Неверов:  наши коллеги могут сосредоточиться на ведении избирательной кампании, а не только на поиске спонсоров у себя в регионе
28 сентября 2012 | Архив

Встреча президента РФ Владимира Путина с и.о. губернатора Рязанской области Олегом Ковалевым

Владимир Путин встретился с исполняющим обязанности губернатора Рязанской области Олегом Ковалевым и жителями региона – представителями общественности, сфер образования, культуры и обороно-промышленного комплекса.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, коллеги!

У нас складывается расширенный формат работы с руководителями регионов. Рязань не первый регион, с которым мы стараемся выстроить работу таким образом. Естественно, мы с губернатором поговорим по таким вопросам, в которых он должен разбираться и разбирается как человек, который достаточно долго руководит регионом. Но мне бы хотелось и из первых рук послушать ваше мнение о том, что не только происходит в области в целом (так я себе это, конечно, представляю), но и что происходит в конкретных отраслях, в конкретных сферах деятельности, в жизни региона, там, где вы самым активным образом работаете, принимаете участие в решении задач, сталкиваетесь с проблемами, вопросами. Давайте в неформальном режиме побеседуем.

Может быть, Вы, Олег Иванович, представите Ваших земляков?

О.КОВАЛЁВ: Да, конечно.

Кузнецов Сергей Николаевич, преподаватель университета имени С.Есенина и руководитель ГТРК «Рязань».

Анна Владимировна Рязанцева, многодетная мама.

В.ПУТИН: Фамилия соответствует. (Смех.)

О.КОВАЛЁВ: Анна Владимировна – многодетная мама, причём есть и приёмные дети. Она тщательно готовилась, очень волнуется.

В.ПУТИН: Анна Владимировна, сколько у Вас деток?

А.РЯЗАНЦЕВА: Пока пятнадцать. Готовимся принять ещё двоих.

В.ПУТИН: А приёмных сколько?

А.РЯЗАНЦЕВА: Десять. Один из них – усыновлённый малыш.

О.КОВАЛЁВ: Мы им уже выделили большую машину.

А.РЯЗАНЦЕВА: «Газель» подарили, чтобы всей семьёй ездили.

О.КОВАЛЁВ: Иогансон Борис Игоревич на конкурной основе избран руководителем музея Сергея Есенина, село Константиново. Ведёт сейчас большую работу, с тем чтобы само село сохранить в том виде, в котором оно было, и большую работу ведёт по самому музею.

Дрожжин Игорь Владимирович представляет Государственный Рязанский приборный завод. Это завод, который работает на оборонку, крупный завод, я Вам о нём говорил, он работает на авиацию. Игорь Владимирович – молодой инженер-конструктор.

Стручкова Наталья Юрьевна – магистрант Рязанского государственного университета имени С.Есенина, первый курс. Она представляет у нас студенчество.

В.ПУТИН: Понятно. Может быть, начнём тогда с промышленности?

И.ДРОЖЖИН: Как уже Олег Иванович сказал, я работаю инженером-конструктором на Государственном Рязанском приборном заводе, но ещё я являюсь председателем совета молодёжи, совмещаю.

В.ПУТИН: На этом предприятии?

И.ДРОЖЖИН: Да. Две с половиной тысячи человек молодёжи у нас до 35 лет есть, мы ведём с ними активную работу по молодёжной политике.

В.ПУТИН: Сколько процентов?

И.ДРОЖЖИН: Это одна треть. Всего 7,5 тысячи.

В.ПУТИН: Очень хорошо.

И.ДРОЖЖИН: Потенциал, конечно, у молодёжи большой. Естественно, бывают проблемы с привлечением активной молодёжи, но работаем над этими вопросами.

По промышленности. Вообще, в Рязанской области хорошо развит промышленный сектор, и много предприятий военно-промышленного комплекса. В стране у нас уже много сделано для ВПК, для развития, для поддержки, и очень многое хорошо, но есть некоторые проблемы. И вот в последнее время нас стало беспокоить, что Министерство обороны всё чаще и чаще начинает производить закупки военной техники за рубежом, какой-то процент, и процент этот растёт.

Конкуренции мы не боимся, но, конечно, хотелось бы иметь поддержку в лице государства и в лице Вас, Владимир Владимирович. И для того, чтобы поддержать нашу продукцию, чтобы она оставалась конкурентоспособной и на нашем рынке, и за рубежом, наверно, необходимо принимать некоторые меры. Меры какие: мы видим эти меры в изменении принципов формирования гособоронзаказа. Что бы нам хотелось видеть? В первую очередь нам хотелось бы видеть долгосрочные стабильные госзаказы.

Также злободневным является вопрос об авансировании госзаказов, чтобы оборонные предприятия не брали кредиты, в связи с этим не теряли свои денежные средства, ну и, конечно же, нужно обязать Минобороны делать большую часть закупок у отечественных производителей, а не за рубежом.

В.ПУТИН: Игорь Владимирович, сразу могу сказать, что я так, как и Вы, заинтересован в том, чтобы наша оборонка развивалась, и развивалась на собственной базе, эффективно, обеспечивала бы интересы государства в плане повышения обороноспособности страны, но и чтобы решались социальные вопросы у людей, чтобы зарплата росла.

У вас, кстати, какая средняя зарплата на предприятии?

И.ДРОЖЖИН: Средняя зарплата – 24 тысячи рублей.

В.ПУТИН: А в Рязани в целом?

О.КОВАЛЁВ: Это по рязанским меркам выше среднего уровня, у нас 19 – средняя по экономике, 24 – это выше.

В.ПУТИН: Да, то есть это говорит о том, что в целом оборонка, в общем, в известной степени на ноги встаёт, и происходит это прежде всего за счёт увеличения гособоронзаказа.

Я уже много раз на этот счёт говорил, вы тоже знаете наверняка, у нас огромные деньги (20 триллионов) предусмотрены на нужды обороны на ближайшие годы, до 2020 года. Ещё плюс почти 3 триллиона – на переоборудование самого оборонного комплекса, самих предприятий. Что касается гособоронзаказа, то, конечно, он прежде всего должен базироваться на своих собственных предприятиях, опираться на свои собственные предприятия.

Вместе с тем Вы обратили внимание на необходимость сохранения конкурентоспособности. У нас в советское время конкурентоспособность подменялась социалистическим соревнованием. В известной степени было даже и неплохо с учётом того, что не было никакой реальной рыночной конкуренции. Нам нужно обеспечить, чтобы наша оборонка находилась всё-таки в конкурентном поле, потому что без конкуренции прогресс невозможен, но в то же время чтобы Минобороны в основном закупки осуществляло на наших предприятиях. Это абсолютно точно.

Во-первых, могу вам сказать, что так оно и есть. У нас, наверное, больше 90 процентов всех закупок – это закупки на наших предприятиях.

Второе. Все государства мира так или иначе всё-таки узлы, комплектующие в условиях глобализации экономики – отчасти, гораздо больше, чем мы, кстати сказать, – приобретают за рубежом, причём в том числе очень высокоразвитые экономики мира делают (и американская, и европейские), их оборонные комплексы закупают часть оборудования и комплектующие за границей, там, где это выгоднее.

Конечно, всегда возникает мысль о том, что в критических условиях никто нам не поставит запасных частей и так далее, но Вы, как человек, работающий в этой сфере, тоже понимаете, каковы особенности ведения вооружённой борьбы сегодня. Она очень краткосрочна. Изделия, которые Вы производите или Ваши коллеги производят, в условиях конфликта или тем более вооружённой борьбы достаточно быстро утилизируются, поэтому и запчасти часто не так нужны, а в нормальном режиме их всегда можно получить.

Конечно, лучше всё это производить у нас, чтобы не зависеть, особенно в стратегических областях обороны. Это абсолютно точно, и мы именно этому и будем следовать. Я Ваш полный союзник в этом отношении, даже не сомневайтесь.

Что касается авансирования, то Минобороны перешло уже к такому авансированию. По некоторым контрактам действительно приходится брать кредиты, и само Министерство обороны договаривается, уже договорилось, по сути, с Министерством финансов о том, что частично будут делать за счёт кредитования, исполнять эту программу. Но в условиях достаточно ограниченных возможностей бюджета для нас важно сохранение самой программы гособоронзаказа, самой программы. Конечно, нужно её минимизировать, но Минобороны переходит уже к авансированию. По некоторым контрактам это авансирование до 100 процентов.

У вас основной вид продукции какой?

О.КОВАЛЁВ: Мы не на хвосте стоим, Владимир Владимирович, мы выпускаем промежуточную продукцию. Это локационные установки, установки слежения. В общем-то, делаем «мозги» для всего, что летает.

Мы недавно провели совещание с руководителями предприятий. О чём договорились? Мы уже знаем, что принято решение о поддержке в том числе и социальной сферы оборонных предприятий. И для нас очень важно выстроить, во-первых, взаимоотношения с радиоуниверситетом для наших оборонных предприятий, потому что он основной поставщик кадров – раз.

И второе. Я уже дал поручение выделить земельные участки для того, чтобы они могли строить жильё. Будет льготное финансирование с субсидированием процентных ставок. И я думаю, что этим самым мы тоже молодые кадры подтянем.

В.ПУТИН: Нужно, конечно, им попадать в программы модернизации самого ОПК.

О.КОВАЛЁВ: Они попали. Приборный завод попал. Хотя они за свои деньги построили новый корпус под новый самолёт.

В.ПУТИН: Если они попали в программу модернизации – это уже хорошо, значит, они получат достаточно дешёвые ресурсы.

О.КОВАЛЁВ: Да. Частично они сделали за свои деньги и сейчас дорабатывают.

В.ПУТИН: Потом мы с Вами ещё останемся, если по конкретным предприятиям есть вопросы – Вы мне их сформулируйте.

О.КОВАЛЁВ: Хорошо.

В.ПУТИН: Если нужно, я соответствующее поручение Министерству обороны сформулирую.

О.КОВАЛЁВ: Хорошо.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Наталья Юрьевна.

Н.СТРУЧКОВА: Владимир Владимирович!

Мы все с вами сейчас видим, какова ситуация на Ближнем Востоке. И как представителей молодёжи, нас это также волнует, мы не хотим «арабской весны», мы не хотим «разноцветных революций». Более того, считаем, что решение данных межнациональных и межрелигиозных конфликтов с позиции силы неприемлемо, и неприемлемо в первую очередь для России.

Тем не менее проблемы существуют. Народу навязать единство, на мой взгляд, невозможно. Тогда встаёт вопрос: где найти ту основу, которая привела бы, скажем так, к согласию в обществе? То есть это формулирование общенациональной идеи какой-то или это вопрос веры отдельно каждого человека? Недавно Госдумой как раз было принято заявление о защите религиозных прав верующих. Мы понимаем, что определённые какие-то политические меры принимаются в этом направлении. Как Вы видите дальнейшие приоритеты политики в этом направлении?

В.ПУТИН: Вы самый лёгкий вопрос задали. (Смех.)

Если по-серьёзному, сложнее нет. В современном мире вообще нет более сложного вопроса, чем тот, который Вы сейчас задали. Надо сказать, что в этом отношении Россия всегда выгодно отличалась от других стран. Выгодно в том смысле, что она формировалась всегда. Вы студентка, да?

Н.СТРУЧКОВА: Магистрантка.

В.ПУТИН: Магистрантка гуманитарного университета, и наверняка знаете, наша страна формировалась как многонациональная и многоконфессиональная страна практически с первых шагов. По мере развития в её состав вливались всё новые и новые этносы, новые народы, представители разных религий. И изначально, просто изначально, с первых шагов, кстати говоря, наша ведущая православная конфессия, православное христианство, было очень толерантно по отношению к другим религиям. Сверхзадача заключается в том, чтобы представитель каждого, даже самого маленького этноса, если он проживает на этой территории и является гражданином этой страны, чувствовал себя абсолютно равноправным со всеми, чтобы он понимал, что и он лично, и его дети могут реализовать самые амбициозные планы своего развития и реализации себя как личности, и ни в чём для него нет ограничений – вот это самое важное, – и ни в чём не будет ущемлён.

И, повторяю, Россия всегда выгодно отличалась от других стран. Почему? Потому что мы никогда не навязывали никому свою волю, мы ни к кому не забирались со своим уставом. Если, конечно, исключить советский период, но это была не только наша вина и беда, просто такова была государственная идеология. И на какой-то период времени не только нашу страну, но и многие другие захлестнула идея «мировой революции», и эту идею мы старались продвинуть на другие территории. Но в целом мы всегда очень уважительно относились внутри страны ко всем этносам, народам и религиям и старались это транслировать на международной арене. Так не везде и не во всём мире происходило.

Первая этническая чистка, которая известна человечеству, масштабная, состоялась когда? Состоялась между кем и кем? Состоялась между Римской империей и Карфагеном, когда Римская империя в течение длительного времени пыталась уничтожить Карфаген (а он, как известно, находится на территории сегодняшнего Туниса, то есть в Северной Африке). Они не только захватили и оккупировали в течение трёх лет, по-моему, примерно, я сейчас могу ошибиться, но потом, когда всё разрушили, уничтожили, практически всех вырезали и уходили с этой территории, ещё и солью посыпали, чтобы там ничего не росло.

Говорят, что сегодняшняя европейская культура основана на великой культуре Римской империи. Это правда. Но эта великая культура очень многогранна. И эти страницы тоже были в истории великой Римской империи. Очень бы не хотелось, чтобы сегодня повторялось то, что уже было в истории человечества когда-то много-много веков назад. На мой взгляд, что-то похожее происходит, когда сильные страны пытаются слабым странам навязать свои правила поведения и свой моральный кодекс, не соизмеряя свои действия с историей, с традициями, с религиозными особенностями той или другой страны.

Наша позиция заключается в том, чтобы способствовать переменам к лучшему во всех странах, но не навязывать, особенно не навязывать с помощью силы то, что мы считаем правильным, а побуждать к развитию изнутри. Вот в этом заключается наша позиция по ситуации в арабских странах, связанная с так называемой «арабской весной». В этом заключается наша позиция по Сирии. Ведь, смотрите, что там происходит? Мы же предупреждали, что нужно действовать аккуратно, не навязывать ничего силой, иначе это приведёт к хаосу. И что мы сейчас наблюдаем? Ситуацию, очень похожую на хаос. И главное, наши партнёры остановиться не могут. Уже создали систему или отсутствие всякой системы, создали обстановку хаоса на многих территориях – сейчас ещё подталкивают, такую политику продолжают в других странах, в частности, в Сирии пытаются сделать то же самое.

Внешняя политика, как правило, продолжение внутренней. Повторяю ещё раз: всё-таки для нашей страны чрезвычайно важно сохранение межконфессионального мира и благоприятного взаимодействия между различными этносами.

И хочу закончить тем, с чего начал: когда каждый человек – и представитель крупной нации, и маленького этноса – будет чувствовать себя абсолютно равноправным и защищённым, что очень важно, защищённым в равной степени, как все другие граждане страны, тогда это будет, безусловно, способствовать укреплению государства.

Это сложный процесс, он требует очень внимательного отношения к вопросам истории, культуры. Мы только что с представителями культурного сообщества России, различных организаций и учреждений культуры обсуждали в том числе эти вопросы, над решением этой задачи должно работать всё общество: и молодёжные организации, и учреждения культуры, и средства массовой информации.

Пожалуйста.

С.КУЗНЕЦОВ: Владимир Владимирович, Вы неоднократно были в Рязани, я уверен, что ещё много раз приедете, и видели сами, когда приезжали в Рязань, какие происходят перемены. Когда я приезжаю в другие регионы, мне говорят: «Откуда ты? Рязань? А что у вас там? Десантное училище и родина Сергея Есенина». На самом деле люди, может быть, не все знают, что в Рязани на самом деле богатый комплекс, как говорили мои коллеги, и по оборонке, и всегда исторически развивалось сельское хозяйство, сейчас развивают экологический туризм. Было бы глупо этого не делать, зная, что есть прекрасные мещёрские леса и Окский заповедник, где, как Вы знаете, реализуют программу по сохранению белых журавлей, и есть ещё программа по сохранению зубров. Сейчас много что делается.

Мне бы хотелось у Вас спросить как у Президента. Какой всё-таки Вы в идеале видели бы Рязанскую область? Что нужно в первую очередь развивать в Рязанской области? Какие Вы назвали бы направления более приоритетные сейчас для нас, для тех, кто живёт в Рязанской области?

В.ПУТИН: Коллега начал с этого. Игорь Владимирович, да? Он говорил о конкурентоспособности предприятия, на котором он сам работает. Мне кажется, что нужно делать ставку на те сферы деятельности, которые являются наиболее конкурентоспособными. Было бы глупо начать сажать виноград у вас или пытаться бананы выращивать. Можно это всё сделать, между прочим.

С.КУЗНЕЦОВ: Всё помёрзнет.

В.ПУТИН: Нет, можно построить теплицы, и ничего не помёрзнет. Просто это будет очень дорого. И ваши бананы не будут конкурентоспособными.

О.КОВАЛЁВ: И они будут кислые, как брусника.

В.ПУТИН: Нужно делать то и производить то, где жители Рязанской области являются или могут быть безусловными лидерами. Та высокотехнологичная сфера деятельности, где Игорь Владимирович работает, – лучший тому пример. Мне кажется, нужно делать упор именно на высокотехнологичные сферы производства. Ну и, разумеется, имея в виду, что Рязань и Рязанская область в значительной степени, в прямом смысле слова, относится к самому сердцу России. Здесь и народные промыслы, и народная культура – всё, что связано с душой нации. Вот это очень, мне кажется, важно и востребовано.

О.КОВАЛЁВ: У нас развит аграрный сектор. Не без проблем, конечно, как и у всех, засухи – всё бывает. Но мы сейчас будем делать большой упор на создание переработки сельхозпродукции. Мы должны в Москву отправлять готовые продукты.

В.ПУТИН: Сельхозпроизводство становится всё более и более высокотехнологичным.

О.КОВАЛЁВ: И там всё меньше и меньше требуется людей, а люди, проживающие в сельской местности… Если мы создадим пищевую промышленность, то мы повысим стабильность самого сельхозпроизводства за счёт диверсификации: зерно, сахарная свёкла, подсолнечник и так далее.

И, конечно, по оборонке, что касается высокотехнологичных предприятий, то буквально на днях мы открыли инновационный центр при радиоуниверситете, где будет сосредоточено большое количество малых предприятий именно с научной разработкой и доведением разработок до производства, где будут студенты, аспиранты. Во-первых, это им дополнительный заработок, во-вторых, это будут всё-таки те разработки, которые будут идти в серию. То есть это направление для себя тоже видим важным.

В.ПУТИН: Правильно.

Анна Владимировна, пожалуйста.

А.РЯЗАНЦЕВА: Уважаемый Владимир Владимирович!

У меня такой вопрос. Как уже здесь говорилось, я многодетная мать, воспитываю 15 детей, десять из них – приёмные.

Конечно, многодетные семьи на Руси всегда были исконно русской традицией. Воспитывать много детей – это очень непросто. Но трудностей в таких семьях, как правило, не боятся, где всегда очень дружно и слаженно работают, чтобы обеспечить себя всем необходимым. Материальная сторона, конечно, очень важна в правильном воспитании наших детей, но это не самая главная составляющая.

Меня, конечно, как мать стольких детей, волнует вопрос и духовного развития подрастающего поколения. Сейчас очень много таких информационных источников: компьютеры, телевизоры – откуда наши дети черпают то, что, конечно, не хотелось бы, чтобы они видели.

В.ПУТИН: Информационные угрозы, так скажем, для детей.

А.РЯЗАНЦЕВА: Да. Вот у меня к Вам вопрос. Что, по Вашему мнению, необходимо сделать, чтобы молодёжь у нас росла духовно и нравственно богатой, чтобы не только на словах был патриотизм, духовность, традиции, а всё это было основой развития и процветания в нашей стране?

В.ПУТИН: В практическом плане нужно поддерживать таких, как Вы. Таких людей, которые так любят детей, с такой душой к ним относятся и которые так беспокоятся и видят эти угрозы.

Все вместе мы, конечно, должны делать упор на наши традиционные ценности прежде всего, традиционные моральные и нравственные ценности, которые всегда были в основе нашего могущества в самом широком смысле этого слова. Потому что эти традиционные ценности позволяли нам и строить, и побеждать, и в космос летать. Но мы, конечно, ещё очень много сделать должны для поддержки таких семей, как ваша. Вы сказали, у Вас 15 детей, и ещё хотите?

А.РЯЗАНЦЕВА: Ещё двоих берём.

В.ПУТИН: Ещё двоих берёте – будет семнадцать.

А.РЯЗАНЦЕВА: Это не предел.

В.ПУТИН: Я понимаю. А в каких условиях вы сейчас живёте?

А.РЯЗАНЦЕВА: Мы живём в очень хороших условиях. Пользуясь случаем, хотела бы поблагодарить Вас как ныне действующего Президента, Владимир Владимирович, потому что год назад я была участницей встречи Президента с многодетными матерями. Конечно, мы получили от губернатора подарок – нам подарили «Газель». Ко Дню матери мы получили огромный подарок для моих детей. Усилиями Олега Ивановича нам был подарен дом, огромный дом – 280 квадратных метров, где дети сейчас и проживают. Переселили нас из села, дети проживают в городе, имеют все условия для дальнейшего развития, получают образование. Помимо основного образования – музыкальное, ходят в спортивные школы.

В.ПУТИН: Это рядышком? Всё это есть, да, инфраструктура?

А.РЯЗАНЦЕВА: Да. Плюс у меня ещё есть дети слабые по здоровью, будем так говорить, сложные дети, с психологическими травмами. Нам правительство выделило такую возможность – дети мои обучаются дистанционно. Это прорыв в образовании. Ребёнок, который раньше сидел бы дома просто на инвалидности, не смог бы обучаться, сейчас имеет все возможности. Пять детей у меня обучаются на дому, и у каждого ребёнка свой комплект оборудования. Это новейшее оборудование: компьютеры, принтеры, сканеры – всё, вплоть до лабораторных аппаратов. У них есть всё, чтобы получить достойное образование.

В.ПУТИН: Это здорово! Приятно слышать, даже не ожидал, честно говоря!

А.РЯЗАНЦЕВА: Да, это у нас есть. И это просто, я считаю, прорыв для таких семей, как наша! Многие дети ведь просто болеют, не могут посещать школу. Вот такая школа у нас открыта.

О.КОВАЛЁВ: У нас хорошее сотрудничество с одной некоммерческой общественной организацией, которая, собственно, этот дом сделала. И сейчас они вводят для семей с приёмными детьми ещё восемь домов. Вот буквально в субботу будем их принимать уже в эксплуатацию. Люди уже там живут, поэтому здесь не только деньги бюджетные, которые мы вкладываем, но и очень хорошо работают общественные организации, и такие организации, конечно, мы поддерживали в Рязанской области и будем поддерживать.

В.ПУТИН: К сожалению, далеко не во всех многодетных семьях такая ситуация, как в вашей. Нам ещё очень много нужно сделать по стране в целом, для того чтобы эти многодетные семьи приблизились к вашему стандарту.

Молодцы представители этой организации. И хорошо, что губернатор и власти предоставили именно такие участки для строительства, потому что ведь можно было не получить такие участки. Можно было получить где-нибудь подальше от города. А так получилось, что у Вас не только дом, но и вся социальная инфраструктура, которой могут дети воспользоваться, в черте города. Это здорово.

О.КОВАЛЁВ: Посёлок городского типа.

В.ПУТИН: Что касается воспитания, то, наверное, мы этот вопрос тоже дальше переадресуем Борису Игоревичу. Борис Игоревич, что нам нужно всем вместе сделать?

Б.ИОГАНСОН: Владимир Владимирович, во-первых, я бы хотел сказать о музее-заповеднике, который я представляю. Потому что если отвечать на Ваш вопрос, то нужно в первую очередь за основу брать то место, которое знаешь более-менее досконально.

Надо сказать, что за последние два года, мне кажется, и люди говорят, что музей получает второе дыхание благодаря программе развития, которая была принята Правительством Рязанской области в 2010 году. Действительно, развиваемся, научные статьи пишем, зарплата растёт и так далее. Но во вторую очередь хотелось бы сказать, конечно: практически, я заметил, отвечая на любой вопрос, здесь говорили или о культуре, или о внутренней культуре, или о моральных устоях, и это действительно получается основа основ в любой сфере человеческой деятельности.

Мне очень приятно то, что два дня назад, Вы уже упоминали, прошло заседание Совета при Президенте по культуре [и искусству]. Так было приятно видеть там знакомые лица, причём я прекрасно знаю, что они профессионалы высшей пробы.

В.ПУТИН: Музейщиков прежде всего?

Б.ИОГАНСОН: Музейщиков. Шолохов и Толстой, конечно же, это огромные авторитеты для нас для всех, для музейного сообщества, это абсолютно кристальные люди.

Но в диалоге с Вами я бы хотел затронуть две темы, которые я в стенограмме не обнаружил. Это, во-первых, то, что нужно обязательно продолжить деятельность по предотвращению нарушения федерального законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия. У Сокурова, по-моему, прозвучало, что в Петербурге какие-то разрушения строений. Но применительно к музеям-заповедникам, музеям-усадьбам, достопримечательным местам нужно обязательно продолжать работать над проектами охранных зон. Это жизненно необходимо, это то, что мы должны в конце концов передать нашему последующему поколению, это наш долг. У моей коллеги 15 детей, у меня трое. Это наш долг.

И второй момент, который не прозвучал, но тоже всем известно, что русский язык – это основа нашей культуры и, если хотите, если позволите, вернее, даже государственности. Но, к сожалению, все прекрасно знают, что он, грубо говоря, засоряется. И я как представитель литературного музея, может быть, не знаю рецептов, как это остановить, но какие-то меры нужно, конечно, принимать.

И я уже долго говорю, конечно. Сергей Александрович Есенин, чей музей-заповедник я имею честь представлять, – очень близкий по духу нашему народу поэт, и наш народ очень любит его произведения. Вы даже себе не представляете, какой резонанс в рязанском регионе вызвало то, что Вы после выборов это четверостишие знаменитое прочитали: «Если крикнет рать святая...» и так далее. И не только, и в стране тоже, потому что в нашей стране любит народ свою Родину. И – как вам сказать – наверное, не променяет скорее всего ни на что другое, несмотря на то что и жить здесь достаточно тяжело. А село Константиново наш народ, как правило, и ассоциирует с Родиной. Это было и в войну, это и продолжается сейчас.

У нас достаточно много мероприятий проходит в Константиново. Хотелось бы, конечно, подытоживая, Вас пригласить на все эти мероприятия в любое удобное для Вас время. Но проблемы тем не менее остаются теми, которые я, пользуясь случаем, Вам озвучил.

В.ПУТИН: Что касается конкретных вопросов, которые Вы сейчас обозначили, это охранные зоны вокруг музеев-заповедников, и Толстой уже обращал на это внимание, мы это будем делать, будем принимать соответствующие решения, которые бы обезопасили эти охранные зоны и сами музеи-усадьбы. Это мы сделаем обязательно.

Что касается вопроса, который Анна Владимировна задала. Как бы Вы ответили, Борис Игоревич? Что нам нужно делать для того, чтобы наших детей и молодёжь уберечь от информационных угроз и, наоборот, сформировать современное, хочу подчеркнуть – современное, но такое основательное, волнующее мировоззрение?

Б.ИОГАНСОН: Уникального рецепта нет, безусловно. Это всё нужно делать в комплексе. Обязательно нужно приводить в соответствие с нашими запросами времени, нашего тяжёлого времени, скажем так, – а угрозы всем известны, – и образовательную систему, и музейную сферу, и науку в том числе. Но какие-то комплексные программы должны быть.

Например, я за свою сферу деятельности могу ответить. У нас очень много – в музее-заповеднике довольно сильный состав работников, я третий год работаю и должен похвалить коллектив, – очень много программ, направленных на такую культурную прививку, патриотическую и с православием связанную. Вы бывали в Константиново, Вы знаете, у нас на территории музея-заповедника есть храм. Раньше были воскресные занятия в школе, сейчас мы их возрождаем. Открыли новые объекты, дом священника. Скоро будет комплекс ещё один – въездной зоны.

И Вы уже говорили как-то (не помню, может быть, в диалоге с министром образования) о том, что просто необходимо детей приводить в музей и внедрять нашу культуру, русскую культуру таким образом, воспитывать людей, воспитывать с самого начала, с детства. Все знают, когда мы в советское время росли, мы были, и я до сих пор остался, патриотами. У меня много друзей, которые и критикуют власть, и, наверное, имеют на это основания – у меня несколько другая позиция, я стараюсь как-то более глобально мыслить и шире.

В.ПУТИН: Сколько людей приходит примерно в ваш музей в течение года? Посетителей сколько?

Б.ИОГАНСОН: Я знаю точно – что там примерно. В прошлом году была 221 тысяча во всей экспозиции. Но у нас их пять. В этом году мы уже опережаем график, будет 240, я надеюсь. Это такие универсальные способы, они для всех известны.

В.ПУТИН: Почти четверть миллиона приходит!

Б.ИОГАНСОН: Экспозиций много. Константиново – символ России! Это всем известно.

президент.рф

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.