Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
15 февраля 2016

Президент встретился с главой Ненецкого АО

Владимир Путин провел рабочую встречу с губернатором Ненецкого автономного округа Игорем Кошиным. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

И.Кошин: Владимир Владимирович, позвольте кратко доложить о проделанной работе за прошлый год.

В.Путин: Пожалуйста.

И.Кошин: Прошлый год поставил перед нами ряд определенных вызовов, учитывая, что у нас в округе моноэкономика, и практически сто процентов наших доходов связаны с ценой на углеводороды.

Тем не менее, помимо вызовов, это еще, конечно, был год определенных возможностей, и чтобы их реализовать, мы провели административную реформу: она состояла из двух частей.

Мы, во‑первых, централизовали на уровне округа полномочия. Ненецкий автономный округ – сложносоставной субъект, мы вернули часть полномочий из Архангельской области, подняли часть полномочий с муниципалов, и это позволило нам централизовать и выстроить единую систему управления. Кроме того, мы из 33 [исполнительных] органов государственной власти сделали 14.

Это позволило, прежде всего, повысить управляемость субъектом, второе – мы сократили административные издержки, сейчас проводим работу по дальнейшей оптимизации.

Основная задача, которую ставлю и себе и своей команде, чтобы экономика округа как можно меньше зависела от цен на углеводороды. По прошлому году есть уже определенная динамика. Мы получили несырьевой ВРП на 2 миллиарда 300 миллионов, что, безусловно, важно.

Тем не менее основные доходы – это нефтяники, и не секрет, что сегодня все субъекты конкурируют за инвестиции, конкурируют за недропользователей. Мы очень внимательно относимся к каждому, кто работает на нашей территории, это нам позволило сохранить инвестиции на уровне 2014 года – порядка 80 миллиардов рублей.

Кроме этого мы имеем рост по добыче, динамика с 2013 года у нас плюсовая.

Говоря о несырьевом секторе: мы уделили значительное внимание сельскому хозяйству, получили определенные положительные результаты. Конечно, для серьезных [сельскохозяйственных] субъектов Федерации наш агропромышленный комплекс – на него можно смотреть с легкой улыбкой.

Мы получили по итогам прошлого года на 100 тонн молока больше. Но самое важное, что это для нас не только рабочие места, а это еще и продовольственная безопасность, потому что мы не имеем постоянного сообщения с «большой землей».

Третья составляющая: каждая копейка, потраченная на территории округа, остается у нас, а это позволяет получать дополнительные ресурсы.

Уделили значительное внимание предпринимательству, создали инфраструктуру – в округе не было ни комитета по инвестициям, ни фонда поддержки развития предпринимательства. Получили определенный результат и рост количества предпринимателей.

Мне очень приятно, что у нас в 5,5 раза увеличилось число крестьянско-фермерских хозяйств, то есть люди поверили и стали заниматься сельским хозяйством. Мы изменили систему субсидирования. Сегодня субсидируем не текущие убытки, а конечный продукт. Как правило, это дает результат.

По демографической ситуации: начиная с 2013 года у нас устойчивый рост, мы плюсуем по 340–350 человек, и, конечно, это радует.

Есть у нас определенные сложности, связанные с социальным сиротством. У нас только 5,5 процента – реальные сироты, а остальные – социальные. Проводим определенную работу, есть плюс по устройству детей в приемные семьи по сравнению с 2013 годом: 2014–2015‑й – удалось в два раза практически увеличить. Нас это радует, детский дом уже полупустой, это здорово.

По итогам 2014 года мы достигли очень хорошего показателя – средняя продолжительность жизни у нас была 70 лет. По итогам 2015 года мы его несколько снизили, но у нас малочисленный субъект Федерации, и огромное значение имеет закон больших чисел, то есть у нас несколько смертельных случаев – и цифры изменились. Тем не менее мы держим на контроле эту ситуацию.

Средняя номинальная заработная плата в округе выросла по сравнению с 2014 годом – сейчас это 68 тысяч рублей. Но мы понимаем, что рост номинальный, реально есть все‑таки определенные сложности, если покупательная способность снижается.

Сегодня есть и определенное напряжение на рынке труда, но мы оперативно отрабатываем вместе с нашими недропользователями: вводим квотирование рабочих мест для жителей автономного округа. И нужно отдать должное, недропользователи идут навстречу.

По тем инфраструктурным проектам, по которым я Вам докладывал в прошлый раз, по порту Индига: мы очень плотно взаимодействуем с Минтрансом, готовим декларацию по этому порту, то есть проводим такую предварительную документационную работу.

Спасибо Вам большое от всех жителей. В прошлом году возобновили строительство автомобильной дороги Нарьян-Мар–Усинск, единственной нашей артерии, стройка которой не двигалась последние десять лет. Этот процесс пошел в физических объемах, что очень важно.

Безусловно, все структурные проекты, проекты по добыче углеводородов, по дальнейшему развитию округа важны и для округа, и для страны в целом. Считаю, что все‑таки самая главная и основная наша задача – качественное повышение уровня жизни наших жителей. Люди в Арктике совершенно особые. Я уверен, что все у нас получится.

В.Путин: Как у вас с решением социальных вопросов: заработная плата учителям, врачам, как с местами в детских дошкольных учреждениях?

И.Кошин: На сегодняшний день у нас нет проблем ни по выплате заработной платы, ни с местами в детских садиках. Мы выполняем указы, от трех лет у нас дети все «трудоустроены». До трех лет у нас есть определенные проблемы. Но в этом году буквально через месяц должны открыть первый частный детский садик.

В.Путин: Только частнику помогать надо будет.

И.Кошин: Мы точно так же субсидируем место ребенка, как мы субсидируем место в детском саду. Частник получает те же самые деньги, только мы не тратим средства на инфраструктуру, по-другому никак.

В.Путин: Как Вы думаете, когда подойдете к полному решению этого вопроса?

И.Кошин: Как только закончим строительство еще одного детского сада. Мы его в этом году начинаем.

В.Путин: Когда это произойдет? Вы же должны знать об этом.

И.Кошин: У нас две текущие проблемы, которые мы должны решить к 2020 году, – это детские сады и строительство школ.

В.Путин: Школы – это отдельная тема. По детским садам мы когда договорились, что проблема будет решена?

И.Кошин: Для детей от трех лет у нас проблем нет.

В.Путин: Не существует?

И.Кошин: Не существует. От трех лет у нас ни очереди, ни проблем. У нас есть проблемы [с дошкольными учреждениями для детей] до трех лет, потому что матери желают, и на самом деле это правильно, выйти на работу пораньше. Поэтому здесь у нас есть проблемы, которые мы сейчас закрываем через частные детские сады.

В.Путин: Вы должны иметь какие-то понятные для Вас перспективы решения проблемы по времени.

И.Кошин: Сделаем.

В.Путин: Надо понять, когда справитесь с этим вопросом, когда Вы его решите. Не просто так, процесс – все, конечная цель – ничто, а надо понимать, когда проблема будет решена. Потом мне доложите по срокам, когда Вы планируете это сделать.

И.Кошин: Обязательно, Владимир Владимирович.

В.Путин: Договорились.

kremlin.ru  

Версия для печати