прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
23 января 2015

Эксперт: судьба Южной Осетии незавидна

Фото: isroil.info

В случае вступления в состав России Южная Осетия станет обычным районом в составе РСО-А, отмечает кандидат политических наук Руслан Леков, комментируя проект российско-осетинского договора. С другой стороны, Южная Осетия, будучи частично признанным государством, имеет все шансы остаться предметом торга РФ с Западом, считает политэксперт Арушан Вартумян. А президент научного общества кавказоведов Александр Крылов констатирует, что цель югоосетин – войти в состав РФ, но сейчас Россия не может себе этого позволить.

Политсовет при президенте Южной Осетии Леониде Тибилове составил проект договора между республикой и РФ о союзничестве и интеграции. Согласно документу, стороны должны сформировать единое пространство обороны и безопасности, на Россию при этом возлагается обеспечение защиты и охраны госграницы Южной Осетии. С этой целью вооруженные силы и органы безопасности республики «включаются в состав вооруженных сил и органов безопасности РФ». В документе отмечается, что порядок такого включения должен быть определен отдельным соглашением.

Кроме того, Южная Осетия предлагает интегрировать собственные таможенные органы в состав российских «путем унификации законодательства о таможенном деле» с нормами РФ.

Возлагаются на российскую сторону и иные обязанности, среди которых «упрощение процедур» приобретения жителями Южной Осетии гражданства РФ без отказа от южноосетинского гражданства. Также республика надеется на поддержку России в вопросе поэтапного повышения средней зарплаты в регионе до уровня, сопоставимого с российским.

Между Грузией и Россией

Комментируя проект договора, кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры Новой, новейшей истории и исторической политологии Северо-Осетинского госуниверситета Руслан Леков заявил, что «у Южной Осетии абсолютно нет никаких иллюзий о своем особом пути». У республики, по словам Лекова, есть всего два возможных вектора развития – партнерство с Грузией без признания суверенитета взамен на социальные блага либо интеграция с Россией. При этом стоит учесть, подчеркивает эксперт, что «все бюджетные распределения для республики идут через казначейство Северной Осетии».

Цхинвал, по мнению Лекова, пытается «абсолютно исключить вектор прогрузинизации» в пользу интеграции с Россией. Однако здесь есть нюансы: «Россия не раз давала понять, что не надо слишком рьяно, больше, чем вам позволяют, настаивать на интеграции. В краткосрочной перспективе ждать ее нет смысла». С другой стороны, Россия, отмечает эксперт, дает республике «электоральную приманку», когда, например, не возражает, если на выборах в республике кандидаты набирают очки, обещая скорейшее вхождение в состав РФ.

Тем не менее, стремясь к объединению с Россией, Южная Осетия не торопится отказываться от привилегий, которыми пользуется, будучи формально независимой республикой: собственного бюджета, аппарата, статуса президента и министров. Об этом свидетельствует проект договора, который, фактически включая Южную Осетию в состав России, юридически оставляет ее суверенным государством. «В случае вступления в состав России Южная Осетия не будет отдельным субъектом, она будет присоединена к Северной Осетии, и у нее будет статус обычного района, муниципального образования. Их всего этого лишат, и там, конечно, с этим не совсем согласны. Они почувствовали бонусы, которые не хотят утратить», – констатирует Леков. Поэтому сейчас, по его словам, вопрос заключается в том, в какой мере элиты Южной Осетии хотят интеграции. Однако ведущая роль здесь у Кремля, который наделил республику статусом «военной базы и обслуживающего персонала», резюмировал эксперт.

Не совсем прозрачные субъекты

Доктор политических наук, профессор кафедры конфликтологии, связей с общественностью и журналистики Пятигорского государственного лингвистического университета Арушан Вартумян полагает, что присутствие России в Южной Осетии необходимо, что требует заключения «хоть какого-то соглашения», хотя все это «непрозрачно и нуждается в дальнейшей детализации» с точки зрения международного права. С другой стороны, отношения России с Южной Осетией, как и с Абхазией, всегда будут развиваться исходя из того, что обе республики «не совсем прозрачные субъекты международных отношений», поэтому не смогут быть «равноправными и равнодостойными» по отношению к РФ, считает политолог.

В этом смысле, несмотря на то что всегда актуален вариант объединения Южной Осетии с Северной, РЮО, наравне с Абхазией, останется «разменной картой в руках международного сообщества в его давлении на Россию». «Мы ведь пошли на присутствие американцев на Кубе, а они где-то могут простить нам Крым. Точно так же они могут простить нам Южную Осетию. В дальнейшем это будет предметом торга, дальнейших уступок, компромиссных вариантов с международным сообществом. Судьба самой Южной Осетии незавидна. Она будет «полем битвы» больших государств, которые обозначают свое геополитическое присутствие в этом регионе. Поэтому в дальнейшем отношения России с Южной Осетией будут игрой с оглядкой на сопутствующие обстоятельства», – прогнозирует эксперт.

Крупица в океане волнующейся геополитики

Старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, президент научного общества кавказоведов Александр Крылов выразил сомнение в официальном статусе обсуждаемого документа. При этом он отметил, что, говоря о позиции властей Южной Осетии, следует полагаться на заявление президента республики Леонида Тибилова о том, что их цель – объединение осетинского народа и возврат Южной Осетии в состав России. «Я не думаю, что эта позиция президента и политической элиты [Южной Осетии] принципиально изменилась», – сказал эксперт. «Другое дело, насколько это нужно России, эти дополнительные сложности, которые неизбежно возникнут в отношениях с Грузией и Западом, – продолжил Крылов. – Вопрос не в том, что стратегическая цель меняется, а в том, что в данной ситуации это может быть несвоевременно. Отсюда все эти сложности и разнонаправленные сигналы. Но здесь нужно посмотреть и на осетинское руководство: там могут быть свои подводные камни и борьба за влияние между разными лидерами. Так что процесс очень сложный, и воспринимать его на уровне этого документа и делать из него большие выводы преждевременно».

В то же время эксперт обратил внимание на то, что в политике все постоянно меняется, и еще совсем недавно никто не думал о «таком развитии ситуации в Крыму и Новороссии», а «еще несколько лет назад наше государство было уверено, что Европа будет едина от Лиссабона до Дальнего Востока». «Так что здесь [в отношениях Южной Осетии и России] многое будет зависеть не столько от позиции российского руководства, сколько от наших отношений с Евросоюзом и США», – уверен Крылов.

Версия для печати
Главное