Карлин:  работа, которая проходит в каждом из нас всю жизнь, будет подпитана уникальным материалом, называемым шукшинская душа
23 января 2015

Эксперт: судьба Южной Осетии незавидна

Фото: isroil.info

В случае вступления в состав России Южная Осетия станет обычным районом в составе РСО-А, отмечает кандидат политических наук Руслан Леков, комментируя проект российско-осетинского договора. С другой стороны, Южная Осетия, будучи частично признанным государством, имеет все шансы остаться предметом торга РФ с Западом, считает политэксперт Арушан Вартумян. А президент научного общества кавказоведов Александр Крылов констатирует, что цель югоосетин – войти в состав РФ, но сейчас Россия не может себе этого позволить.

Политсовет при президенте Южной Осетии Леониде Тибилове составил проект договора между республикой и РФ о союзничестве и интеграции. Согласно документу, стороны должны сформировать единое пространство обороны и безопасности, на Россию при этом возлагается обеспечение защиты и охраны госграницы Южной Осетии. С этой целью вооруженные силы и органы безопасности республики «включаются в состав вооруженных сил и органов безопасности РФ». В документе отмечается, что порядок такого включения должен быть определен отдельным соглашением.

Кроме того, Южная Осетия предлагает интегрировать собственные таможенные органы в состав российских «путем унификации законодательства о таможенном деле» с нормами РФ.

Возлагаются на российскую сторону и иные обязанности, среди которых «упрощение процедур» приобретения жителями Южной Осетии гражданства РФ без отказа от южноосетинского гражданства. Также республика надеется на поддержку России в вопросе поэтапного повышения средней зарплаты в регионе до уровня, сопоставимого с российским.

Между Грузией и Россией

Комментируя проект договора, кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры Новой, новейшей истории и исторической политологии Северо-Осетинского госуниверситета Руслан Леков заявил, что «у Южной Осетии абсолютно нет никаких иллюзий о своем особом пути». У республики, по словам Лекова, есть всего два возможных вектора развития – партнерство с Грузией без признания суверенитета взамен на социальные блага либо интеграция с Россией. При этом стоит учесть, подчеркивает эксперт, что «все бюджетные распределения для республики идут через казначейство Северной Осетии».

Цхинвал, по мнению Лекова, пытается «абсолютно исключить вектор прогрузинизации» в пользу интеграции с Россией. Однако здесь есть нюансы: «Россия не раз давала понять, что не надо слишком рьяно, больше, чем вам позволяют, настаивать на интеграции. В краткосрочной перспективе ждать ее нет смысла». С другой стороны, Россия, отмечает эксперт, дает республике «электоральную приманку», когда, например, не возражает, если на выборах в республике кандидаты набирают очки, обещая скорейшее вхождение в состав РФ.

Тем не менее, стремясь к объединению с Россией, Южная Осетия не торопится отказываться от привилегий, которыми пользуется, будучи формально независимой республикой: собственного бюджета, аппарата, статуса президента и министров. Об этом свидетельствует проект договора, который, фактически включая Южную Осетию в состав России, юридически оставляет ее суверенным государством. «В случае вступления в состав России Южная Осетия не будет отдельным субъектом, она будет присоединена к Северной Осетии, и у нее будет статус обычного района, муниципального образования. Их всего этого лишат, и там, конечно, с этим не совсем согласны. Они почувствовали бонусы, которые не хотят утратить», – констатирует Леков. Поэтому сейчас, по его словам, вопрос заключается в том, в какой мере элиты Южной Осетии хотят интеграции. Однако ведущая роль здесь у Кремля, который наделил республику статусом «военной базы и обслуживающего персонала», резюмировал эксперт.

Не совсем прозрачные субъекты

Доктор политических наук, профессор кафедры конфликтологии, связей с общественностью и журналистики Пятигорского государственного лингвистического университета Арушан Вартумян полагает, что присутствие России в Южной Осетии необходимо, что требует заключения «хоть какого-то соглашения», хотя все это «непрозрачно и нуждается в дальнейшей детализации» с точки зрения международного права. С другой стороны, отношения России с Южной Осетией, как и с Абхазией, всегда будут развиваться исходя из того, что обе республики «не совсем прозрачные субъекты международных отношений», поэтому не смогут быть «равноправными и равнодостойными» по отношению к РФ, считает политолог.

В этом смысле, несмотря на то что всегда актуален вариант объединения Южной Осетии с Северной, РЮО, наравне с Абхазией, останется «разменной картой в руках международного сообщества в его давлении на Россию». «Мы ведь пошли на присутствие американцев на Кубе, а они где-то могут простить нам Крым. Точно так же они могут простить нам Южную Осетию. В дальнейшем это будет предметом торга, дальнейших уступок, компромиссных вариантов с международным сообществом. Судьба самой Южной Осетии незавидна. Она будет «полем битвы» больших государств, которые обозначают свое геополитическое присутствие в этом регионе. Поэтому в дальнейшем отношения России с Южной Осетией будут игрой с оглядкой на сопутствующие обстоятельства», – прогнозирует эксперт.

Крупица в океане волнующейся геополитики

Старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, президент научного общества кавказоведов Александр Крылов выразил сомнение в официальном статусе обсуждаемого документа. При этом он отметил, что, говоря о позиции властей Южной Осетии, следует полагаться на заявление президента республики Леонида Тибилова о том, что их цель – объединение осетинского народа и возврат Южной Осетии в состав России. «Я не думаю, что эта позиция президента и политической элиты [Южной Осетии] принципиально изменилась», – сказал эксперт. «Другое дело, насколько это нужно России, эти дополнительные сложности, которые неизбежно возникнут в отношениях с Грузией и Западом, – продолжил Крылов. – Вопрос не в том, что стратегическая цель меняется, а в том, что в данной ситуации это может быть несвоевременно. Отсюда все эти сложности и разнонаправленные сигналы. Но здесь нужно посмотреть и на осетинское руководство: там могут быть свои подводные камни и борьба за влияние между разными лидерами. Так что процесс очень сложный, и воспринимать его на уровне этого документа и делать из него большие выводы преждевременно».

В то же время эксперт обратил внимание на то, что в политике все постоянно меняется, и еще совсем недавно никто не думал о «таком развитии ситуации в Крыму и Новороссии», а «еще несколько лет назад наше государство было уверено, что Европа будет едина от Лиссабона до Дальнего Востока». «Так что здесь [в отношениях Южной Осетии и России] многое будет зависеть не столько от позиции российского руководства, сколько от наших отношений с Евросоюзом и США», – уверен Крылов.

Версия для печати
В Севастополе решается судьба муниципального фильтра
Кандидат в губернаторы Севастополя Виктор Резанов сдал в избирком документы без подписей в свою поддержку муниципальных депутатов. Штаб Резанова объясняет это протестом против законодательной коллизии, возникшей на севастопольских выборах при прохождении кандидатами муниципального фильтра. «Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса», – заявили представители Резанова. Напомним, что кандидат в губернаторы от ЕР Дмитрий Овсянников собрал 70% подписей муниципальных депутатов, тем самым «монополизировав» предвыборный процесс. Единственным выходом из сложившейся ситуации, по мнению электорального юриста Максима Прокофьева, является регистрация всех кандидатов, включая тех, кто вообще не представил документы на регистрацию.