Магаданский губернатор Носов:  объединение, восстановление Русского мира остановить невозможно
22 сентября 2022

Эксперты: на фоне мобилизации участие чиновников и их детей в СВО приобретает принципиальное значение

Участие чиновников федерального и регионального уровня в спецоперации, их мобилизация наравне с другими россиянами – это сейчас важный инструмент сохранения политической стабильности и удовлетворения запроса на социальную справедливость, демонстрация единства власти и народа, считают опрошенные «Клубом Регионов» эксперты.

«Безусловно, чиновники и элита, которые призывали простых россиян с февраля «сплотиться», «затянуть пояса», «осознать всю важность», могут подать положительный личный пример и поехать в зону СВО», – убеждена социальный технолог, директор экспертно-аналитического центра «Северо-Запад» Екатерина Колесникова. «Вчерашние реакции в сети нам уже показали, что люди больше всего возмущены тем, что мобилизация может обойти стороной верхушку. Однако мы видим и противоположные примеры: на Дальнем Востоке ряд высокопоставленных чиновников уже пошли под мобилизацию добровольно. Молодцы», – продолжает она.

22 сентября 2022г. СМИ сообщили, что главный федеральный инспектор по Камчатскому краю Евгений Макаров отправится на спецоперацию добровольцем. А на заседании Госдумы спикер Вячеслав Володин напомнил депутатам, что у них нет брони от участия в СВО, и предложил: «Кто соответствует требованиям частичной мобилизации, должны помочь своим участием в специальной военной операции». Парламентарии с его словами согласились, но о решении отправиться на Донбасс добровольцем заявил только единоросс, депутат от Красноярского края Юрий Швыткин. Но уже на следующий день секретарь Генсовета ЕР, зампред Совфеда Андрей Турчак сообщил о множестве обращений желающих принять участие в СВО сенаторов, депутатов ГД и региональных парламентов, представляющих ЕР.

Директор Центра политического анализа Павел Данилин считает правильным призывать чиновников и депутатов. «Да, у ряда чиновников высшего уровня, как и у работников стратегических предприятий, есть бронь. Кто-то из них может рваться [в зону боевых действий], а кто-то будет счастлив, что его не призовут. Но это нормально, это жизнь», – считает эксперт.

Политолог Павел Салин полагает, что граждане, в основном, понимают, что чиновники по объективным причинам подпадают под мобилизацию далеко не в первую очередь, кроме того, для «привыкшего к двойным стандартам населения здесь никаких откровений нет». При этом власть, по словам эксперта, опасается претензий по поводу неучастия чиновников в мобилизации. «Но власть уверена, что это недовольство она сможет удержать в приемлемых для нее рамках. А сдавать чиновников в угоду общественному мнению, тем более тех, на кого она опирается – это для власти признак слабости», – сказал Салин. По его мнению, действительно сильным ходом со стороны власти могло бы стать участие в СВО не чиновников, а их детей, как это было во время Великой Отечественной войны. «Вот когда советская верхушка отправляла на фронт своих детей, и они там гибли, это производило эффект, население понимало, что элита разделяла тяготы войны. Но пока практика показывает, что сами дети чиновников такой подход не разделяют», – добавил политолог.

«Вопрос о мобилизации очень чувствителен, он связан с социальной справедливостью, с ответственностью и мироустройством. Ценностный уровень он затрагивает очень сильно, – рассуждает генеральный директор Центра стратегического проектирования, социолог Виктор Потуремский. – В этом смысле, подлежат ли государственные, муниципальные служащие и депутаты разного уровня мобилизации – это вопрос довольно серьезный, но мне кажется, сегодня он во многом будируется искусственно, потому что нет принципиальных оснований для этого. Я бы вообще говорил про другое, про то, что у нас будет происходить формирование нового героя и нового типажа, в том числе в политике. Можно уверенно говорить, что востребованное качество для современного политика – это наличие собственной четкой позиции по происходящему на Украине». Потуремский также обратил внимание на дискуссию по поводу мобилизации в Госдуме. «Но тут уж простите, я хотел бы их покритиковать за слабые и не выдерживающие никакой критики заявления. Я понимаю, что они хотели сказать, но у них это не получилось, потому что вопрос был не о том, чем они занимаются и почему они не могут [принять участие в СВО]», – добавил он.

Некоторые наблюдатели считают, что принудительная отправка в зону боевых действий тех, кто за полгода не использовал возможность принять участие в СВО по контракту или добровольцем, не очень эффективна, ведь речь идет о противниках решения Верховного Главнокомандующего.

«Будет ли толк от представителей «партии мира», которые изначально критиковали СВО? Вопрос риторический. Родина сказала: «Надо!» – поэтому научат, заставят. К дезертирам и эмигрантам, которые бегут от мобилизации, я отношусь крайне негативно. Времена не выбирают, к сожалению», – комментирует ситуацию Екатерина Колесникова.

По мнению Павла Данилина, неправильно считать, что все, кто хотел принять участие в СВО добровольцем или по контракту, уже это сделали, а в рамках мобилизации в зону спецоперации отправят ее противников. «Многие не могли решиться сами пойти, а тут их подтолкнули, плюс обещали те же гарантии, что и для контрактников, а это тоже важно. А если сейчас и с ипотекой решат вопрос...», – рассуждает эксперт. «Но не надо думать, что с получением повестки жизнь заканчивается. Надо больше рассказывать про мобилизацию на всех уровнях. Я почти уверен, что из этих 300 тысяч мобилизованных в зону непосредственно боевых действий попадет 10-15% по той причине, что ими заполнят те гарнизоны и базы, где сейчас дислоцируются контрактники, которые являются мобильным резервом. Эти контрактники сейчас, скорее всего, и отправятся в зону СВО, а на их место приедут те, кого наберут по мобилизации», – добавил собеседник «Клуба Регионов».

Павел Салин считает, что те, кто активно поддерживал СВО, действительно уже в основном ушли на фронт. Но осталось огромное количество тех, кто поддерживал решения власти пассивно. «И вот теперь эти люди из болельщиков могут превратиться в активных участников этой истории и нести издержки. Поменяется ли теперь их мировоззрение и отношение к ситуации – вопрос открытый», – резюмировал политолог.

Версия для печати