Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
14 мая 2014

Россия: внутренняя политика в условиях внешнеполитической нестабильности

Эксперты рассказали «Клубу Регионов» о том, как следует расценивать произошедшие в последние месяцы внутриполитические изменения и как в дальнейшем будет меняться курс Кремля. Стоит ли ожидать отставки правительства, переформатирования института полпредства, и чем после «облегчения» полномочий будет заниматься вице-премьер Хлопонин. Ответ на эти и многие другие вопросы читайте в нашем материале.

После проведенной Кремлем сибирско-кавказской рокировки, совпавшей по времени с целой чередой назначений досрочных выборов губернаторов, многие наблюдатели отметили, что кадровая политика Кремля представляется им нелогичной. Тем не менее, это впечатление обманчиво, поскольку за, казалось бы, хаотичной кадровой и институциональной чехардой скрывается холодный политический расчет. Убедиться в этом помогут эксперты «Клуба Регионов».

Кадровый переполох

Как произошло так, что полпред и бывший новосибирский губернатор Виктор Толоконский неожиданно получил назначение на пост красноярского губернатора, а бывший губернатор Красноярского края Лев Кузнецов, в свою очередь, получил не менее неожиданное назначение на пост главы новообразованного министерства по развитию Северного Кавказа? Столь же неожиданным, на первый взгляд, выглядит и назначение Виктора Золотухина новым главкомом внутренних войск. За короткий срок его карьерная траектория сделала, казалось бы, невообразимый вираж: бывший телохранитель Собчака, а затем руководитель личной охраны Путина, сначала был переведен на пост заместителя министра внутренних дел, что справедливо было воспринято как понижение (удаление от тела). А теперь Золотухин столь же неожиданно пошел на повышение.

Все опрошенные «Клубом Регионов» эксперты сошлись во мнении, что «губернаторско-полпредскую» рокировку следует рассматривать в контексте эффекта «цепной реакции», когда назначение одного «важного» человека выливается в необходимость пристроить других «незаменимых» специалистов. Так, президент Центра политических технологий Игорь Бунин считает, что первопричиной столь сложной «многоходовки» Кремля является необходимость назначения Виктора Золотухина на пост главкома внутренних войск МВД, которые в скором времени будут преобразованы в своеобразную «национальную гвардию». «После этого назначения нужно обязательно куда-то пристроить того человека, который ранее занимал эту должность. Для него находят полпредство. В свою очередь, бывшего полпреда тоже нужно устроить, и его отправляют на Красноярский край, поскольку здесь вопрос о смене губернатора стоял давно, а Кузнецов должен был уйти на какой-то другой пост. В результате закрутилось такое колесо, где всем нужно что-то найти. Всем и нашли», - рассуждает Бунин.

А вот политолог Татьяна Становая уверена, что этот обмен должностями следует трактовать как признак того, что «в Кремле стремятся укрепить наиболее слабые места вертикали и избавиться от каких-то наиболее слабых элементов». В этой связи Становая отмечает: «Пока неизвестно, какие риски ожидают Россию в ближайшие два-три года, потому что санкции, ситуация с Крымом и революция на Украине создают чувство неопределенности и непредсказуемости. Тем не менее чувствуется, что во власти есть стремление укрепить фронты по всем направлениям: и на региональном, и на силовом, и на политическом».

Не обошла стороной эксперт и тему целого ряда досрочных губернаторских выборов. Их массовый перенос на осень 2014г., по мнению политолога, также следует рассматривать в едином комплексе с произошедшей в понедельник рокировкой: «Если брать ситуацию с губернаторами, то на сентябрь назначены уже 24 досрочные кампании. Это очень серьезная нагрузка, которая говорит о том, что между региональной элитой и федеральной властью был достигнут консенсус по поводу сохранения преемственности и избегания каких-то серьезных рисков, связанных с конфликтами внутри элит». «По сути, это ставка на стабилизацию, ставка на снижение рисков, связанных с кадровой политикой», - резюмирует Становая.

Игорь Бунин считает, что Кремль, производя назначения на Северном Кавказе, не просто пристраивает «своих людей», но и преследует иные, вполне конкретные цели: «Это попытка создать более или менее универсальные системы по отношению к трем самым уязвимым точкам: Крым, Кавказ и Дальний Восток. Там будет вице-премьер, который будет отвечать за общий курс своего региона, будет министерство, отвечающее за социально-экономическую политику, будет полпред, который будет решать военно-политические проблемы. Так что все это лишь попытка универсализировать подходы».

В свою очередь, Павел Салин уверен, что череда глобальных «кадровых» и «структурных» изменений уже давно назрела, но по тем или иным причинам их реализация была отложена до настоящего момента: «На это повлияла Олимпиада, в частности, уже давно были планы поменять политику на северокавказском направлении, но для того чтобы Олимпиада прошла гладко, решено было перенести все эти изменения на послеолимпийский период. А после Олимпиады у нас видите, что произошло с Крымом и с Украиной, поэтому даже отложенные планы пришлось отложить еще на несколько месяцев. Именно поэтому все было обнародовано в один день».

Еще одна тенденция, на которую обратили внимание эксперты, это усиление роли силовиков. По этому поводу Татьяна Становая заметила: «То, что мы сейчас видим, – это укрепление силовиков в самом широком смысле. Вновь усиливается клановая логика. Если при Медведеве предпринимались робкие попытки ставить людей, не связанных с кланами, - как, например, назначение Колокольцева - то теперь мы видим, что кланы возвращаются: в том же МВД наплыв людей из ФСО, усиление атаки со стороны ФСБ и т.д.».

Что будет дальше?

Рассуждая о том, каких еще изменений следует ожидать в ближайшее время, эксперты сосредоточились на вероятности переформатирования правительства. Очевидно, что сам факт появления в структуре кабинета еще одного территориального министерства должен повлечь перераспределение функций между курирующими их вице-премьерами. Это подтверждают и слова главы АП Сергея Иванова, который сообщил, что лишившийся полпредской должности вице-премьер Хлопонин, вероятнее всего, получит какие-то новые зоны ответственности.

В этой связи эксперты замечают, что не стоит трактовать уход Хлопонина с поста полпреда в СКФО как понижение. По словам Игоря Бунина, сейчас «поговаривают» о том, что Хлопонину могут передать функции кураторства над ЖКХ и строительством, или даже Крымом.

Надо сказать, что сейчас оба этих направления курируются Дмитрием Козаком, но в силу их сложности и важности для государства и лично для Владимира Путина, не исключено, что в ближайшее время эти функции могут быть поделены.

В свою очередь, Татьяна Становая сообщила о пока не подтвержденной информации, что Хлопонину могут передать функции куратора сферы ТЭК, которая сейчас относится к полномочиям вице-премьера Аркадия Дворковича. «Если это правда, то понижением это я бы не назвала. Сейчас он [Хлопонин] частично меняет профиль, избавившись от наиболее сложной части, связанной с Северным Кавказом, но сохранив за собой экономическую часть, связанную с инвестициями и т.д. И если к этим полномочиям он получит ТЭК, то это может даже свидетельствовать о том, что Хлопонина вознаградили за труд и лояльность», - делает вывод политолог.

Впрочем, по мнению Становой, на этом перестановки в правительстве могут и не закончиться. Еще одним возможным следствием происходящих сегодня изменений, по мнению эксперта, может стать переформатирование правительства: «Мы видим, что с января президент отказался от прежнего формата взаимодействия с правительством. Если раньше Путин противопоставлял Кремль и исполнительную власть, очень много критиковал министров, то сейчас модель изменилась. Теперь Путин фактически исполняет роль премьер-министра. Это означает, что введено прямое ручное управление в правительстве и в значительной степени для Путина это повышает соблазн поставить на экономику своих людей».

Кроме того, по словам эксперта, не исключено и то, что президент, наконец, решится отправить в отставку и самого Дмитрия Медведева. «Давать гарантию того, что Путин сменит Медведева, я бы не стала, но какие-то серьезные кадровые перестановки в экономическом блоке могут быть еще до конца года. Путин может поставить в правительство каких-то более лояльных ему людей. Я бы не стала исключать, что эти перестановки затронут Дворковича, Абызова и всех тех людей, которые напрямую связаны с Медведевым», - считает политолог.

Версия для печати