прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
24 ноября 2010

Владимир Пашков:

«Главное – работать честно»

Первый замглавы правительства Иркутской области Владимир Пашков в интервью «Байкальским вестям» рассказал о том, как он с флота попал во власть и за что благодарен главе региона Дмитрию Мезенцеву.

Владимир Пашков стал первым чиновником, который однажды на большом совещании в правительстве удивил меня неожиданной реакцией на самый обычный, довольно скучный доклад об обеспечении жильем молодых семей в регионе. Речь, помнится, шла о том, что улучшить жилье хотели бы более 18 тысяч семей, а помочь можно только двум тысячам.

– Объясните: цель реализации проекта заключается в количестве потраченных денег или в достигнутом результате? – внимательно выслушав докладчика, задал вопрос Пашков, тогда еще министр экономики региона. – На самом деле, думаю, основная цель программы-не обеспечение жильем. Основная цель – удержание молодежи и решение демографической проблемы. Если у нас 18 тысяч молодых семей не могут купить жилье, они будут уезжать в Москву, еще куда-то. Я хочу понять: что нужно для того, чтобы мы конечную цель хотя бы приблизили? Этого в докладе не прозвучало. А вы нам должны рассказать, что нужно сделать в этом «автомобильчике», чтобы он либо ездил быстрее, либо больше вез...

Это было интересно и привлекло внимание. Захотелось тоже подумать и придумать «новый автомобильчик»...

Из Братска – на Тихий океан

– Я родился в Братске, – рассказывает Владимир Пашков.– Родители приехали в Иркутскую область по комсомольским путевкам – отец из Кунгура, мать с Украины. Отец прошел путь от простого водителя до руководителя управления автотранспорта Братскгэсстроя, самого крупного предприятия Минтранса СССР. Мама вышла на пенсию с должности начальника планово-экономического отдела дорожного управления.

Когда Владимиру было четыре года, его родители переехали в Усть-Илимск и вернулись в Братск спустя 12 лет. Окончив школу, Пашков-младший поступает в Иркутский политехнический институт, планируя стать машиностроителем. Но уже на четвертом курсе судьба поворачивается по-другому. Напомним, в это время Советский Союз воюет в Афганистане, и парни – очень многие – пишут заявления с просьбой отправить их на службу. То же самое делают Владимир и два его соседа по комнате в общежитии. Однако их призывают, а его – нет. Тогда он принимает решение стать военным и поступает в Тихоокеанское высшее военно-морское училище на специальность «штурман военно-морского флота» (специализация-атомные подводные лодки).

– Служил с 1981 по 1994 год, – рассказывает Владимир Пашков. – Начав учебу, попал в так называемое новое формирование, самый последний и крупный проект Советского Союза, когда создавались корабли третьего поколения. До сегодняшнего дня никто новее ничего не построил. В 22 года волею судьбы оказался в уникальной среде: общался с известнейшими учеными Советского Союза. Нам преподавали академики, выдающиеся конструкторы.

Это время я вспоминаю как одно из лучших в своей жизни. Очень напряженное – три-четыре года без отпусков, с утра учеба, вечером – работа на верфи. Вся наша деятельность была строго засекречена, даже форму не надевали. Из этой школы на всю жизнь во мне остались дух, настроение и понимание личной ответственности.

В 1989 году лодка сошла со стапелей. И мы ушли на государственное испытание. Кстати, теперь эта лодка – 971-й проект «Барс» – называется «Братск». Иркутская область вообще уникальна в этом смысле, она, единственная в России, «представляет» две подводные лодки – «Братск» и «Иркутск».

В 1991 году я совершил последнее автономное плавание. 19 августа мы загрузили боевой запас и ушли, «нырнули», режим – «тишина», вынырнули, а в стране – переворот... Информацию нам сообщали «правильную», дозированно. У нас была задача не оценивать политическую ситуацию внутри страны, а держать внешний контур, который обеспечивает безопасность государства. Мы ушли – была партия, Советский Союз, всплыли наверх – ни того ни другого...

Жизнь после моря

О том, как интернациональный экипаж пережил развал Советского Союза, о том, что военный флот стал малоинтересным государству, Владимир Пашков рассказывает с особой болью:

– Тогда я и принял решение: раз страна в нас не нуждается – пора уходить с флота... Я, капитан третьего ранга, ушел. Ушел в никуда. Приехал в Братск, пошел работать таксистом, грузчиком. Как сейчас помню, первый самостоятельный трудовой опыт на «гражданке» – разгрузка механической секции китайской тушенки «Великая стена»...

Проработал два месяца, потом меня взяли в фирму, где через полгода назначили исполнительным директором. Затем пригласили к мэру – Ивану Павловичу Невмержицкому, у которого я работал помощником два года. Ушел в банк, затем – опять в администрацию, по приглашению тогда уже нового мэра Братска Александра Константиновича Петрунько, но уже на должность заместителя по экономике и финансам: ровно на четыре года.

Тех двух образований – неоконченного машиностроительного и высшего военного – для гражданской жизни не хватало. Окончил еще и Братский индустриальный институт. Когда писал диплом, много учился. В этот период пришла мысль о том, что если бюджет – это условно замкнутая система, то может возникнуть интересная логика управления процессом. Но я был наивен, если можно так сказать: не учел социума. Если математические описываемые системы можно расценивать с точки зрения условно чистой логики, то в социуме есть еще одна составляющая – психология. Это другая материя, и просчитывать политические риски, исходя из математических подходов, – это утопия: есть понятие «закрытая система», а есть «условно открытая».

Владимир Пашков вспоминает, что в Братске удалось сделать многое. Например, создать первое в стране казначейство.

– Когда получаешь результат, становится неинтересно, хочется идти дальше – создавать что-то новое... Я не бухгалтер, наверное, все-таки больше художник, – улыбается Пашков. – Закончился контракт – я ушел в одну из вертикально интегрированных структур, проработал там ровно три дня. А затем мне позвонили от губернатора Бориса Александровича Говорина и пригласили на работу.

В июне 2002-го я приступил к работе в областном департаменте промышленного комплекса, а через год мне предложили перейти на должность заместителя начальника областного финансового управления, где, фактически исполняя обязанности начальника, я проработал с октября 2003-го по октябрь 2005-го. Основная задача тогда была – удержать ситуацию.

Вскоре после того, как регион возглавил Александр Тишанин, я ушел по своей инициативе. Работал в бизнесе, а весной 2008 года меня вновь пригласили на работу в областную администрацию, уже – Игорь Есиповский.

Вовремя поймать точки

– Что сейчас, по вашему мнению, нужно сделать для прорыва в экономике?

– Когда-то прочитал у Вернадского: «Важно не то, о чем человек думает, а то, как он думает». Я люблю принимать на работу молодых людей, которые не зашорены, у которых есть крайне важное качество-желание добиться результата. Это ключевое свойство любой эффективной команды.

Что нужно делать в стране? Есть разные формулы и модели – давайте использовать китайскую, германскую, нанайскую... Все эти рассуждения и стратегии в принципе верны. Но есть не менее важная часть проблемы реализации реформ – это вопросы тактики, или практики, если хотите. Иными словами, очень и очень многие сильны в стратегиях и знают, ЧТО необходимо делать, но, к сожалению, мало кто знает – КАК, еще меньшее число способно довести идею до практического результата. Одним словом, нет хороших или плохих стратегий, есть нереализованные и реализованные. Последние и есть правильные.

На мой взгляд, важно понимать: все, что мы делаем, должно заканчиваться результатом. Никакая стратегия нежизнеспособна, если нет четких и понятных механизмов ее реализации. Мы погрязли, мы тонем в словесах, совершенно неконкретных воздушных замках, заоблачных далях, дискуссиях... Люди устали от ожидания то коммунизма, то капитализма. Они живут простыми и понятными вещами.

Возвращаясь в свое прошлое, хочу поблагодарить всех людей, своих коллег, судьбу за то, что практически все проекты, в которых мне посчастливилось принимать участие, были успешными.

А добиться конкретных результатов не так уж и сложно. Необходимо в управленческом каркасе четко и жестко формировать центры ответственности. Контролируя параметры этих точек, можно с достаточной точностью прогнозировать либо моделировать состояние системы. Банально? В общем, да. Но именно здесь и лежат те возможности, которые мы никак не можем реализовать.

Есть много показательных примеров в истории человечества, когда реализация простейшего на первый взгляд принципа «полномочия вместе с ответственностью» позволила добиваться беспрецедентных результатов! Вот последние-из новейшей истории: в 1922 году закончилась гражданская война, а в 1941-м СССР стал ведущей индустриальной державой. За 19 лет! Другой пример – Китай. Начиная с 1991 года и по сегодняшний день эта страна продвигается вперед семимильными шагами. Те же 19 лет! Значит, страны четко поймали те точки, за которые они должны держать систему. И там и там главный показатель – это формирование точек ответственности с целью достижения конкретного результата.

Мы же не ведем ремонт в квартире так: выбросили все вещи на улицу и ушли к соседу жить. Сначала планируем, краску покупаем, обои, а потом приступаем к ремонту. Точки ответственности-главное, что надо формировать. А потом, взаимно увязав их в определенных регламентах, отстраивать систему управления. Это как дом строить: площадку выбрал, «привязался», колышки вбил...

Будущее – за нанотехнологиями

– Назначение на должность первого заместителя председателя правительства – большая ответственность для меня. Я благодарен за оказанное доверие губернатору Дмитрию Федоровичу Мезенцеву, а также депутатам Законодательного собрания и всем коллегам, которые протянули мне свою руку, поддержали, – говорит Владимир Пашков. – И, в продолжение вышесказанного, одна из главных задач, поставленных губернатором, – построение управленческого каркаса.

Для меня главная формула – делать дело максимально честно. Свою работу люблю – не столько, может, сам процесс, сколько ожидание результата. И сейчас, с вступлением в новую должность, внутренне ничего для меня не изменилось – просто повысился уровень ответственности, понимания значимости того, что нужно людям.

«Байкальские вести»

Версия для печати
Главное