прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
1 ноября 2011

Гейдар Джемаль:

«4 ноября – праздник для олигархов и бюрократии»

Фото: russia.ru

Председатель Исламского комитета России, философ и публицист Гейдар Джемаль в интервью «Клубу Регионов» рассказал, почему, на его взгляд, народное единство в современной России невозможно ни 4-го, ни 7 ноября, ни в какой другой день. Также он пояснил, почему трагическая гибель Каддафи была неизбежной и в чем секрет неуязвимости для натовцев Ахмадинежада и Кастро.

«Клуб Регионов»: В 2004г.Госдума отменила празднование годовщины Октябрьской революции и учредила новый государственный праздник – День народного единства, который отмечается 4 ноября. Однако данные соцопросов говорят, что значительная часть наших соотечественников до сих пор не приняли новую дату. Каково ваше отношение к 4 ноября?

Гейдар Джемаль: Вообще не воспринимаю эту дату как праздник. Это нелепая попытка вытеснить из общественного сознания 7 ноября. Наивная попытка, нелепая, которая, впрочем, не удалась – она никого не зацепила, большинство людей даже не подозревает, что 4 ноября хоть чем-то отличается от третьего. Когда спрашиваешь, то многие удивляются, что это какой-то особый день. Абсурдистская попытка - все равно все реагируют на седьмое число. Так что четвертое – это политтехнологический провал. В создании праздников нынешний режим проявил полное неумение в сравнении со своими большевистскими предшественниками. Неумехи, первоклашки просто. 4 ноября – это праздник для олигархов и бюрократии, с помощью которого они тешат сами себя. День национального единства звучит скорее как издевка: единство Романа Абрамовича и бабушки-пенсионерки из Тверской области, у которой газ в избе еще в начале девяностых отрезали… Какое уж тут единство…

«Клуб Регионов»: Какая дата, на ваш взгляд, могла бы стать днем национального единства без натяжек, абсолютно легитимной?

Гейдар Джемаль: На всех не угодишь… Если оставить 7 ноября – реальный день национального единства, то будут недовольны олигархи, Гозман будет недоволен. А если создать отдельный праздник для олигархов, то будут решительно недовольны 99% процентов населения России. Ведь именно 7 ноября большинство людей воспринимают как подлинный день национального единства. Хотя это, по сути, политический праздник. Сколько бы нас не дрессировали медиа и политтехнологи, в сознании большинства это дата перехода от сословного общества к обществу бесклассовому, основанному на равенстве всех перед законом. День отмены денежной иерархии, существовавшей до 17 года. Толстая мошна перестала быть гарантией дополнительных прав. И вот это уже сидит у людей в подкорке и никакими новыми праздниками этого не выбить. Тем более что сегодня мы уже вернулись к ситуации как минимум февраля. Именно февральская революция отделалась от последних остатков сословных привилегий. Все это люмпенизированное дворянство перестало быть силой уже к Первой мировой войне. Им на смену пришли скоробогачи и выращенные Столыпиным кулаки. В общем, денежный кулак капитализма уже опустился на голову русского народа, а 7 ноября и воспринималось всеми как избавление от диктата нуворишей. Всеми, без религиозных, национальных и прочих отличий.

«Клуб Регионов»: Событие, будоражащее все мировые СМИ, – смерть Муаммара Каддафи, точнее, его убийство без суда и следствия. При этом имеют место самые полярные оценки как самого режима Каддафи, так и методов свержения диктатора. Как бы вы прокомментировали такой итог ливийской революции – линчевание толпой человека, десятилетиями считавшегося самым главным революционером Ближнего Востока?

Гейдар Джемаль: Каддафи умер героически, как настоящий мужчина. Однако даже такая смерть не перекрывает политических просчетов последних лет его правления. Его смерть стала неизбежной, как только он вступил на путь конформизма, попытался нравиться Западу. Объятия с Берлускони, Саркози и так далее. Этими объятиями Каддафи и создал предпосылки для кровавого абсурда последних месяцев его власти. Ливийцы воевали против Каддафи как против западника и предателя идеалов ливийской революции. Парадокс в том, что НАТО поддерживало антизападных революционеров в их борьбе с прозападным отступником. Классический для запада прием – «сесть на волну», ведь Каддафи уже перешел на их сторону, а Мубарак просто служил им верой и правдой. Но в НАТО отлично понимают, что поддерживать лидеров, против которых поднялся собственный народ, – это контрпродуктивно. Чистая конъюнктура - получить выгоду от любой победы. Сегодня Переходный совет Ливии на 90% состоит из каддафистов и патентованных проходимцев.

«Клуб Регионов»: Получается, любой мировой лидер сегодня под прицелом и надеяться на поддержку «Большого западного брата» не стоит. И совсем не важно, нравишься ты «брату» или нет. Самоса был для них «нашим сукиным сыном», Милошевич – нет, а результат один и тот же. Сегодня не нравится Лукашенко и Ахмадинежад, завтра еще кто-нибудь провинится?

Гейдар Джемаль: Милошевича, наверное, зря любят некоторые патриоты. Эта любовь заставляет усомниться в их умственных способностях. Милошевич просто ел с руки Холбрука. А собственно Холбрук прописал Милошевичу весь сценарий югославской войны. Милошевич абсолютно американская креатура, вдобавок еще «скрысятничал» четыре миллиарда и спрятал их на Кипре. А вот Ахмадинежад не является американским агентом, и голыми руками его не взять. Проклинать его Запад может сколько угодно, но он для них неуязвим. Не идет он ни на какие компромиссы. Фидель Кастро не шел ни на какие компромиссы и благополучно правил Кубой с 1959 года. В ста восьмидесяти милях от США… А вот все, кто являлся или соглашался быть агентурой Запада, все сегодня в сырой земле. От Самосы до Саддама. Путь лакейства – это путь обреченных. Стоять до конца – единственная возможность уцелеть…

«Клуб Регионов»: Агрессия против Ирана, на ваш взгляд, возможна, например, по ливийскому сценарию или в виде прямого вторжения?

Гейдар Джемаль: НАТО ходит кругами, но боится пока перейти через Рубикон. Во-первых, нападение на Иран влечет за собой немедленное уничтожение Израиля. Пока Запад не готов им пожертвовать. Американский истеблишмент против. Во-вторых, западные эксперты подсчитали, что через три года Иран по ВВП выйдет на уровень Франции. Но и сегодня Иран – это слишком серьезный противник, обладающий, например, электромагнитным оружием. Причем формат этого оружия - не пушки, по типу американских, а в параметрах личного стрелкового оружия. И это только один из примеров. А еще современные танки, созданные по российским технологиям, вполне современные самолеты. Много еще чего…Ракеты, поражающие корабли на удалении пятисот километров. В Персидском заливе уже натовцам не похозяйничать – чревато неприемлемыми потерями. В свое время иракский «Мираж» с двумя устаревшими ракетами чуть было не утопил американский фрегат, в ливанской войне Хесболла одной ракетой поразила израильский фрегат. Так что исход вторжения в Иран, если таковое случится, для НАТО далеко не так оптимистичен.

«Клуб Регионов»: С позиций предложенной вами дилеммы «если друг НАТО - то смерть, если смело противостоишь западному диктату - есть шанс выжить», какой должна быть позиция России?

Гейдар Джемаль: Это благое пожелание, скорее прекраснодушная утопия, которая вряд ли будет услышана - наша внешняя политика должна вернуться к принципам 20 – 30-х годов минувшего века, когда любая риторика обязательно подкреплялась делами, и этой последовательностью действий и верностью принципам Советский Союз и заложил основы своего могучего международного авторитета. Тогда наша страна в абсолютно невыгодных для себя условиях могла противостоять гигантскому количеству недругов вполне успешно. Но, повторюсь, это абстрактное пожелание, с учетом того, кто сегодня проектирует внешнюю и внутреннюю политику страны.

С Гейдаром Джемалем беседовал Сергей Прудников

Версия для печати