежных: в Ростовской области – действительно привлекательные условия для ведения бизнеса. А ведь иностранные инвесторы – наиболее чувствительны к качеству инвестиционного климата, поскольку у них всегда есть альтернативы по локализации своих проектов в других регионах и странах.

Все, кто активно инвестирует в Ростовскую область, видели, что в последние годы мы последовательно увеличивали объемы налоговых льгот для инвесторов.

Мы вышли на некий рациональный баланс налоговых льгот. Для инвесторов у нас – одни из самых низких налогов в стране: речь, прежде всего, о налоге на имущество и региональной части налога на прибыль. Мы реально способны конкурировать и с теми странами, с которыми Россия обычно борется за локализацию инвестиционных проектов.

По ряду позиций достигнут нижний предел налогов со сроком действия налоговой льготы пять лет. Причем, что важно, мы создали комфортные налоговые условия ведения бизнеса не только для крупных и средних инвесторов, но и для малого бизнеса. Например, мы полностью освобождаем любого инвестора, независимо от объема его инвестиций, от налога на вновь создаваемое имущество на территории индустриального парка, включенного в реестр Ростовской области.

В свою очередь, есть и специальные льготы для малого бизнеса. Например, если предприниматели пользуются упрощенной системой налогообложения, где облагаются «доходы, уменьшенные на расходы», такой малый бизнес на территории Ростовской области платит налог по ставке 10%, при максимальных по стране 15%.

Важная часть инвестиционной привлекательности Ростовской области – это низкий госдолг. В Южном федеральном округе Ростовская область – лучшая с точки зрения управления долгом, он у нас самый низкий. По этому году статистики еще нет, но по итогам прошлого у нас госдолг был на уровне 18,2% от максимально возможной по Бюджетному кодексу величины. В то время как по ЮФО этот показатель в среднем составлял 64%, то есть втрое выше (!), а в целом по стране – 33%.

Или взять инфраструктурные ограничения. Про них сегодня говорится очень много и это действительно одна из ключевых в стране проблем развития бизнеса, новой индустриализации. Сегодня заводы и фабрики строятся в основном в пригороде, в чистом поле, так называемые гринфилды. И это мировая тенденция. Соответственно, освоение гринфилдов требует от инвесторов больших вложений в инфраструктуру, что очевидно тормозит инвестиционную активность.

Мы первыми в стране на уровне областного закона прописали для инвесторов возможность 50-процентного софинансирования затрат на подключения к инженерной и транспортной инфраструктуре. И это очень эффективный инструмент поддержки самой ценной для нас инвестиционной активности – появление предприятий с нуля. Мы субсидируем, как правило, 50% стоимости коммуникаций, хотя в отдельных случаях, например для проектов АПК с объемом инвестиций более 15 млрд рублей, – до 95%.

Субсидии, по сути, являются возвратными инвестициями Ростовской области. Созданные благодаря инфраструктурной поддержке заводы и фабрики, животноводческие и птицеводческие комплексы, транспортные и перерабатывающие предприятия возвращают затраченные на субсидии средства через налоги.

Конкурентные преимущества в пользу размещения в нашем регионе новых производств, а также развития существующих, мы будем только усиливать. И никакие кризисные явления нам здесь не помешают. Все что связано с привлечением инвестиций – это защищенные статьи бюджета, это всегда приоритет.

Корр.: Ростовская область активно сотрудничает с Агентством стратегических инициатив (АСИ). Именно в вашем регионе отрабатывался пилотный проект по сокращению сроков прохождения разрешительных процедур для бизнеса в сфере земельных отношений и строительства. Каковы его результаты?

Голубев: Мы с очевидной пользой для инвестклимата области выступили полигоном для реализации совместно с федеральным Агентством стратегических инициатив этого пилотного проекта по сокращению сроков и количества разрешительных процедур, связанных с созданием инфраструктуры.

Работу эту проводили в рамках поручения президента Владимира Путина.

Ее итогом стало сокращение в четыре раза количества бюрократических процедур – с 15 до 4 госуслуг, а также сроков на их прохождение – они сокращены втрое. Если раньше на получение всех разрешений для строительства линейных сооружений требовалось больше года, то теперь можно суммарно уложиться в 90 дней.

Причем самую большую экономию по срокам мы получили тогда, когда нашли законную возможность отказаться от необходимости получать разрешение на строительства для линейных объектов «последней мили».

Ростовская область – первая и пока единственная в Южном федеральном округе в полном объеме внедрила все 15 пунктов регионального инвестиционного стандарта, рекомендованного АСИ.

Сегодня все российские регионы в рамках внедрения инвестстандарта пытаются реализовать у себя лучшие российские и мировые практики по работе с инвесторами.

Все дружно и активно стремятся на некий унифицированный и при этом довольно высокий уровень работы с инвесторами. А значит, и обостряется конкуренция между регионами. И с одной стороны, это хорошо. Ведь в конечном итоге повышается конкурентоспособность страны в целом.

Хотя, безусловно, для сохранения лидирующих позиций Ростовской области приходится быть активнее при внедрении всего нового и передового. Тем более что некоторые вещи из внедряемого сейчас повсеместно в стране инвестиционного стандарта АСИ, в Ростовской области реализовались намного раньше, чем появился сам стандарт.

Корр.: Ростовская область – многонациональная и как все южные регионы находится довольно близко к секверокавказским республикам. И тем не менее Центр изучения национальных конфликтов, который готовит рейтинги межнациональной напряженности, фиксирует поступательное уменьшение конфликтов в Вашем регионе. Какими рычагами удерживаете ситуацию?

Голубев: Вы правы, с нами рядом кавказские республики, и оттуда традиционно люди не просто приезжают, а и учатся – на это есть квоты. Южный федеральный университет, Донской государственный технический, государственный университет путей сообщения... Но знаете, надо исходить из одной простой вещи. Для Ростова большое количество национальностей – не проблема. Наоборот, это история, традиция. Кто-то насчитал, что на Дону издревле бок о бок в мире и дружбе живут более 150 национальностей! И это не вызывает аллергии, но при одном условии. Есть консультативный совет при губернаторе, межведомственная комиссия, где собирается не менее полусотни разных диаспор. И мы утверждаем элементарную вещь: здесь все живут по законам этой земли. Понятно, что по законам России, но и на Дону есть свой уклад, свои традиции, правила, уставы. Отношения, которые выходят за рамки этих правил, рассматриваются представителями диаспор.

Да, совсем без конфликтов не получается, не скрою. Но зачастую сегодня просто пытаются выдавать некоторые обычные в общем человеческие, личностные конфликты и ссоры за межнациональные. А они начинаются на бытовой почве, «за одним столом». Вот тут как раз важно дойти до истины. Всегда найдутся желающие разогреть ситуацию. Ни в коем случае нельзя этого допустить: разжечь легко – потушить сложнее. Поэтому конфессии и диаспоры, которые есть в области, должны постоянно находиться в диалоге. И мы стремимся постоянно поддерживать этот диалог.

Корр.: В конце октября Вы приняли участие в заседании наблюдательного совета организационного комитета «Россия-2018» по подготовке и проведению чемпионата мира, которое провел в Москве Президент России Владимир Путин. На какой стадии сегодня строительство стадиона в Ростове, какие задачи предстоит решить?

Голубев: Общая стоимость подготовительной программы по Ростовской области больше 85 млрд руб. Это и строительство аэропортового комплекса «Южный», и развитие дорожной сети, и ввод в эксплуатацию новых мостов; возведение новых отелей и развитие туристических объектов, и конечно, строительство спортивной инфраструктуры.

Переноса сроков по этим проектам заведомо быть не может. Для меня лично, для всего правительства Ростовской области – это колоссальная ответственность. Но мы мечтали о такой ответственности, боролись за нее.

Уже в ближайшее время экономика Ростовской области начнет все сильнее и сильнее чувствовать позитив от этих флагманских проектов: на месте строительства аэропорта «Южный» и стадиона уже разворачиваются стройгородки, строительство объектов транспортной инфраструктуры – в самом разгаре. И по стадиону, и по аэропортовому комплексу «Южный» проекты уже вышли из госэкспертизы. В 2015 году мы в полном объеме и без опозданий входим в плоскость практической реализации дорожной карты по всем проектам.

Версия для печати