Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
27 мая 2015

Константин Затулин:

Меняйло как губернатор получил родовую травму в результате конфликта с Чалым

Фото: strategiya-pmr.ru

Директор Института стран СНГ, член Общественной палаты РФ Константин Затулин в интервью «Клубу Регионов» рассказал о причинах «ненормальных» отношений губернатора и главы заксобрания Севастополя, а также о сути конфликта Алексея Чалого с «Ночными волками».

– Константин Фёдорович, с чем связана, на ваш взгляд, жесткая позиция спикера заксобрания Севастополя Алексея Чалого по вопросу выделения земли у горы Гасфорта мотоклубу «Ночные волки»?

– Мой личный опыт говорит, что Алексей Чалый очень ревниво относится к своей действительной или мнимой роли в возвращении Севастополя в Россию. И всех, кто вольно или невольно претендует на какие-то лавры по этому поводу, он очень хотел бы вычеркнуть из прошлого, а тем более из сознания людей, живущих в Севастополе. К сожалению, и для меня это было неожиданностью, Алексей Михайлович Чалый несвободен от такой не совсем мужской позиции, когда дело касается претензий на единоличное геройство, связанное с возвращением Севастополя и Крыма. Конечно, его роль велика, но представлять дело так, что он и группа его сотрудников были единственными людьми, которые все эти годы боролись за сохранение русского Севастополя и за его возвращение в Россию, – это издевательство над сутью происходившего.

Алексей Чалый вышел на авансцену в ходе событий [крымской весны], а до этого предпочитал действовать из-за кулис. Он не вступал ни в какие конфликты с украинской властью, не позиционировал себя публично, не становился персоной нон-грата, и можно на пальцах одной руки посчитать его заявления на эту тему в 2000-х гг. Его роль была не в этом. Он как состоятельный человек, патриот России помогал русскому образованию, инициировал издание учебников севастополеведения, внес вклад в создание [мемориала] 35-й батареи и так далее.

Когда 23 февраля 2014г. он рано утром прилетел из-за границы (его соратники уже не постеснялись назвать его Че Геварой, есть даже книга «Че Гевара прилетает утром») – так вот, когда этот Че Гевара прилетел и оказался на митинге, многие участники митинга даже не знали, что такой Чалый. Конечно, как это бывает при таких событиях, о нем очень быстро все узнали и на нем сосредоточилась вся народная любовь. Однако истина состоит в том, что в начале событий он мало кому был лично известен.

Между тем «Ночные волки», сам Александр Залдостанов никогда не скрывали свою позицию, и с того момента, как оказались в Севастополе в 2008г., находили возможность проводить свои шумные байк-шоу, которые привлекали все больше внимания людей в Севастополе, в Крыму и вообще русских людей отовсюду. И не только русских, кстати говоря.

Конечно, в данном случае могут быть разные расчеты и подсчеты в отношении того, сколько стоит земля у горы Гасфорта, насколько правильно или неправильно исчислена арендная плата и так далее. Но все это не должно затмевать основной смысл происходящего. Этот кусок территории стал известен очень многим людям в мире благодаря Залдостанову и мотоклубу «Ночные волки». И в капитализацию этого места сам факт проведения байк-шоу у Гасфорта внес огромный вклад. И я не думаю, что господину Чалому нужно тренировать свои менеджерские способности и дарования экономиста, озвучивая претензии к «Ночным волкам» в связи с тем, что они хотят обосноваться на более прочной правовой основе у Гасфорта. Чалому как патриоту Севастополя должно быть на самом деле приятно, что даже с возвращением города в Россию люди не перестают приезжать сюда, поклоняться ему и поддерживать патриотический дух, который, собственно говоря, привел Севастополь и Крым в Россию. Поэтому мелочность и ревность в основе действий Чалого мне кажутся неуместными и бросают нехороший отблеск на нашего героя.

– Но у Чалого сложные отношения не только с «Ночными волками», у спикера заксобрания, как известно, хронический конфликт с губернатором Сергеем Меняйло. Что мешает им договориться?

– Дело в том, что Чалый в образе. Он заботливо пестует его, не обращая внимания, идет ли его образ на пользу Севастополю или нет. К сожалению, с этим мы столкнулись не в связи с Гасфортом в первый раз, а в прошлом году. Когда Севастополь возвращался, он, пребывая месяц в статусе губернатора, взбрыкнул и написал свое прошение об отставке. После этого он же объяснил всем, что Сергей Меняйло – это лучший из возможных вариантов. Прошло всего несколько месяцев, и под впечатлением от того, что внимание к его персоне и власть начинают постепенно уплывать из рук, он захотел вернуться, и началась эта неприличная возня между Чалым и губернатором, который был поставлен вместо него.

Эта возня заложила отношения в городе. Чалый спровоцировал, добился проведения досрочных перевыборов заксобрания в 2014г., что я считаю серьезной ошибкой со стороны не только Чалого, но и федеральных органов власти. Ведь изначально предполагалось, что выборы должны пройти в сентябре 2015г.

Изначально Чалый повел это дело таким образом, что объявил всех вокруг предателями, а состав прежнего совета депутатов – людьми, ноги которых не должно быть в законодательном собрании. И их ноги там действительно нет. Ну и что заксобрание Севастополя, собранное теперь из членов команды Чалого? Оно что, демонстрирует какие-то гигантские успехи? Оно абсолютно отстает по темпам работы и принимаемым решениям даже от нового состава Верховного совета Крыма, где охоту на ведьм никто не вел.

В Крыму, кстати, никакого перемывания белья и бесконечных конфликтов, по крайне мере публичных, между исполнительной и законодательной властями не происходит. В Севастополе же это стало нормой жизни. Я не знаю, наносят ли эти, включая последние, заявления Чалого ему ущерб в глазах Владимира Путина, но я знаю, что это наносит ущерб Севастополю и образу Чалого, который он хотел бы водрузить вместо живого человека из плоти, каким он является. Ему, мне кажется, постепенно надо снять с себя обязанности Че Гевары и заняться делом, которым является руководство заксобранием, которое он готов передоверить кому угодно. Он вообще тяготится своими обязанностями и бесконечно ноет, что не сегодня-завтра он готов сдать свои полномочия и уйти.

Для Чалого виртуальная слава героя – уйти так, чтобы не быть ни к чему причастным, а быть только критиком происходящего, – оказалась важнее практических дел. Он в прошлом году провел избирательную кампанию таким образом, что создалось впечатление, что завтра на Севастополь посыплется манна небесная и город станет русской Меккой в XXI веке. Он рассказывал сказки вместо того, чтобы заняться борьбой с ростом цен, обеспечением товаропотоков, приведением в порядок инфраструктуры. Он все это сбросил на остальных и теперь с удовольствием покритиковывает эту власть. А на тех, кто имеет смелость или неосторожность сомневаться в его действиях, Чалый без особых душевных терзаний натравливает подконтрольный ему сайт «Форпост» и другие медиаресурсы, не стесняющиеся шельмовать кого бы то ни было. Зайдите на «Форпост» – сами увидите.

– Однако не всё в Севастополе зависит от Чалого, многие решения Меняйло выглядят не менее спорными.

– Я не хочу, чтобы возникло впечатление, что я без ума от Сергея Меняйло как губернатора Севастополя. Недостатков и глупостей в его работе, к сожалению, более чем достаточно. Линия губернатора во многих вопросах мне представляется путаной: он наложил вето на законопроект об Общественной палате Севастополя, написанный командой Чалого, и через некоторое время сдался. Теперь Севастополь – единственное место в России, где введен ценз оседлости как условие членства гражданина России в местной общественной палате – Чалому ведь важно, чтобы ничьих идей, кроме его собственных, в городе не обсуждалось.

Вдобавок ко всему, мне кажется, что Меняйло просто получил родовую травму как губернатор в результате конфликта с Чалым. Он рассчитывал на одно, а получил во взаимоотношениях совершенно другое. И теперь ведет «партизанскую» борьбу с Чалым, не решаясь называть вещи своими именами.

Что бы эти оба героя ни говорили, проблема в том, что сегодняшние отношения в городе ненормальные. Оба этих института, и губернатор, и заксобрание, избраны людьми, которые вправе у них спросить за то, что они делают или не делают. И мне кажется, что такой момент рано или поздно настанет. 

Версия для печати