Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
2 февраля 2012

Алексей Леонов:

«Губернатор и космонавт – это несовместимо»

Фото: fantworlds.ru

Человек, первым вышедший в открытый космос, рассказал в интервью «Клубу Регионов», как он оценивает состояние отечественной космонавтики, в чем видит ее неудачи. Алексей Леонов считает, что от позиции глав регионов зависит очень многое - как в его родной отрасли, так и во всех сферах российской жизни. Легендарный космонавт назвал только нескольких губернаторов, которых бы он взял с собой в космический полет.

«Клуб Регионов»: В США среди кандидатов в астронавты не раз значились известные политики. А Ваше личное мнение - стоит ли из имиджевых соображений кого-нибудь из российских политиков, в том числе губернаторов, включить в отряд космонавтов?

Алексей Леонов: В США были астронавты, которые после полета становились послами. До сих пор сенатором является американский астронавт Джон Гленн, который совершил второй полет в возрасте 77 лет – это вообще уникальная личность. А вот губернаторы… Губернатор и подготовка к полету – это совершенно несовместимые понятия, это невозможно: у губернатора столько дел, и при подготовке надо отдать всю жизнь этому. Лететь как чемодан туда слишком дорого: надо туда лететь и что-то делать. Вот Гленн имел свою научную программу, и он был подготовлен на случай действия в экстренных ситуациях – это делается не в один день. Всякий раз полет связан с риском, и надо уметь в этих рискованных ситуациях работать. Поэтому после полета – да, он может заниматься губернаторскими делами, но быть губернатором и готовиться к полету – это несовместимо.

«Клуб Регионов»: Как Вы считаете, какой вклад могут внести губернаторы в развитие отечественной космонавтики? Что на их уровне возможно?

Алексей Леонов: Весь губернаторский корпус был очень тесно связан с центральной системой управления. И, учитывая возможное наказание за «превышение своих полномочий» (а таких случаев было достаточно), немногие губернаторы брали на себя самостоятельное решение ряда вопросов. Ведь как определить, полномочия это или инициатива? Очень скользкий вопрос, и он истолковывался верхними инстанциями, как им выгодно. Но отмечу такой факт, как создание кадетских корпусов. Например, омский губернатор Полежаев создал блестящий кадетский корпус: он первый это сделал, вопреки нашему министерству образования. После этого в Оренбурге губернатор создал президентский корпус для детей военнослужащих и детей, у которых сложное семейное положение. В Москве есть кадетский корпус - и обычный, и морской. Этим занимался Лужков, и это очень правильное направление.

Это очень прогрессивное движение, помогающее воспитывать кадры, которые в дальнейшем могут стать основой космонавтики, смежных отраслей и оборонки вообще, но это делает не каждый губернатор. Самый большой гарнизон – в Московской области, и больше всего детей, нуждающихся в таком кадетском корпусе, но губернатор Громов до сих пор его не открыл. Хотя Громов – сам генерал, к тому же сейчас, при закрытии Академии Жуковского в Монино и Академии Гагарина остались прекрасные площади, преподавательский состав. Сам Бог и государственный человек решил бы создать немедленно там кадетский корпус, в котором бы учили детей, однако этого нет, это все зависит от самого губернатора. Я думаю, что решение, чтобы на местах вновь избирали губернаторов, когда он может любой вопрос поставить перед законодательным собранием и самостоятельно решить – это очень правильно. А для этого надо подбирать толковых, инициативных, не ворующих людей.

«Клуб Регионов»: В скором будущем заменой Байконуру станет космодром Восточный в Амурской области. Вам лично интересно, как там идут работы, проекты, как идет подготовка строительства?

Алексей Леонов: Вы очень большой оптимист - «в скором будущем». Как вы понимаете будущее? 20 лет? Если через 20 лет, может, и будет. Никаких работ там не начнется, пока мы не проведем сочинскую Олимпиаду. Потом вся страна будет играть в футбол. А на космодром денег фактически нет, хотя и говорят о финансировании. Более того - странно очень: на закладку полетели Иванов, Путин и бывший председатель российского космического агентства, а люди, которые отдали всю жизнь космонавтике, там не присутствовали.

Космодром Байконур - он остается космодромом Байконур, и там продолжится запуск. На сегодняшний день самые лучшие площадки, которые на Байконуре, их сделал не кто-то, а Центр подготовки космонавтов. И когда там был Путин, подписывал соглашение с Казахстаном об использовании космодрома, то все эти действия проходили на 17 зоне, на площадке, где живут космонавты, которые строили. Там Путин и останавливался со своей группой сопровождающих, там было подписание соглашения с Казахстаном, в наших залах, где мы проводим обычно заседания госкомиссии. Но не там, где построило государство, там тюремная зона войсковая. И вот я боюсь, что если власти не будут привлекать тех, кто делал космодром человеческим, то и из этого космодрома (В Амурской области) получится тюремная зона.

Кстати, Амурская область – это прекрасное место для космодрома, но там надо создавать условия прежде всего для жизни специалистов. Туда надо привлекать дизайнеров, умных архитекторов, которые бы спланировали так, чтобы туда хотелось ехать работать. И после того, как ушел с работы, оставаться там жить.

«Клуб Регионов»: Судя по Вашим ответам, Вы очень внимательно следите за нынешним состоянием российской космонавтики. Как считаете, в чем причины неудач в отрасли? Прежде всего неудач в запусках?

Алексей Леонов: Понимаете, по первому случаю, когда уронили сразу четыре спутника, ясно, что это никакие не шпионы, не американцы, а просто собственное разгильдяйство, отсутствие той системы контроля, которая была заложена раньше. Что произошло с сегодняшним «Грунт-Фобос»? Стыдно! И нашей стране говорить, что американцы это сделали, - это, знаете, напрасное разжигание ненависти! Это такие вещи серьезные, которые должны быть доказуемы. А доказательств нет.

Мы ведь раньше запускали удачно. Вся лунная программа корректировалась в западном полушарии. Корабли, через которые велись связь и управление, уходили в те широты и следили, и корректировали импульсы - это и при заходе со второй космической скорости, это при выходе на орбиту. У нас был морской флот космический, с контрольно-записывающей аппаратурой и управляющей. Все эти корабли уничтожили. Спрашивается, зачем? Уничтожили флагман космического флота «Юрий Гагарин» - уникальный корабль, 44 тыс. тонн водоизмещением: оставили разгильдяйски на Украине, они немедленно продали все это Индии, а Индия заплатила Украине по 120 долларов за тонну металла. Корабль, который мог быть и гостиницей, и музеем - чем угодно. Вот надо за что спросить со всей строгостью с тех, кто тогда принимал эти решения!

Готовя эту операцию, по запуску «Фобос-Грунта», кто мешал нам в том полушарии поставить любой корабль с аппаратурой, ведь это недорого. На сегодняшний день поставить контрольно-записывающую аппаратуру и аппаратуру управления - любой пункт сделает это. Так почему же до этого не додумались? Можно было и военный корабль послать, можно любое торговое судно зафрахтовать на это время. Это не было сделано. Вот в чем преступление. А теперь мы говорим: американцы нас облучили. А они в ответ могут сказать - а зачем вы над нами летали?

Далее, про комплектующие. Раньше это было наше, советское, надежное. Теперь спросите: какие комплектующие и откуда были у «Фобос-Грунта»? Скажут: Тайвань, Китай. Кто даст гарантию на эти комплектующие, как они будут работать? Да никто!

Теперь - кадровый вопрос. Вот, например, в городе Королеве, в наукограде, давно уже работает колледж, где готовят средних специалистов. У нас очень много научных специалистов, старших научных сотрудников, докторов, но нет людей, которые непосредственно работают с железом. Я недавно видел на дверях одного института объявление: «Требуется на работу сварщик. Зарплата не ниже 50 тыс. рублей». Это в три раза выше зарплаты старшего научного сотрудника этого института. Научный сотрудник может быть после института, но сварщика, который должен варить с абсолютной надежностью, надо воспитывать годами. Слесаря-сборщика, которому мы доверяем гайку на 100 кг, его тоже надо годами готовить. Вот эти слесари, сварщики – они ушли, стали торговать на рынках. А подготовить новых быстро – нереально! Вот результат и пожинаем.

При нынешнем правительстве космонавтика была и есть в загоне. А говорить сейчас, что во всем виноват Владимир Александрович Поповкин, который два месяца тому назад пришел, или виноват в этом председатель, который до него был, Анатолий Николаевич (Перминов. - Прим. «КР»), - это неправильно. Система уже разрушенная. И ее разрушило правительство.

«Клуб Регионов»: То есть все-таки главные причины кризиса в отрасли субъективные?

Алексей Леонов: Конечно. Это схема, которая сейчас сложилась в результате руководства нашей страной.

«Клуб Регионов»: Давайте о более приятном. Вы продолжаете рисовать?

Алексей Леонов: Да, в этом году у меня было две больших выставки - в Омске и в Кемерово. Я выставлял по 75 работ. Очень хорошие отзывы.

«Клуб Регионов»: Что сейчас рисуется, к чему сердце лежит больше?

Алексей Леонов: Знаете, говорят, Земля гораздо многообразнее, чем космос. Я живописные решения привел в систему и цветовую градацию, световую градацию. А землю нашу – ее не приведешь в систему… никто и никогда этого не сможет: Земля такая многообразная. Один и тот же объект выглядит совершенно по-разному в зависимости от времени, от светового потока, настроения, от ветра – от чего угодно. Земля наша – бесконечная модель красоты. В последнее время я делаю земные пейзажи. Правда, в декабре я сделал одну картину космическую, гуашью, и ее продали на аукционе за 450 тыс. рублей - целенаправленно, по программе «Линия жизни». Эти деньги были сразу распределены на проведение сердечных операций детям.

«Клуб Регионов»: И последний вопрос, Алексей Архипович, с кем из российских губернаторов Вы бы полетели в космос?

Алексей Леонов: Я много сейчас работаю с губернаторским составом и могу сказать, что ребята, в общем-то, достойные. Во-первых, надо смотреть психологическую совместимость, во-вторых, состояние здоровья. А на вопрос, с кем бы я пошел в разведку, отвечу так: с тем, кого я знаю. С брянским губернатором Дениным – да, он толковый, честный человек, деловой. И с ярославским губернатором тоже: очень толковый, крепкий, умный человек. И с калининградским губернатором, и с вологодским - правда, вологодский недавно покинул свой пост, но он стоящий человек – я бы с ним куда угодно. И конечно, со своим земляком Аманом Гумировичем Тулеевым, человеком, который ведет сложнейший регион, обеспечивают сами себя.

А готовиться с кем-то к полету в космос можно будет только при условии, что это займет не меньше года и они при этом оставят работу губернатора.

С Алексеем Леоновым беседовал Владимир Никитин

Версия для печати