Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
17 марта 2015

Юрист: гражданин должен получить право стрелять даже в убегающего бандита

Фото: zemlyaki.info

Комментируя инициативу депутата Алексея Журавлева, расширяющую право на вооруженную самооборону, политолог Виталий Иванов отметил, что «качество работы правоохранительных органов остается довольно невысоким; в этой ситуации спасение утопающих – дело рук самих утопающих и эти руки не надо связывать». Юрист Алексей Гришин считает, что нужно разрешить «защищающимся, особенно в домах, применять любые виды защиты, даже если преступник прекратил агрессию и убегает».

Расширить право граждан на применение оружия в целях самообороны намерен депутат Госдумы Алексей Журавлев. По информации «Известий», парламентарий готовится внести в ГД законопроект с поправками в 37 статью УК РФ «Необходимая оборона». Она гласит, что превышением пределов необходимой самообороны не являются «действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения». В редакции Журавлева наряду с «действиями» особо прописан вариант использования оружия: «Не является превышением пределов необходимой обороны применение оружия самообороны, огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, для защиты жизни, здоровья и собственности, а также иные действия обороняющегося лица…».

Журавлев подчеркивает, что в существующем виде закон «Об оружии», допускает использование оружия для самообороны лишь в случаях непосредственной угрозы жизни, а в девяти из десяти случаев гражданин, убивший или ранивший злоумышленника, сам оказывается на скамье подсудимых. Кроме того, отмечает Журавлев, действующая редакция ч. 2.1 ст. 37 Уголовного кодекса допускает неверную степень оценки и характера опасности нападения лишь в случае неожиданности посягательства. «Неожиданность, безусловно, справедливый, но далеко не единственный аргумент, претендующий на обстоятельство, исключающее верную оценку ситуации и опасности нападения. Среди иных обстоятельств, равных по значимости с названным, можно указать такие как: многочисленность нападающих, их неадекватное поведение, состояние аффекта обороняющегося, проникновение в жилище обороняющегося лица и многие другие», – уверен депутат.

Руководитель департамента региональных программ Фонда развития гражданского общества Виталий Иванов поделился с «Клубом Регионов» мнением, что защищать с оружием в руках себя и членов своей семьи, а также имущество – это правильно «с точки зрения нормальной человеческой справедливости». «Но юридически из-за дурацких законодательных ограничений он [обороняющийся] оказывается одновременно виноват, и даже если не идет в тюрьму, очень долго подвергается унизительным следственным и тому подобным процедурам», – отметил эксперт.

Иванов убежден, что от существующей, ограничивающей право на самооборону практики следует отказаться: «Несмотря на многочисленные усилия, качество работы правоохранительных органов остается довольно невысоким. В этой ситуации спасение утопающих – дело рук самих утопающих и эти руки не надо связывать». Эксперт предлагает узаконить инициативу Журавлева и другие подобные предложения. А в случае, если сбудутся «самые мрачные прогнозы» противников расширения права на самооборону, никогда не поздно «вернуть все назад». «В конце концов, наше законодательство меняется регулярно, и мы не относимся к этому как к догме, – подчеркнул Иванов. – Но из года в год мусолить тему, что людям нельзя сделать совершенно необходимые и логичные поблажки, потому что они начнут этим злоупотреблять, это неправильно».

Мнение о необходимости более свободного использования оружия для защиты жизни и собственности разделяет и член президиума Ассоциации юристов России, завкафедрой гражданского общества МГИМО Алексей Гришин. Он, однако, обратил внимание, что на улице в случае нападения сложно определить ту грань, за которой можно применять оружие. Но в том случае, если речь идет о проникновении в жилище, сам этот факт следует рассматривать как проявление агрессии, против которой оружие может и должно быть применено, считает юрист: «Я категорически за то, чтобы разрешить защищающимся, особенно в домах, применять любые виды защиты. И в том числе, если человек прекратил агрессию и убегает. Он ведь, во-первых, может направить эту агрессию еще на кого-то, а во-вторых, если не задержать его и не разобраться, эта агрессия может быть повторена уже при иных обстоятельствах».

Эксперт также уверен, что владение огнестрельным оружием, в том числе нарезным короткоствольным, должно быть «безусловным» правом гражданина. Он не разделяет опасений, что это облегчит возможность вооружаться для преступников. «Я считаю, что бандиты и так имеют возможность вооружаться. А обычные граждане не имеют законной возможности вооружиться и противостоять им. Поэтому, на мой взгляд, разрешение на ношение оружия даст возможность гражданам защищаться, не предоставив бандитам дополнительной возможности для нападения», – привел свои аргументы Гришин.

Заметим, дискуссия о том, стоит ли передавать гражданам функцию по их защите с помощью оружия, которую сейчас исполняет государство в лице правоохранительных органов, идет достаточно давно. В 2014г. сторонники идеи расширения права на самооборону собрали в интернете 100 тыс. подписей под инициативой «Мой дом – моя крепость», позволяющей применять оружие в пределах своего жилища. Она даже получила одобрение со стороны министра «Открытого правительства» Михаила Абызова, однако до сих пор не нашла отражения на законодательном уровне.

Версия для печати