Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
23 июля 2014

Шолбан Кара-оол:

Тува берет за душу тех, кто хоть однажды здесь побывал

Фото: tyva.er.ru

О том, чем сегодня живет Тува, ее перспективах, народе и уникальности республики рассказал в интервью телеканалу «Звезда» глава региона Шолбан Кара-оол.

- Спустя век после образования протектората и 70 лет после вхождения Тувы в состав нашего государства, скажите, насколько позитивным для Тувы стало сближение с Россией?

- Если взять за точку отсчета 1914 год, перемены во всех сферах жизни нашего народа просто огромные. Тува была краем кочевников-скотоводов, вся промышленность – несколько золотых приисков, единственные очаги культуры - буддийские храмы, медицина и образование – религиозные.

Российский протекторат приобщил тувинцев к более высокой культуре – политической, экономической и иной, вплоть до перемен в укладе жизни, в быту. За несколько десятков лет Тува буквально прыгнула из средневековья к современной цивилизации, от феодального общества – к индустриально-аграрной экономике.

Именно с Россией Тува впервые обрела свою государственность. В 1921 году на волне революции она стала суверенной республикой. Независимость, тем не менее, не только не ослабила, а напротив - укрепила ее связи с Россией. Тувинцы строили свою республику по образу и подобию СССР. Когда началась война, ее солдаты воевали на стороне Красной Армии против фашизма. А в 1944 году республика добровольно отказалась от суверенитета и во второй раз вошла в состав России.

Советский период – это время грандиозных всесоюзных строек в Туве и масштабных гуманитарных кампаний. В республике в считанные годы была построена современная многоотраслевая промышленность, крупные сельскохозяйственные предприятия, возникли города и поселки, дорожная инфраструктура, школы, больницы, дома культуры.

Мы с благодарностью храним память о посланцах России, строивших новую Туву. В честь многих из них названы улицы наших городов, установлены памятники – к примеру, русским учителям, помогавшим открывать первые школы и бороться с безграмотностью.

- Как, по-вашему, пошла бы история республики, если бы Тува сохранила автономию?

- Тува и была всегда автономной – отдельной национально-территориальной единицей в составе России. Насколько мне известно, изначально, когда ТНР в 1944 году заявила о своем желании войти в СССР, советским правительством рассматривался вариант союзной республики, 16-й по счету. Помешала малочисленность тувинцев. Видимо, руководство страны не решилось создавать прецедент для других автономий. В итоге остановились на автономии в составе РСФСР. Причем, степень автономности с годами только повышалась. Сначала - статус области, потом – автономной республики.

Если же вы подразумеваете под автономностью полную самостоятельность и государственный суверенитет, то и в этом случае, я думаю, дороги Тувы и России не разошлись бы. Ведь корни связей русского и тувинского народов уходят глубоко: первые письменные упоминания о торговых контактах между ними стали появляться более двух столетий назад. И они впоследствии только укреплялись.

- Современная Тува – насколько сильно и чем она отличается от Тувы времен Вашего детства и юности?

- Сложный вопрос. Все, что связано с юностью и, тем более, с детством, всегда видится в несколько розовом свете. Для меня, как и для миллионов сверстников по Советскому Союзу, по Советской Туве эти годы были самыми светлыми и счастливыми. Я родился и вырос в великой стране, которая заранее позаботилась о том, чтобы у каждого ребенка был детский сад, потом школа, потом университет. И так далее. Это дорогого стоит – вот такая железобетонная стабильность и уверенность в завтрашнем дне. За это нашим родителям, старшему поколению можно только поклониться в пояс, потому что такие гарантии добывались их трудом.

Однако это только одна сторона медали. В жесткой предопределенности личной судьбы каждого, его места в жизни, в регламентированности всего советского общества была, как выясняется, и не очень хорошая составляющая. Было ощущение несвободы. Причем, не только политической, но и экономической, даже на микроуровне. Парадоксальные вещи происходили. Один пример, возможно, не самый удачный, но он первым пришел в голову. В 70-х годах КПСС приняла программу продовольственной безопасности, поскольку надо было чем-то наполнять прилавки магазинов, которые пустовали. Но другой рукой та же партия била крестьян по рукам – скажем, ограничивала количество скота в личных хозяйствах. Словом, частная инициатива не приветствовалась, индивидуализм категорически осуждался. Не высовываться – вот таким было жизненное кредо среднестатистического советского гражданина, которое культивировало государство.

Новая Россия все эти писанные и неписанные табу сняла. По крайней мере, юридически. Если гражданские свободы чем-то и ограничиваются, то только объективными обстоятельствами, потому что для настоящей демократии страна и общество должны созреть – экономически, политически, институционально, духовно, наконец. Поколение, выросшее в условиях жесткого диктата, не может в одночасье, как по взмаху волшебной палочки, стать другим.

Тем не менее, тот уровень свободы, который сегодня есть, уже дал видимые плоды. Я вижу их по Туве. К примеру, по тому, как мощно пошло развитие национальной культуры, которая при СССР была фактически под запретом, как русская, так и любого другого народа. Восстанавливаются храмы, возрождаются традиционные с точки зрения этноса занятия, искусства, традиции. А посмотрите, что произошло с животноводством, когда совхозы развалились, а все сельское хозяйство стало частным.

Казалось бы, что сможет мелкий частник, не имея капиталов, техники, современных технологий? Даже ученые меня убеждали, что вкладывать в АПК бесперспективно, что сельское хозяйство в Туве поднять невозможно, это слишком экстремальный по климатическим и иным условиям край.

Но налицо другое. За какие-то 10 последних лет в Туве перекроилась вся структура АПК. Мы сделали ставку на возрождение привычного для тувинцев животноводства, переориентировали на него все отрасли сельского хозяйства и в результате впервые за 70 лет восстановили довоенную численность скота. Сейчас с каждым годом оно прибавляет и прибавляет даже при том уровне технологий, который есть.

Резервы роста для сельского хозяйства, я уверен, далеко не исчерпаны. Наоборот. Сегодня всей Туве хороший импульс к развитию дают крупные инвестиционные проекты в сфере промышленного производства, особенно в добыче минерально-сырьевых ресурсов, которыми богата республика.

- Чем живет республика сегодня? Во-первых, где люди работают - какие основные предприятия действуют на территории Тувы? А во-вторых, где люди отдыхают, какие культурные организации и мероприятия проводятся?

- Ситуация с занятостью у нас, скажу прямо, не самая лучшая, если сравнивать с другими регионами России. Тува – специфический регион, один из немногих, в котором нет железнодорожного сообщения с остальной страной. А в условиях рынка транспортная изоляция обрушила фактически всю промышленность, построенную в советские годы. В начале 90-х годов встал комбинат «Туваасбест», который ранее давал стране 25 % всего объемов этого стратегического сырья. Другой гигант добывающей промышленности – комбинат «Тувакобальт» - также прекратил деятельность.

Фактически выстоять в новых экономических условиях смогли единицы, среди которых золотодобывающие предприятия, угольные компании, а также некоторые инфраструктурные производства, от которых зависит жизнеобеспечение городов – предприятия ТЭК, коммунальные службы и т.д. Да и тем государству пришлось помогать – где прямо, где косвенно.

Поэтому почти половина экономически активного населения Тувы сейчас работает в нерыночном секторе – то есть, в бюджетной сфере, в здравоохранении, образовании, культуре, в управлении и связанных с ними организациях. Тем не менее, за последние 8 лет внутри республики мы смогли серьезно поменять структуру занятости за счет развития реального сектора экономики. Так, за счет различных форм поддержки предпринимательства вдвое увеличили численность субъектов малого и среднего бизнеса. Сегодня они обеспечивают почти 12 % ВРП против 3-4 %, которые были лет 10 назад.

Особо отмечу, что нам удалось зажечь на бизнес жителей сел, на которые приходится наибольшая часть безработных. Для этого три года назад мной был инициирован проект «Одно село – один продукт». Его цель – помочь подняться в каждом селе производствам, которые смогли бы потянуть за собой всю поселенческую экономику. Для его обеспечения собрали все возможные средства в бюджете, по всем программам наскребли в общей сложности около миллиарда рублей – это для нас большие деньги. Разумеется, они разыгрывались на конкурсной основе.

Угадали - игра стоила свеч. Проект вызвал небывалую деловую активность среди селян. Общая численность предпринимательских инициатив давно превысила количество поселений. Сегодня в 127 селах работают более 170 производств, от мелких до средних. Только за прошлый год проект дал республике 605 новых рабочих мест. Но главное – творческую энергию пробудил у селян: люди требуют продолжения, идут с новыми инициативами и предложениями. А это совсем другая атмосфера, совсем не та, что царила на селе буквально несколько лет назад – безнадеги, иждивенчества, ожиданий, что кто-то придет и решит все их проблемы.

Но особые надежды наши связаны, конечно, с крупными инвестиционными проектами. Не так быстро, как хотелось бы, но они все же реализуются. Мы настояли на том, чтобы инвесторы брали на работу наших жителей, обучали их необходимым профессиям. Скажем, китайская компания «Лунсин» уже сейчас трудоустроила у себя более 200 человек. А ведь она еще не запустила горнообогатительный комбинат, который потребует новых рабочих рук. В Тувинской горнорудной компании – дочерней структуре группы En+ практически все рабочие, за исключением топ-менеджеров и редких специалистов, - тоже наши жители.

Но серьезно переломить ситуацию на рынке труда должно возобновление строительства железной дороги Кызыл – Курагино. Стройка начнется осенью этого года и должна завершиться в 2018. Только на строительстве предполагается открыть более 2 тысяч рабочих мест. Но в действительности число трудоустроенных будет намного выше около 18 тысяч человек, поскольку с вводом железной дороги в активную фазу перейдут 7 крупных инвестпроекта. Кроме того, к ним добавятся, я надеюсь, новые – например, строительство дополнительной теплоэлектростанции на 300 МВт.

Отдельно хотел бы подчеркнуть, что у промышленного развития есть большие плюсы, но есть и минусы. Это всем известно. Эти минусы мы обязаны минимизировать. Для меня, как для коренного жителя Тувы, очень важно, чтобы мы сохранили нашу первозданную природу и чистейшую в мире экологию, сохранили наши традиции. 

- Где люди отдыхают, какие культурные организации и мероприятия проводятся?

- Мы придаем большое значение развитию активных форм отдыха. В частности, поднимаем въездной и внутренний туризм. Тува ведь уникальна по своему рекреационному потенциалу. У нас не только замечательная природа, соединяющая в себе все известные на Земле ландшафты, но и самобытная культура. Три года назад правительство инициировало проект «Год туризма», в рамках которого были предприняты значительные усилия по выстраиванию туристической инфраструктуры. Только в эту кампанию мы расширили сеть туристических баз на 13 единиц, охватив практически все районы. Это позволило интегрироваться в межрегиональный турпродукт «Великое Саянское кольцо».

За эти годы удалось увеличить общий поток туристов вдвое, почти до 70 тысяч человек в год, включая местных любителей путешествий. Это, кстати, неплохой результат и с точки зрения занятости населения, если учесть что один турист дает работу и заработок 2-3 жителям.

Тува еще с советских времен известна как идеальный край для экстремального и спортивного туризма – это рыбалка, охота, рафтинг, сплав на катамаранах и байдарках по горным рекам высокой категории сложности, горные восхождения, конные путешествия, трофи-рейды для автолюбителей-экстремалов, семейные каравнинг-туры для тех, кому по душе более спокойные автостранствия. Люди с удовольствием едут отдыхать на наши лечебные озера и минеральные источники – аржааны. Для этого есть курорт Уш-Белдир с естественными термами, горячими и холодными. Есть соленое озеро Дус-Холь – это наш, российский аналог Мертвого моря по концентрации соли в воде и лечебному эффекту рапы. Есть удивительные по целебности аржааны Шивилиг, Чойган и еще много других.

Ценители искусства тоже не будут у нас скучать вопреки расхожему мнению, что в такой глухой провинции не может быть ничего стоящего. Я благодарен республиканской филармонии, которая сделала много для развития музыкальной культуры, организации выступлений известных российских исполнителей для наших жителей. Только в этом году у нас побывали с гастролями Центральный оркестр Министерства обороны, академический ансамбль песни и пляски Российской армии, артисты из Монголии, регионов Сибири и т.д. На днях мы принимали у себя театр имени Маяковского с Игорем Костолевским, Светланой Немоляевой, Михаилом Филипповым,  Ольгой Прокофьевой.

Нам и самим есть что показать. Чего стоит одно только горловое пение, которое сегодня знает весь мир. У нас хороший театр, работа которого неоднократно признавалась в числе лучших на различных всероссийских фестивалях. Не так давно создали еще два театра – молодежный и кукольный. Тувинцы – народ танцующий и поющий, талантов здесь хватает. Поэтому есть десятки состоявшихся творческих коллективов, которые выступают и в республике и за ее пределами. Это ансамбли «Саяны», «Эдегей», группы этномузыки «Хун Хурту», «Тыва», знаменитая и популярная в мире рок-группа «Ят-Ха» с Альбертом Кувезиным. С некоторых пор воссоздаем и такое направление, как духовая музыка. При правительстве образован духовой оркестр, который уже успел заявить о себе и в России, и за рубежом.

Лично я болею за активный отдых – физическую культуру и спорт. Надо как-то вырывать молодежь из-за компьютера, из праздной жизни, отлучать от вредных привычек. Поэтому каждые выходные в республике идут спортивные соревнования. Сначала приходилось буквально в добровольно-принудительном порядке выгонять людей на них. А теперь это стало традицией для более трети населения – около 100 тысяч человек регулярно занимаются спортом. Не случайно мы по некоторым видам спорта лидируем в России – в частности, по спортивным единоборствам. В 2013 году 58 парней и девушек из Тувы были включены в состав сборных команд России в разных возрастных категориях.

Конечно, для этого нам пришлось формировать соответствующую среду, создавать инфраструктуру. За 8 лет в республике построено 6 бассейнов, 5 футбольных полей с искусственным покрытием, крытый каток, стадионы и игровые площадки в каждом районном центре, спортивные залы в сельских школах. При этом упор делаем не только на массовость, но и на качество подготовки, для чего готовим тренерские кадры, кого-то приходится приглашать из других регионов. К примеру, на хоккей, который у нас развит слабо, лично привез наставника из Кемерово. Так же подбирали учителей по художественной гимнастике, боевым искусствам и т.д.

- Расскажите подробнее об основных трендах развития республики. В частности - как о главном - о строительстве железной дороги и разрушении транспортной изоляции региона?

- Дорогу хотели строить еще в советское время. Впервые вопрос поднимался на уровне советского правительства еще при Хрущёве, в 1958 году, если не ошибаюсь, когда началось активное освоение асбестового, кобальтового и угольного месторождений Тувы. Но проект всякий раз отодвигался из-за технологической сложности и дороговизны. 

Сегодня, с падением железного занавеса и открытием границ этих препятствий по большому счету нет. Современные технологии позволяют реализовать его буквально за 3 года. Но самое главное – есть политическая воля руководства страны, подкрепленная проверенными на сто рядов экономическими расчетами. Проект поддерживает Президент России, считающий, что разворотом на восток – будущее.

Да, именно так теперь рассматривается строительство тувинской железной дороги – как шаг к еще большей интеграции России в транспортную сеть Азиатско-Тихоокеанского региона, создание дополнительного трансконтинентального коридора между Европой и Азией.

Конечно, для Тувы железная дорога станет опорной точкой для экономического прорыва. С ее строительством начнется реализация крупных инвестиционных проектов, прежде всего угольных. В результате только в республике будет создано более 15 тысяч новых рабочих мест. Размеры налоговых поступлений в федеральный и местные бюджеты превысят 20 млрд. рублей. Объем перевозимых грузов составит до 15 млн. т в год.

Железная дорога, я уверен, скажется и на экономике в масштабах страны. Даже в том случае, если она не пойдет дальше Тувы на восток и останется тупиковой, мультипликативный эффект почувствуют все регионы на дальневосточном направлении Транссиба, по которому пойдет тувинский уголь. Ведь вдоль всей магистрали будут строиться дополнительные мощности, открываться новые рабочие места. Только на Дальнем Востоке в увязке с проектом Кызыл – Курагино планируется построить целый грузовой терминал для пропуска тувинских грузов в порту Ванино.

Однако еще большее значение дорога в Туву приобретает в случае ее продолжения – через Монголию на мощный железнодорожный узел Северного Китая – город Урумчи, дающий выход на транспортную сеть Юго-Восточной Азии, вплоть до Индии. В этом случае отдача от проекта возрастает в разы. За счет развития международного экономического сотрудничества и торговли со странами АТР, за счет разгрузки перегруженной сегодня дальневосточной ветки Транссиба срок окупаемости проекта, по данным ученых, сократится вдвое – с 20 до 10 лет.

При этом откроются возможности для привлечения инвестиций в западную часть Улуг-Хемского бассейна, на Кара-Сугское месторождение флюоритов, Ак-Довуракское месторождение асбеста, проект по созданию цементного завода в городе Шагонаре, к разработке других месторождений, которыми богата Тува. Уже сейчас один только Китай потребляет более 700 млн. тонн угля в год, к 2020 году прогнозируется рост потребления до 2 млрд. тонн.

Для республики ежегодный прирост ВРП может составить до 22,8 млрд. руб., бюджетных поступлений в год – 6,1 млрд. рублей. В межрегиональном и международном масштабе эффект, разумеется, будет оцениваться в значениях показателей на порядок выше.

- Насколько значимо для республики восстановление хозяйства маралов?

- Вообще-то мы восстанавливаем у себя не только мараловодство. Еще раньше были приняты меры по развитию коневодства, в том числе спортивного. Если во времена СССР в Туве, где практикуется отгонное скотоводство, пастухам приходилось пасти скот пешком, потому что не хватало лошадей, то теперь их поголовье превысило 45 тысяч. В том числе особое внимание уделяется разведению тувинской аборигенной лошади, родственной низкорослым «монголкам», на которых, как считается, Чингисхан завоевал полмира. Это действительно уникальная по силе и выносливости порода, и мы поддерживаем ее восстановление в республике.

Кроме того, наши животноводы занимаются верблюдами, оленями и яками. Яки, или сарлыки по-тувински, объявлены редкой породой, и их разведение также поддерживается республикой по особой программе. Так что маралы – это всего лишь одно из направлений нашего животноводства. Каждая из этих подотраслей, во-первых, призвана сохранить издавна существовавшее видовое разнообразие животных, а вместе с ним – традиционные занятия тувинцев, от которых часть населения Тувы не собирается отказываться даже в 21 веке. И это не просто прихоть – это часть национальной культуры, потому что кочевое животноводство тысячелетиями формировало особый уклад жизни, особую философию народа.

Если же говорить о сугубо утилитарных сторонах дела, то, к примеру, то же самое мараловодство или яководство обеспечивают занятость сотен и даже тысяч семей на селе, где с другой работой пока сложно. Между прочим, и доход приносят неплохой. Скажем, маральи панты хорошо идут на рынках азиатских стран, в частности, Китая, где они ценятся в качестве сырья для традиционной фармацевтики. В перспективе и мараловодство, и другие направления животноводства способны стать особыми брендами Тувы, поскольку они держатся на отгонном кочевом скотоводстве, исключающем какие-либо искусственные корма и добавки, а это – гарантия безупречной экологической чистоты любой продукции.

И еще один нюанс. В условиях грядущего промышленного освоения Тувы в сохранении и наращивании островков вот такой «зеленой», не наносящей вреда природе экономики я лично вижу фактор сдерживания экологических угроз, которые, конечно же, будут возникать.

- О Туве часто пишут, как о загадочной земле. В чем, по-вашему, эта загадка?

- Тува - терра инкогнита даже для самих тувинцев. Она все время дарит нам и всему миру какие-то сногсшибательные находки. Совсем недавно, в начале нулевых, здесь был обнаружен, например, настоящий клад – более 25 килограммов чистого золота. И не просто металла, а драгоценностей, которые оказались украшениями скифских царей. Но самая большая ценность их в том, что это оказалась самая древняя по возрасту находка, относящаяся к скифам. Получается, что скифы пошли отсюда, с территории современной Тувы, с берегов Енисея. Хотя ранее их родиной официально считалось Причерноморье. Загадка? Еще какая!

Три года назад, параллельно с Годом туризма, мы провели в Туве конкурс, который перерос в мегапроект. Назывался он «Девять драгоценностей» и поначалу ставил целью собрать сведения всего лишь о самых популярных достопримечательностях республики. Представьте себе, таких оказалось не девять, а сотни. Десятки тысяч людей, не только из Тувы, но и из России, из зарубежья приняли в нем участие. Вот как Тува берет за душу тех, кто хоть однажды здесь побывал. Лично я, коренной тувинец, как выяснилось к стыду моему, не знал даже десятой доли тех чудес, о которых рассказали в этом проекте простые люди. Поверьте, многие из них обладают такой же неповторимой красотой, как и те достопримечательности, посмотреть на которые россияне едут за границу. Сегодня все, что родилось в ходе проекта, мы понемногу, по мере возможностей начинаем вводить в оборот – делать объектами туристической индустрии, доступными для всех.

Впрочем, для меня самой глубокой загадкой моей родины является народ, мои предки, их удивительная, до сих пор толком неизученная историческая судьба. Нас ведь очень мало – всего 240 тысяч человек. В начале ХХ века было еще меньше – несколько десятков тысяч. Непостижимо, как такая крохотная горстка, находясь, по сути, на изломе двух великих цивилизаций, азиатской и европейской, на стыке геополитических интересов, сумела сохранить себя, свою культуру, язык, обычаи и духовные ценности. Сколько силы и мудрости должно быть заложено в ней прошлым, чтобы выйти из глобальных потрясений, многочисленных переделов мира целыми и невредимыми, сохранив лицо? Это даже не загадка, а настоящая тайна, раскрывать которую можно всю жизнь.

- Спасибо Вам за столь глубокий разговор! Было очень интересно! Мы две недели работаем в Туве и не устаем восхищаться ее природой и людьми! Это незабываемые впечатления!

- Я очень рад и мне с Вами было приятно общаться! Приезжайте обязательно снова к нам!

Беседовал Никита Рудаков, телеканал «Звезда»

Версия для печати