t.me/clubrf
Учительница из Уфы:  у учащихся не остается выбора, изучать или нет башкирский язык
19 августа 2019

Текслер и новая экономическая политика

Алексей Текслер
Фото: НИУ МЭИ/Илья Семёнов

Ровно пять месяцев Челябинскую область возглавляет бывший первый замминистра энергетики РФ Алексей Текслер. Вскоре после назначения он анонсировал создание министерства промышленности, перед которым ставилась задача развития промышленности и создания новых высокотехнологичных производств. Накануне «новую экономическую политику» Текслера обсудили на заседании Экспертного клуба Челябинска.

Первые шаги нового главы региона и перспективы развития Челябинской области оценивали:

Виктор Бархатов, профессор, директор Института экономики отраслей, бизнеса и администрирования ЧелГУ

Сергей Гордеев, заведующий лабораторией РАНХИГС

Константин Захаров, депутат заксобрания Челябинской области, председатель отделения организации «Деловая Россия»

Юнер Капкаев, член Экспертного Экономического совета при ЗСО, доцент ЧелГУ

Егор Ковальчук, заместитель губернатора Челябинской области

Анастасия Кузьминова, директор проекта «So invest»

Андрей Минченко, председатель комитета Южно-уральской торгово-промышленной палаты

Александр Решетников, депутат заксобрания, заместитель генерального директора ПАО «Ашинский металлургический завод»

Станислав Твердохлеб, руководитель выставки промышленных инноваций «ПроПуск»

Андрей Фролов, ответственный редактор радиостанции «Business-FM Челябинск»:

Алексей Ширинкин, модератор Экспертного Клуба Челябинска

 

Егор Ковальчук, заместитель губернатора Челябинской области:

«Основная специализация Челябинской области – это промышленность. Это исторически сложилось, и, было бы глупо отказываться от такого серьезного сектора экономики. Именно эту аксиому, прежде всего, обозначил Алексей Текслер.

Говоря о принципах экономической политики, первый – это обеспечение роста доходов от реализации промышленной продукции. Основные инструменты – это переход на высокомаржинальную продукцию, высокопередельную продукцию, ту, которая дает наибольший прирост добавленной стоимости в процессе своего создания.

Второй принцип: повышение внутренней эффективности производства. Мы с одной стороны, говорим о поднятии верхней планки стоимости реализации этой продукции, с другой стороны - о том, чтобы максимально снизить затраты на ее производство. Основной инструмент этого - создание высокопроизводительных рабочих мест.

Третий – социальная ответственность предприятий, и начинается она с создания достойного уровня оплаты труда работника, а это, замечу, бо́льшая часть трудоспособного населения Челябинской области, и заканчивается экологическими вопросами. Экология – это тоже очень серьезная социальная ответственность, сейчас она начинается все жестче и подробнее регулироваться законодательством, как федеральным, так и региональным. Но, все-таки, в первую очередь, это добрая воля и правильное понимание подходов к этой проблеме со стороны руководителей и собственников.

Вот три основных принципа нашей промышленной политики и три главных блока, которыми в ближайшее время займется вновь создаваемое министерство промышленности.

Помимо этих прикладных задач, очень важный процесс – уход региона от зависимости от монопродукта, металла, о чем говорил на встрече с президентом Владимиром Путиным глава региона Алексей Текслер. Не хотелось бы, чтобы экономика Челябинской области зависела от одного, достаточно узкого сегмента рынка, ведь как раз ситуация, когда даже незначительные колебания рыночных условий оказывают очень серьезное влияние на финансово-экономическое состояние области, может серьезно влиять и на социальную стабильность. Безусловно, нам требуется диверсификация, но она не означает немедленный и радикальный отказ от металлургического профиля региона. Она говорит как раз о том, что дополнительно к сфере металлургического производства нужно развивать те компетенции, которые наименее зависят от рыночных колебаний».

По признанию ряда экспертов, одним из сдерживающих факторов развития Челябинской области является конкуренция с соседней Свердловской – как раз тот случай, когда двигатель прогресса стал причиной пробуксовки.

Константин Захаров, депутат заксобрания Челябинской области, председатель отделения организации «Деловая Россия»:

«Я приведу конкретный пример, как Челябинская область показывает возможности диверсификации. У нас в Южноуральске есть завод «Кристалл», они выращивают искусственные кристаллы. Из этих кристаллов на следующих переделах делаются пьезокерамические элементы, которые используются практически во всех гаджетах: часы, сотовые телефоны, микроволновые печи и, в общем, везде-везде-везде. Искусственные кристаллы из Южноуральска выращиваются и продаются 98% на экспорт, что для любой экономики очень круто, и говорит о высочайшем уровне качества спроса на его продукцию. На 100 млн. рублей он продает своих кристаллов за рубеж. Из его кристаллов за рубежом, на последующем уровне передела, делается продукции примерно на 1 млрд. долларов. Если бы нам удалось, имея такого производителя исходного сырья, к которому очень высокие требования по качеству, создать здесь следующий уровень передела, то Челябинская область получила дополнительно к ВРП 10 или 15 процентов. Если мы хотим расти, нам таких заводов, как «Кристалл», нужно с десяток.

Есть и важная тема, требующая модерации на федеральном уровне, – это избежание межрегиональной конкуренции, которая у нас особо остро стоит со Свердловской области. Например, тот факт, что они пытаются создавать трамвайное производство, игнорируя наши компетенции. Но ведь мы с ними можем быть больше партнерами, если сумеем найти решение в русле межрегиональной кооперации, а не конкуренции, и это еще один множитель, который может увеличить наш ВРП от двух до 10 раз. Я хочу обратить ваше внимание, что два миллионных города растут навстречу друг другу, больше в РФ и в мире нигде нет похожей конурбации, где на расстоянии 180 км проживает 7,5 млн человек вместе с агломерациями. Мы – третья агломерация в России, чей потенциал не реализован даже на 10%. Давайте думать дальше об идее ВСМ, она все равно неизбежна и будет реализована, с нами или без нас. Процессы агломерации сделают жизнь в Челябинске более привлекательной, чем даже сегодня в Екатеринбурге, и это надо учитывать, потому что это фактор, который привлекает самый важный капитал – человеческий.

Не стоит чрезмерно надеяться на какие-то федеральные промышленные сверхпроекты для Челябинска, это не решение вопроса. Во-первых, нам надо помнить опыт Детройта, который был таким федеральным центром, автомобилестроительной столицей Америки, а сегодня это город, которого нет. И второе – не всякий проект полезен нам. Например, известный челябинский «Метран» считается высокотехнологичным, это собственность американской фирмы «Эмерсон», которые купили за копейки, 15 млн долларов. Вроде все хорошо, но нужно понимать внутренние процессы, что они делают? Они используют дешевую силу выпускников нашего Южно-Уральского госуниверситета, которые работают по ночам, потому что в это время в Америке день, и выполняют простейшие чертежные работы, интеллекта в этой работе минимум. То есть, нас и в этом случае используют как обезьян, которые только слезли с дерева. Если мы этого не понимаем и оцениваем такие инвестиции как высокотехнологичные, то мы демонстрируем свою отсталость с точки зрения цивилизационного развития. Эти вещи надо иметь в виду, и министерство промышленности должно эти вещи понимать».

Сергей Гордеев, заведующий лабораторией РАНХИГС:

«Очень важно, что Текслер обозначил принципом своей экономической политики равноудаленность, нормальные условия для всех, без фаворитов, без бизнес-структур с особым статусом. Не стоит ждать и каких-то федеральных чудес, нам не нужно сверхпроектов. Нам нужна серьезная институциональная перестройка.

В области наблюдается «эффект колеи», это экономический термин, обозначающий порочную инерцию развития, институциональную зависимость от плохих практик, традиций. «Разворот Текслера» в сфере экономики должен обозначать выход Челябинской области из этой колеи, и переосмысление экономической политики действительно необходимо.

У нас сидит до сих пор синдром «удельного княжества Челябинского». Мы все рассматриваем Челябинск, как будто можем развиваться самостоятельно, но развитие экономики региона на 70%, если не больше, определяется общенациональными трендами. Вопрос в том, правильно поймать эти общенациональные тренды и использовать их на нашу пользу.

Вышел интересный документ, о котором мало говорят, – Стратегия пространственного развития России, она вводит новое понятие в экономической политике – макрорегион, и это очень интересно для межрегиональной кооперации. Часто возникал вопрос о двух проблемных пограничных территориях Челябинской области – Аша и Уфалей. А надо просто признать, что в рамках Челябинской области ничего ты с ними не решишь, потому что они выстроены на рынки Екатеринбурга и Уфы. Значит, пора переходить на другие категории управления развитием территорий, не привязанных к административным границам субъектов РФ.

Диверсификация региональной экономики нужна не сама по себе. Если посчитаете объем основных фондов и объем инвестиций, то для того, чтоб заместить в Челябинской области всю металлургию, нам лет 50 надо. Урал как промышленный комплекс сложился со времен Демидовых, и вопрос идет не о том, что пора закрывать металлургию и начинать производство айфонов, а о внутренней отраслевой диверсификации, чтоб нам не гнать какую-то заготовку, а максимально расширять ассортимент, глубину переработки. Мы должны уходить от статуса сырьевого придатка в рамках тех производственных цепочек, в которых мы уже находимся.

У нас часто говорят: челябинский бизнес превыше всего. Но любой бизнес, который приходит в Челябинск, становится нашим, он приносит пользу. Какая разница, если в Уфалей придут свердловские деньги? Внутрирегиональная промышленная кооперация – это часто просто идеология, далекая от реальных запросов экономики».

Перед новым министерством промышленности Челябинской области стоит множество различных задач, но многие эксперты готовы расширить этот список.

Егор Ковальчук, заместитель губернатора Челябинской области:

«Важная задача, стоящая перед Минпромом, – сбор информации и анализ спроса и предложения со стороны промышленных предприятий, действующих в Челябинской области. Такой функционал давно уже пытался завести Минпромторг РФ в государственной информационной системе промышленности, но это все еще не реализовано. Нам остро не хватает серьезных маркетинговых и управленческих инструментов планирования. В эту деятельность надо активно вовлекать госкорпорации, как источник наиболее крупного и наиболее стратегически понятного, сформированного на длительный период спроса. Они планируют свою деятельность на 3-5 лет и больше.

Нам надо смелее говорить о здоровом региональном протекционизме Мы должны сделать так, чтобы некоторый объем услуг гигантам нашей промышленности обязательно оказывался местными компаниями. Это нормально и правильно. Все, конечно, в логике рынка: не может быть задачи обязать кого-то закупать более дорогие и менее качественные товары и услуги. Но в случае, если мы имеем в наличии при прочих равных, местного производителя, безусловно, выбор местного контрагента должен стать императивом».

Александр Решетников, депутат заксобрания, заместитель генерального директора ПАО «Ашинский металлургический завод»:

«Очень здорово, что создается министерство промышленности – это первый шаг, как Декрет о земле у Ленина. Но было бы большой ошибкой сосредоточиться только на крупных предприятиях. Целесообразно создать при министерстве отдел, который бы занимался лоббированием малого и среднего бизнеса. Этим предприятиям пробиться на рынки сложно еще и в силу менталитета, да и коррупционных моментов. Министерство должно быть и модератором, и лоббистом. Было бы здорово, чтобы предприниматель мог туда прийти и сказать: «Я не могу пробиться на это крупное предприятие. Я выпускаю конкурентную продукцию или оказываю услуги, но я не могу достучаться по той причине, что меня службы низшего звена никогда не пропустят, потому что я не хочу платить им взятки».

Для наших гигантов бизнеса услуги предприятий малого и среднего бизнеса копеечные, и даже если они несколько выше рынка, это реально никак не влияет на экономику производства. А вот для развития именно малого и среднего бизнеса, который играет важнейшую социальную роль, особенно в малых городах, это имело бы гигантское значение. Они бы вырастали из малого в среднее, и так далее, шел бы прогресс и у них, и у территории их размещения. По большому счету, это вопрос регионального протекционизма как идеологии. Местный предприниматель не может пробиться только потому, что он не может доказать целесообразность и экономическую выгодность, адекватность своей услуги рынку. И вот здесь должен работать отдел Минпрома, которому гораздо проще достучаться до руководителя.

Расширение ниши присутствия региональных производителей на рынке – это самый главный индикатор успеха промышленной политики для бизнеса и власти. Не размеры льгот или преференций, а именно рост бизнеса за счет расширения внутри области».

Станислав Твердохлеб, руководитель выставки промышленных инноваций «ПроПуск»:

«Мы много лет на морально-волевых качествах, на общественных началах развиваем промышленную кооперацию. Все регионы пытаются заниматься этой темой, но пока это ни у кого системно не получилось. А для Челябинской области это отличная возможность, потому что мы как промышленный регион можем ориентироваться на исторические примеры, когда целые страны выезжали за счет внутренней кооперации – Испания, Япония, Южная Корея. Учитывая наш производственный потенциал, нам это сделать легко, наработанные компетенции позволяют.

Именно поэтому мы питаем большие надежды по поводу нового министерства промышленности. Это и хорошая возможность имплантировать в промышленную политику дополнительные смыслы, по-новому подойти к экономическим процессам. Мы уже провели 19 бирж промышленной кооперации в Челябинской области, мы проводили, «Россия-Казахстан» в Екатеринбурге и Уфе. Но мы, наверное, единственный регион, который организовал столько мероприятий в ручном режиме. Создание такой площадки на уровне Минпрома поможет привлечь предприятия со всей России. Это могут быть и ежеквартальные мероприятия. А ведь кроме перспектив сотрудничества предприятий это и прямые выгоды от развития бизнес-туризма, центром которого в федеральном масштабе может стать Челябинская область».

Анастасия Кузьминова, директор проекта «So invest»

«Очень сильный сдерживающий фактор для появления у нас новых высокотехнологичных предприятий – это отсутствие капитала на этап расширения. Полезную модель предприятие способно сделать, а для массового производства требуются на порядки большие суммы. Инфраструктура венчурных инвестиций, которая призвана эти задачи решать, у нас в области не сформирована.

Как показала себя ситуация с Фондом развития промышленности: федеральный фонд предъявляет требования сложные, но цивилизованные, а вот для челябинских предприятий они кажутся очень сложными, потому что в нашем среднем бизнесе культура управления, мягко говоря, очень разная. И когда начинают нас в определенные правила вести, не всем это интересно, не всем это нравится. Если же говорить о венчурных инвестициях, то там «ворота» еще более тесные, и конечно, нашему бизнесу нужен проводник в том, чтобы правильно приготовиться, нужен партнер на стороне государства.

Челябинская область очень энергопотребляющая и очень энергодефицитная. Для нас очень актуально, что Минэнерго сейчас ведет работу, которая позволит предприятиям экономить на энергозатратах. Например, появилась возможность, объединившись в группу, давать гарантии снижения своего потребления в пиковые часы – не всегда даже фактически снижая, а гарантируя в случае необходимости свою готовность. Далее, многие предприятия построили свою генерацию, но оплачивают полный тариф, в том числе 30 % сетевую надбавку. Минэнерго сейчас работает над тем, чтобы предприятия, которые расположены рядом с электростанциями, могли бы экономить эту сетевую надбавку. Нужно, чтобы Минпром взял на себя координирующую роль, доводя все эти инициативы это до нашего предпринимательского сообщества. Объяснять, показывать и вовлекать, преодолевая, в том числе, сопротивление, потому что энергетики на любом предприятие не с энтузиазмом сходу к таким вещам отнесутся.

Группа наших областных предприятий недавно съездили на завод алюминиевой банки, который находится в Аргаяшском районе. Что характерно, это произошло ни по линии «Деловой России», ни по линии «ОПОРЫ». Отчасти случайно через людей в Минэкономики нашли общие точки, и эта экскурсия состоялась. Все остались очень довольны. И все предприятия-участники, а съездило их туда около десятка, что очень немало, захотели эту практику продолжать и ездить друг к другу. Если Минпром хотя бы будет иногда эту деятельность поощрять – уже будет хорошее дело, потому что промышленники, общаясь между собой, очень многие вещи друг другу рассказывают, подсматривают внедряют.

По Челябинской области среди отраслей с самыми низкими зарплатами находится образование. Самая низкая оплачиваемая категория – это вспомогательный персонал и начинающие учителя. Поднимая зарплату из регионального бюджета начинающим учителям, мы двигаем всю цепочка повышения в этой области.

Я бы призывала не наделять создающееся министерство промышленности функционалом министерства магии и чародейства. Пускай они просто занимаются хорошо промышленностью, а другие тоже пусть не дремлют – и Минсельхоз, и Минтруда, и Минэкономики. Всем надо поработать».

Другой важный вопрос: утечка мозгов и рабочих рук из региона в те субъекты РФ, где платят больше.

Андрей Фролов, ответственный редактор радиостанции «Business-FM Челябинск»:

«В нашей области для того, чтобы получить какие-нибудь разрешительные документы, тратится слишком много времени. В других регионах это можно сделать за несколько дней. И как раз министерство промышленности и сможет проявить свои лоббистские ресурсы для того, чтобы инвестор, который к нам заходит, не ожидал этих разрешений месяцы, а гораздо быстрее это проходило. И тогда и «Малая Сосновка» заполнится и остальные потенциально притягательные территории гораздо быстрее найдут своих инвесторов.

Я недавно разговаривал со своим одноклассником. Мы 30 лет не виделись, он из Череповца. Спросил, какая у нас зарплата в металлургии. Когда я ему сказал, он не поверил мне: что так мало? Зарплата в Челябинской области не сопоставима с тем, сколько здесь производится. Напомню слова Алексея Текслера о том, что нужно повышать зарплату людям, делать прямо сейчас, как на промышленных предприятиях, так и в государственных учреждениях. Фонд оплаты труда работников на некоторых заводах ниже, чем дивиденды их собственников. Мы говорим о том, что нужно убеждать людей оставаться в регионе, но именно перераспределение общественного благосостояния в пользу работающих и приведет к тому, что люди не захотят отсюда уезжать».

Напомним, что Минпром Челябинской области существовал до 1 января 2015 года. Он был переименован при прежнем губернаторе Борисе Дубровском в министерство имущества и природных ресурсов. Полномочия в сфере промышленности были переданы Минэкономразвития региона.

Виктор Бархатов, профессор, директор Института экономики отраслей, бизнеса и администрирования ЧелГУ:

«Об экономической политике в последние годы в области вообще никто не говорит. Сегодня мы видим, что взгляды нового руководства региона на управление экономикой, промышленностью, заметно отличаются.

Мы должны смотреть за трендами развития российской экономики. В последние годы именно государство, крупные госкорпорации стали основными структурами в экономике, поэтому, в первую очередь, мы должны наладить привлечение именно капитала государства в нашу область. Ничего другого здесь на месте мы не сделаем. Малый и средний бизнес не решают проблемы экономического развития региона, это иллюзия. Всегда точками роста являются крупнейшие предприятия, поэтому экономическая политика региона должна быть увязана с федеральной политикой для данной территории.

Мы должны честно выделить центр и периферию в стратегии развития региональной экономики. Мы сами не можем решить задачу одновременного развития Уфалея, Нязепетровска и Аши, потому что такого центра, который бы подтащил капитал в каждый муниципалитет в равных и необходимых размерах, у нас нет. Значит, мы должны определиться, где у нас свои центры роста, вероятно - Магнитогорск и Челябинск. Какое воздействие может оказать ускоренное развитие этих центров на муниципалитеты, которые их окружают? Нам придется смириться с тем, некоторые территории получат статус «социального партнерства» и мы будем решать в них проблемы социально-экономического характера за счет экономически более успешных. Сбалансированного развития территорий области не получится.

У нас совершенно бездействует в вопросах промышленного развития области финансово-банковская сфера. Банки существуют ради себя. Нам нужен «банк реконструкции и развития» с фокусом на развитие региона.

«Кластеры» нужно рассматривать сейчас не столько как отраслевой, а как социально-экономический управленческий проект. Москва сейчас идет по пути разделения территорий на кластеры: здесь - социальный, здесь – развлекательный, здесь – промышленный. У нас эта территориальная стратификация точно так же выражена и должна учитываться при разработке коэффициентов устойчивости социально-экономического развития муниципалитетов».

Андрей Минченко, председатель комитета Южно-уральской Торгово-промышленной палаты:

«Сегодня уже четко понятны политические и вытекающие из них отраслевые ограничения нашей промышленной политики. Вот только в 2019г. у нас из-за экологических протестов фактически остановлены три промышленных инвестпроекта. В итоге никакой проект, несущий какую бы то ни было экологическую нагрузку, у нас сегодня не может быть построен. Ни один инвестор к нам больше с такой идеей не пойдет. Соответственно, остаются высокотехнологичные проекты, но здесь возникает вопрос: а зачем инвесторам, которые хотят создать новое высокотехнологичное производство, идти в Челябинскую область?

Если мы хотим развития высокотехнологичной промышленности, то речь будет идти именно о создании действующими предприятиями новых производственных цепочек, чтобы максимум добавленной стоимости на сегодняшних предприятиях производились у нас в регионе. Чтобы их создать, нам, во-первых, нужно привлекать инвесторов, а во-вторых, нужно понять, на какие рынки эти предприятия будут выходить? Сегодня это решается только на федеральном уровне. Россия закупает высокотехнологичной продукции на 6 трлн. руб., – соответственно, государственная задача импортозамещения этой продукции сегодня стоит. Будут строить новые предприятия, то есть, задача правительства Челябинской области – сделать так, чтобы хотя бы одно из этих крупных новых предприятий построили в Челябинской области. Работать с тем же Минпромторгом, который мог бы, в том числе, повлиять и на закупки госкорпораций.

Было бы здорово ввести какой-то показатель той добавленной стоимости, которая станет производиться в Челябинской области благодаря усилиям правительства. Наверное, это будет поначалу очень скромный показатель. Но он создаст дисциплинирующий момент, люди будут стараться, проявлять инициативу. Если такого дисциплинирующего показателя не будет, чиновники останутся за ширмой укрупненных показателей по региону, которые не иллюстрируют никак активность и эффективность работы регионального Минпрома. Давайте заменим термин «равноудаленность» на «равноприближенность». Чиновники уже итак достаточно удалены от бизнес-сообщества, хорошо бы их, наоборот, как-то приблизить к реалиям».

Юнер Капкаев, член экспертного экономического совета при заксобрании, доцент ЧелГУ

Министерство промышленности задумывалось концептуально как еще один административный инструмент промышленной политики области. А она заключается, как мы слышим, прежде всего, в протекционизме. И в первую очередь, Минпром защищает флагманов нашей экономики, тех, кто кормит Челябинскую область. А область кормит металлургия, в значительной мере Магнитка. Поэтому говоря о перспективах диверсификации, опять возникает вопрос: а кому мы здесь, в середине страны, при нашей логистике, нужны, чтобы высокотехнологичную сферу развивать?

Когда ругают американцев, которые используют выпускников ЮУрГУ на «Метране» на низко квалифицированной инженерной работе, - так как готовят инженеров, так их и используют! Нет никакой проблемы. Инженеры более высокого уровня уехали в Москву или в Штаты. Вопрос в том, можно ли еще у нас воспитать грамотных инженеров для того, чтобы в регионе имелись перспективы появления высокотехнологичных предприятий?

Важнейшая в наших реалиях форма регионального лоббирования – это работа с сетевыми компаниями, потому что весь бизнес в стране и в мире построен сегодня на сетевиках. «Сбербанк», скажем, – для решения проблем в Нязепетровске или Катав-Ивановске надо прийти к нему в Москву. У нас должны появиться люди, которые умеют это делать.

«Витрина» в случае «Малой Сосновки» – это хорошо, витрина должна быть для развития. То, что сегодня для нас «витрина», завтра должна стать моделью, ее смысл в том, чтобы масштабировать ее опыт в десятки таких площадок. Да, мы не можем сравнивать себя с Москвой, Москва – она вся как туристический центр, у нее хватает денег на массовое и комплексное улучшение среды. У нас с вами витрина позволяет дать туристам и инвесторам оценивать хотя бы перспективы благосостояния. В Челябинске они обязательно заметят ямы и общее неблагополучие, поэтому гостевые маршруты хотя бы как-то компенсируют общий неприглядный вид, позволяют удержать туристов и инвесторов. Мы можем показать гостям области индустриальный парк, завод алюминиевой банки, Высоту 239, потому что это и демонстрация нового подхода к использованию трудовых ресурсов, к экологии, обществу, о котором иначе никто и не узнает. «Белая металлургия» – это тоже «витрина», но как маркетинговая концепция она вообще очень важна для Челябинской области, поскольку тоже позволит бороться с утечкой кадров.

Все основывается на кадрах. Мы с вами говорим: давайте построим промышленную политику, но кто будет это делать? Кто будет работать? Поэтому важнейшая направление работы министерства промышленности – это популяризация работы в этой сфере. Работа с директорами предприятий по налаживанию взаимоотношений их со своими подчиненными, информирование студентов и школьников, о том, какие у нас в области есть перспективные проекты, экскурсии на заводы в системном порядке. Мы ведь все из советского времени, надо давать сверху разнарядку: провести 50 экскурсий на промышленном предприятие. И они поедут, посмотрят, начнется популяризация.

Мы говорим, что надо развивать Верхний Уфалей, а ехать туда как? По таким дорогам, чтобы просто ознакомиться с территорией, ни один инвестор ехать не захочет.

Алексей Ширинкин, модератор Экспертного клуба Челябинска

Удручающая динамика экономики Челябинской области уже не вызывает особых дискуссий. Отрицательные показатели индексов промышленного развития, низкие места в национальных рейтингах инвестиционной активности, роста доходов населения, развития малого бизнеса указывают на то, что регион рискует потерять принадлежность к группе «экономических локомотивов» России и перейти в разряд экономически депрессивных.

В своей публичной риторике новый глава региона Алексей Текслер уже выразил несколько смыслов. В Обращении к заксобранию 30 мая он указал на необходимость развивать «индустрию 4.0». На встрече с Путиным в Магнитогорске Текслер заявил о желательности ослабления зависимости региона от цен на металлы и большей экономической диверсификации. Наконец, в последних статьях глава региона пишет о «зеленой промышленности» как фокусе развития региона, современной философии социально-экономической политики.

Администрация Дубровского, уклоняясь от содержательных разговоров о своей экономической стратегии, фактически работала в логике «Питтсбург в хорошем смысле» – сохранение ставки на крупные металлургические предприятия, отказ от перестройки экономики региона. Риски этой модели кажутся уже достаточно очевидными. Означает ли это, что Челябинску нужно идти по пути, перефразируя слова Алексея Иванова, «небесного Манчестера», став опытной, в масштабах России, площадкой джентрификации старопромышленного региона? Да, металлургический профиль региона отрицать глупо, но ведь современная экономика показывает и примеры успешной ставки на технологическую революцию, когда двое студентов в гараже создают стартап, который в итоге стоит больше, чем все промышленные предприятия Челябинской области, вместе взятые.

Общество ждет, что областные власти перестанут быть сервисными структурами, фабриками по изготовлению справок, а станут про-активными игроками, архитекторами регионального рынка. Более того, нам нужно инвестиционное, «в хорошем смысле», ФСБ, которое будет ловить по стране богатых людей, и тащить их в Челябинск.

Оценивая итоги прошедшей дискуссии, вынужден констатировать, что мы, к сожалению, все еще говорим в терминах 20 века. А ведь в мире давно уже век 21. Дискурс практически всех участников «круглого стола» – это дискурс государственного капитализма, далекий от реалий глобального рынка, живущего в либеральной конкурентной экономике».

В настоящее время и. о. министра промышленности Челябинской области назначена Ирина Акбашева. Ранее она работала замминистра экономического развития региона. Акбашева будет исполнять обязанности министра до того момента, пока не будет найдена кандидатура на этот пост. Ранее Текслер заявлял, что глава нового ведомства будет определен по конкурсу. На сайте правительства Челябинской области уже объявлен конкурс на должность министра промышленности.

Версия для печати
Главное
Эксперты: губернатор Текслер является примером для глав муниципалитетов по работе с населением
Губернатор Челябинской области Алексей Текслер потребовал от глав муниципалитетов наладить прямой диалог с жителями, используя разные форматы общения, в том числе соцсети. «Диалог с людьми для руководителя любого уровня – это неотъемлемая часть должностных обязанностей. Требую неформально подойти к работе с обращениями граждан», – сказал глава региона. Политологи подчеркнули актуальность задачи, поставленной Текслером перед муниципалами. По их словам, его требования соответствуют задачам, озвученным руководством страны, по выстраиванию прямого диалога властей с населением. Эксперты также отмечают, что сам Текслер является примером для местных глав в плане общения с населением и работы в соцсетях.
Политологи оценили попытки КПРФ поддержать Левченко визитами ВИП-персон
Для поддержки губернатора Иркутской области Сергея Левченко, готовящегося к выборам, в регион будут регулярно приезжать депутаты-коммунисты Госдумы и парламентов других субъектов РФ. Еще одна цель таких визитов – борьба с информационной кампанией против Левченко. Ранее в поддержку губернатора Иркутской области неоднократно выступал лидер КПРФ Геннадий Зюганов. При этом другому губернатору – члену партии Валентину Коновалову из Хакасии такой серьезной поддержки коммунисты не оказывают. Политолог Виктор Потуремский объясняет это ценностью Левченко для КПРФ: «Даже если Левченко перестанет быть губернатором, у КПРФ есть на него планы». При этом эксперты сомневаются, что визиты высокопоставленных коммунистов могут повлиять на настроения избирателей.