прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
20 февраля 2013

Олег Смолин:

«Борьба с липовыми диссертациями – часть антикоррупционной кампании»

Фото: kp.ru

Диссертацию «под ключ» нередко заказывают бизнесмены и чиновники, в том числе влиятельные, рассказал в интервью «Клубу Регионов» первый зампред комитета Госдумы по образованию Олег Смолин. Он предполагает, что новому главе ВАК Владимиру Филиппову будет поставлена задача «наказывать мелких и средних плагиатчиков и не трогать высокопоставленных», поскольку в целом борьба с коррупцией не затрагивает высших эшелонов.

«Клуб Регионов»: В России ежегодно защищается 23 тысячи кандидатских и докторских. Почему проблему липовых диссертаций подняли только сейчас, неужели Минобрнауки раньше не догадывалось, как получают эти ученые степени?

Олег Смолин: Ну, во-первых, количество переходит в качество. В данном случае чрезмерное количество липы переходит в качество работы Высшей аттестационной комиссии. Во-вторых, эта кампания во многом совпала с тем, что поменялся руководитель ВАК, и я думаю, что Владимир Филиппов в гораздо большей степени соответствует понятию «ученый», чем Феликс Шамхалов. В-третьих, это во многом связано с общей обстановкой. Насколько я понимаю, принято решение заняться антикоррупционной борьбой на каком-то среднем уровне. А проблема диссертаций – это в каком-то смысле связанная с коррупцией тема.

Есть три версии липовых диссертаций. Первая – это собственный плагиат. Вторая – заказ диссертации «под ключ». И версия третья – это когда бизнесмен или чиновник заказывает диссертацию «под ключ», но вместо того, чтобы ее сделать, ему подсовывают плагиат. Поэтому с коррупцией здесь есть некоторая прямая связь. Решили, на каком-то уровне, что разговоры о борьбе с коррупцией должны сопровождаться хотя бы какими-то действиями, и это часть таких действий.

«Клуб Регионов»: Вы приветствуете назначение Филиппова главой ВАК, но сможет ли он что-то сделать в существующих условиях или потребуются системные изменения?

Олег Смолин: Я думаю, что Владимир Филиппов начнет некоторые системные изменения, а сможет ли он справиться с ситуацией – это будет зависеть от того, какие задачи ему будут поставлены. Скорее всего, ему будет поставлена задача наказывать мелких и средних плагиатчиков и не особенно трогать высокопоставленных.

«Клуб Регионов»: А вы думаете, они есть, высокопоставленные?

Олег Смолин: Предполагаю, что есть, хотя это, конечно, не самый высокий уровень, не тот, на котором принимаются основные коррупционные решения, но, тем не менее, думаю, что они есть.

«Клуб Регионов»: А как вы полагаете, нужно ли устроить тотальную проверку диссертаций, которые защищались хотя бы в последние три года, в течение которых, по действующим правилам, такая проверка возможна?

Олег Смолин: Я думаю, если проверять, то не за три года, а за десять, а лучше без срока давности. Непонятно, зачем установлен срок давности, речь ведь не идет об уголовном наказании. А хоть десять, хоть двадцать лет назад ты списал диссертацию, все равно ученая степень липовая. Я бы проверял, повторяю, без срока давности, это во-первых. Во-вторых, не надо проверять все подряд диссертации. Я думаю, что сейчас довольно активно будут работать добровольцы в интернете, и в том случае, когда они обнаружат признаки плагиата или полной липы другого сорта в диссертации, вот тогда ее нужно проверять. Потому что иначе придется ничем не заниматься в ближайшие несколько лет, кроме как перепроверять диссертации. Ну и в-третьих, нужно установить более жесткие требования к диссертациям – речь идет, прежде всего, о бизнесменах, депутатах парламента и государственных чиновниках.

«Клуб Регионов»: И уже предлагается запретить чиновникам защищать кандидатские и докторские, пока они находятся на госслужбе, поскольку у них просто нет времени серьезно заниматься наукой. Вы поддерживаете эту инициативу?

Олег Смолин: Мне кажется, это некоторый перебор. Откровенно говоря, когда я начинал свою депутатскую работу, в 90-е годы, я тоже думал, что это никак не совместимо с научной работой. Потом, когда прошло 12 лет парламентской деятельности, я понял – за это время написано столько разных материалов, что из них можно сделать докторский доклад. И сделал. Причем, осмелюсь сказать, там было по меньшей мере три темы, которые могли бы претендовать на самостоятельные докторские. Другое дело, что я их развернул с разной степенью глубины.

Иногда научная работа способна помочь человеку, если она прямо связана с его специальностью. Я, например, много лет занимался образовательной политикой, а потом написал диссертацию по философским основаниям образовательной политики. Эта работа мне во многом помогла в основной деятельности. Это не тот случай, когда человек занимается, например, депутатской работой по линии международных отношений, а пишет социологическую диссертацию невесть о чем.

«Клуб Регионов»: Для престижа просто, чтобы стать доктором наук…

Олег Смолин: Да. Когда наука и практическая деятельность работают друг на друга, это может быть полезно. В противном случае диссертация только отвлекает от основной работы и чаще всего, действительно, оказывается липовой. Например, человек защитил кандидатскую в 2002 году, а докторскую в 2004-м. Фамилию не буду называть. Ни один нормальный человек в сфере гуманитарных наук на это не способен, даже если бы он в течение этих двух лет занимался только научной работой. Это просто нереально. Понятно, что в таких случаях тоже надо проверять. Скорее всего, речь идет о заказе работы «под ключ» в лучшем случае, в худшем – о прямом плагиате.

«Клуб Регионов»: А как сделать, чтобы не допустить таких псевдоученых до защиты диссертаций?

Олег Смолин: Мне кажется правильной идея выставлять диссертации перед защитой в интернет, люди смогут в этом случае обнаружить плагиат заранее, и защита будет проходить гораздо труднее. Кстати, иногда диссертация может и не быть прямым плагиатом, но там написано такое, что достаточно почитать это человеку со здравым смыслом, и он поймет, что наука здесь и не ночевала.

«Клуб Регионов»: Президент и премьер постоянно говорят о необходимости преодоления нефтегазовой зависимости и развития высокотехнологичных производств. Однако научный потенциал практически не востребован, наука и экономика существуют как бы в разных измерениях. Почему так, не все ведь ученые липовые?

Олег Смолин: Конечно, нет, это другая тема, отличная от темы плагиата. Если верить в недавнем прошлом замдиректора Института прикладной математики Григорию Маленецкому, у нас по сравнению с советскими временами количество инноваций уменьшилось в пять-семь раз. Уровень внедрения научных достижений в производство снизился еще больше, потому что экономика так и не оказалась восприимчивой к достижениям науки. Когда-то, лет сто назад, Макс Вебер, знаменитый экономист и социолог, говорил, что капитализм может существовать в двух формах. Одна – современная, промышленная, рациональная, а другая – торгово-ростовщическая. Вот в России новейший капитализм оказался по преимуществу торгово-ростовщическим и невосприимчивым к промышленным и другим экономическим новшествам. К сожалению. Здесь нужно менять экономический механизм. Собственно, когда вводили особое законодательство в отношении Сколково, тем самым фактически признали, что обычное российское законодательство для науки и инновационного развития враждебно.

«Клуб Регионов»: А что нужно сделать, чтобы инновации все-таки пошли в экономику?

Олег Смолин: Для того чтобы экономика была инновационной, она должна быть хотя бы просто экономикой. Я скажу элементарные вещи, которые хорошо известны. Каждый, кто имеет отношение к экономике, знает, что в рыночной экономике ключевая тема – дешевый кредит. Сравним кредит в России, Китае и Европе. Процент по кредиту в Китае и Европе на порядок выгоднее, чем в России. Понятно, что мы проигрываем в экономической конкуренции, у нас неравные условия. Почему в России колоссальный государственный долг, прежде всего корпоративный, притом что мы огромные деньги загоняем в резервный и прочие фонды? Потому что российские экономические структуры стараются получить кредиты в западных банках, это дешевле. При этом свои деньги мы размещаем в иностранных ценных бумагах под 1-2 процента, а у иностранцев заимствуем под 7-8 процентов.

«Клуб Регионов»: То есть это проблема политическая?

Олег Смолин: Это проблема политическая и экономическая. Ну и плюс, в России возобладала странная точка зрения, что все должны иметь одинаковый налоговый режим, в то время как во всем мире предприятия инновационные, венчурные фонды, я уж не говорю о научных и образовательных организациях, пользуются системой налоговых льгот. Там никому в голову не приходит всех ставить в абсолютно равные условия с сырьевыми компаниями. Здесь (в России) требуются дополнительные экономические стимулы для тех, кто развивает современные технологии.

«Клуб Регионов»: Состояние как науки, так и производства напрямую зависит от высшего образования, уровень которого в большинстве вузов не выдерживает критики. Владимир Филиппов, однако, на днях заявил, цитирую: «Раньше высшее образование было элитарным, процентов 15-20 выпускников школ поступали в вузы, сейчас процентов 10-15 не поступают в вузы. Мы перешли в эпоху массового высшего образования, и это нормальное явление». По его словам, в условиях «массового производства» все одинаково высокого качества не бывает…

Олег Смолин: Советское высшее образование было, конечно, не элитарным, но элитным, это разные понятия. Элитное – значит высококачественное, а элитарное – доступное только элите. Во-первых, с тех пор во всем мире доля студентов и людей с высшим образованием значительно повысилась. Во-вторых, в мире определилась следующая тенденция – я бы тут подискутировал с Владимиром Филипповым – следующая тенденция: не ставить преград на входе в вузы, но ставить преграды в процессе обучения в них. То есть принимают очень многих, но активно отчисляют тех, кто оказывается неспособен освоить программу высшего образования.

«Клуб Регионов»: Так поступают, например, во Франции.

Олег Смолин: Не только, в большинстве стран. Отсев в процессе обучения может составлять до половины студентов. А у нас ситуация другая. Негосударственные вузы не хотят отчислять, потому что это потерянные деньги, а теперь и государственные не хотят отчислять – потому что подушевое финансирование, а это (отчисление) - тоже потерянные деньги. Нужно менять экономический механизм, в частности, государственного образования.

«Клуб Регионов»: Вы не считаете, что высшее образование должно стать полностью бесплатным, как в советские годы?

Олег Смолин: Я не думаю, что образование может быть целиком бесплатным, но я уверен, что доля бесплатного высшего образования в России слишком низка. У нас чуть больше трети студентов учится за бюджетные деньги, остальные за свои. Это очень мало. Во Франции за счет бюджета учится более 80 процентов студентов, в Германии – более 90 процентов. Либо есть другая система, американская – крайне льготный образовательный кредит. В России доля бюджетных студентов маленькая, образовательного кредита практически нет, потому что он предоставляется под огромные проценты. В Америке – под полпроцента, в России – под одиннадцать. Ну кто же будет брать?

Мы в нашем законе «О народном образовании» (законопроект, внесенный фракцией КПРФ в качестве альтернативы законопроекту ЕР «Об образовании» и не поддержанный думским большинством. –Прим. ред.) шли двумя путями: с одной стороны, мы требовали расширения числа бюджетных мест, а с другой стороны, мы требовали создания системы льготного образовательного кредитования. То и другое имеет право на существование.

С Олегом Смолиным беседовал Александр Старовойтов

Версия для печати