Глава ЦИК:  куда ближе переносить выборы в Госдуму? Это технически уже невозможно, это нереально
28 января 2021

Политконсультант Андрей Максимов: Кремль еще снизит установку регионам на процент победы ЕР

«Клуб Регионов» обсудил с вице-президентом РАПК Андреем Максимовым задачи, которые Кремль ставит перед регионами на выборах в Госдуму, а также смысл объединения эсеров с малыми партиями и возможность распределения одномандатных округов между оппозиционными партиями.

– Зачем федеральный центр позволил объединение «Справедливой России» с малыми партиями, если их задачей на выборах в Госдуму должно быть перетягивание протестных голосов в пользу «Единой России»?

– Справороссы с 2007г., когда их создали, говорили, что они «вторая нога» [действующей власти]. Владислав Юрьевич [Сурков, экс-куратор внутренней политики в администрации президента] об этом даже пару раз сказал, и они в это поверили. То, что они поглотили две мелких партии, не даст им никакого электорального эффекта, зато появятся еще несколько говорящих голов в этой партии, которые в принципе лишними там не будут, поскольку ей не хватает людей, способных ярко, неформально и образно выражать свои мысли. Но с электоральной точки зрения для «Единой России» это плохо, потому что эти партии никогда бы не перешли пятипроцентный барьер, соответственно, голоса, которые они набрали бы, ушли бы на формирование мандатов для партий, прошедших этот барьер, а тут главный кандидат как раз «Единая Россия».

– Почему же тогда федцентр допустил это объединение?

– Я так понимаю, из-за кризисной ситуации и для самих малых партий, и для «Справедливой России». Она уже партия проверенная, и, наверное, не хотелось бы, чтобы она выпала из списка парламентских партий, хотя она среди них самый слабый игрок. Плюс создали информационный фон и привлекли к ней внимание. При этом совершенно непонятно, что может случиться с компартией или ЛДПР в случае, если их вожди решат уйти на отдых. А это партии вождистского толка, в которых начнется дикая борьба за власть, на фоне которой некоторые партии второго эшелона могли бы неожиданно выстрелить. Теперь с патриотическо-милитаристского сегмента уходят «Патриоты России», уйдет партия Прилепина [«За правду»], которая находилась на электоральном сегменте ЛДПР, то есть этот момент немного обезопасили. Там осталась только «Родина», которая получает дивиденды за то, что на прошлых выборах набрала 3%. Но теперь, если что-то случится с ЛДПР, она сможет набрать даже 5% за счет поглощения ее электората.

– Учитывая критику правительства со стороны КПРФ, насколько федеральный центр устраивает ее положение второй по популярности партии?

– Вряд ли это их радует, но, с другой стороны, это хорошая страшилка для внешнего рынка, чтобы показать нашим партнерам на Западе: «Если не мы, то КПРФ. А это будет гораздо хуже, и это уже проходили на протяжении 70 лет холодной войны. А еще мы станем ближе к Китаю, как два государства с коммунистическим режимом». Что также мало понравится нашим заокеанским и европейским партнерам. Но ведь коммунисты на самом деле достаточно безобидные, никакого вреда они не создают.

– И КПРФ спасали бы с таким же усердием, как «Справедливую Россию»?

– На этом поле есть два клона, которых никто не спешит сливать с КПРФ, – это «Коммунисты России» и «Коммунистическая партия социальной справедливости». Если бы стояла задача спасти КПРФ, их бы в нее ввели.

– Еще появилась информация, что в этом-то году «Единая Россия» точно не будет расторговывать ни с кем одномандатные округа и региональным командам не придется работать на представителей системной оппозиции. Политический торг правда исчезнет?

– Дело в том, что появились новые игроки, которых не совсем просчитывает политический блок Кремля, и многие недавно прошедшие региональные выборы таили в себе совершенно непредсказуемые сюрпризы. Поэтому «Единая Россия», я думаю, с одной стороны, будет оказывать помощь некоторым системным партиям, но, с другой, я не уверен, что избиратели повсеместно окажут помощь «Единой России» в одномандатных округах, избрав ее кандидатов. Некоторые территории настроены уже настолько протестно, что шансов у таких кандидатов там очень-очень мало. Я имею в виду классических единороссов, которые идут от победы к победе, от вершины к вершине и уже 20 лет ведут нашу страну по пути построения свободного и независимого общества. Но могут быть другие единороссы, которые преодолевают трудности, сражаются с санкциями и спасают страну в условиях пандемии. У них электоральные шансы могут появиться. Тут вопрос образа.

Об административных шансах я сейчас не говорю, потому что административная вертикаль в некоторых регионах уже не в состоянии выполнять роль электорального мобилизатора.

– Политическая воля ослабла?

– С политической волей всё хорошо. Просто уровень повиновения бюджетников и уровень лояльности их к политическим институтам значительно понизился, так же как понизился и уровень страха.

– Как же тогда бедным губернаторам выполнить установку 45 на 45?

– 45-процетная явка, думаю, сама собой получится. Там напрягаться не особо нужно, это не 70%. Тут другая проблема: вообще-то, когда люди голосуют на федеральных выборах, то, как показывает социология, они не руководствуются какими-то региональными месседжами и отношением к региональным властям, а голосуют исключительно по федеральным мотивам. То есть губернатор может просто рай на земле построить, но при этом сформированное отношение людей к федеральным политикам и федеральным политическим силам будет для них главным мотиватором или демотиватором.

Губернаторы смогут повлиять на это только в том случае, если скажут фальсифицировать, несмотря ни на что. Но этого не скажут, потому что нарушать закон нельзя, нужны чистые транспарентные выборы, чтобы результат был легитимным и не вызывал сомнений ни у кого, кто находится на другой стороне политического спектра. 45% как по явке, так и за «Единую Россию» сделать гораздо легче, чем 70%. Это вообще значительное отступление вниз от привычных параметров, и думаю, что не последнее, которое мы увидим в этом году.

– То есть планку еще понизят?

– Думаю, в АП уже поняли, что у нас нет вражеских партий или партий, засланных к нам из-за рубежа, особенно среди парламентских. И как раз сбалансированность политической системы и возможность выбирать силы с разными взглядами будут способствовать снижению политического напряжения, выпуску пара и консолидации общества. Несколько партий не разрывают страну, а вот вынужденная консолидация вокруг одной партии страну может разорвать.

С Андреем Максимовым беседовала Инна Бурчик
Версия для печати