Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
30 июля 2009 | Архив

Дмитрий Медведев: нужно приучать бизнес и граждан к законопослушанию

Президент подписал поправки к Уголовному кодексу и к закону о защите конкуренции, ужесточающие наказание за ценовой сговор и недобросовестную конкуренцию. Глава государства надеется, что новое положение в законе «будет способствовать наведению порядка, и это отразится на положении не только экономики в целом, но и отдельных граждан, которые действительно страдают от монополистических сговоров, не важно, о чём идет речь: бензин, лекарства или ещё что-то».

Поправки в статью 178 Уголовного кодекса содержат жёсткие санкции: до шести лет лишения свободы за преступления в сфере ограничения конкуренции. Особая ответственность предусматривается за картельный сговор.

На состоявшейся встрече с руководителем Федеральной антимонопольной службы Игорем Артемьевым Дмитрий Медведев подчеркнул, что эту норму нужно применять крайне аккуратно. В то же время и бизнес должен соблюдать конкурентные правила, не совершая таких тяжких с точки зрения уголовного законодательства действий.

Президент также отметил, что сложности в обеспечении конкуренции сегодня усугубляются экономическим кризисом, который вынуждает оказывать адресную поддержку отдельным предприятиям, в том числе на федеральном уровне. Однако в будущем, по мере решения финансовых проблем, такая поддержка должна сворачиваться, экономика должна вновь стать саморегулируемой, а государство в этих условиях должно следить за соблюдением правил игры и вырабатывать эти правила.

Начало рабочей встречи с руководителем Федеральной антимонопольной службы Игорем Артемьевым

Дмитрий Медведев: Игорь Юрьевич, давайте поговорим о защите конкурентных начал в нашей экономике. Я подписал два закона совсем недавно: один из них об изменениях в статью 178 УК в части, касающейся, по сути, усиления ответственности за нарушения в сфере монополистической деятельности, за противодействие конкуренции. Это первое. И второе. Подписал закон о внесении изменений в закон о защите конкуренции. Оба этих документа, естественно, направлены на то, чтобы развивать конкурентные начала в нашей стране. Я хотел бы, чтобы Вы более подробно сейчас прокомментировали, что это будет означать для нашей экономики, в чём здесь преимущество и о чём должны думать предприниматели, совершая те или иные действия, направленные на ограничения конкурентных начал. Пожалуйста.

Игорь Артемьев: Дмитрий Анатольевич, огромное спасибо Вам за то, что Вы подписали эти законы. Так же как и за то, что, пока шла подготовка этих серьёзных законодательных актов, мы чувствовали Вашу поддержку и поддержку Администрации в том, чтобы эти законы [приняли].

Дмитрий Медведев: Было противодействие на самом деле, если уж серьёзно говорить. Во всяком случае, разные мнения были. Мне рассказывали.

Игорь Артемьев: Но самый главный смысл так называемого второго антимонопольного пакета – это защита свободного предпринимательства от действий, которые нарушают конкуренцию, со стороны государственных чиновников. Вот если говорить о том, что вообще принято, то на две трети этот закон говорит сегодня о тех актах, которые ограничивают конкуренцию, вводят дополнительные барьеры. И государство, в данном случае и в Вашем лице, и в лице Правительства, и высших органов законодательной власти, обратило на это серьёзное внимание. Государственные чиновники будут подвергаться дисквалификации, достаточно большим штрафам, если они будут ограничивать передвижение товаров по стране. Вот только в последнее время мы в 18 регионах выявили акты местных властей, которые ограничивают движение товаров по России. То есть это не что иное, как экономический сепаратизм. Или, скажем, это связано с тем, что каким-то компаниям оказываются выигрышные преференции. Одна компания почему-то получает субсидию из бюджета, а другие компании, которые с ней открыто должны конкурировать, не получают ничего. Кто-то имеет льготную ставку по аренде, а его сосед-конкурент не имеет никакой льготы и, наоборот, в этом случае оказывается в сложном положении. И всё это не только искажает конкуренцию, это сказывается и на ценах, это сказывается, конечно, на программе борьбы с коррупцией, которую Вы подписали, где антимонопольное законодательство и законодательство о государственных закупках занимают очень важное место. И, конечно, эти два закона и дополнительные поправки позволят делать это более успешно.

Дмитрий Медведев: Вы знаете, сейчас время-то трудное на самом деле. У нас и раньше законодательство о защите конкуренции, законодательство антимонопольное, не особенно охотно исполняли. У нас в традиции нет этого. Это в других странах боятся этого законодательства. У нас не боятся. А сейчас эта ситуация стала ещё более сложной, потому что в ряде случаев даже на федеральном уровне оказывается прямая поддержка предприятиям из бюджета, в том числе предприятиям, которые имеют градообразующее значение или системное значение для отрасли – по разным самым причинам. Но, естественно, это выглядит таким образом, что одно предприятие что-то получает, а другое не получает. И это уже само по себе, вообще-то, не очень хорошо. Мы это делаем только из-за того, что сейчас на дворе кризис. Вообще-то дальше, так сказать, такого рода меры должны сворачиваться. Потому что всё-таки экономика должна сама развиваться, должна сама регулировать себя, а государство должно участвовать в том, чтобы следить за соблюдением правил игры и вырабатывать эти правила.

Поэтому сейчас много проблем, и Вашему ведомству нужно ими активно заниматься, даже при понимании того, что, конечно, мы должны в определённых условиях сейчас помогать бизнесу преодолевать самые разные сложности, но они тем не менее должны понимать, что их поведение должно быть ответственным и с точки зрения соблюдения конкурентных начал. Кстати сказать, вот в этой статье 178 Уголовного кодекса – хотел бы отметить – содержится очень жёсткая санкция: до шести лет лишения свободы за совершение преступления в сфере ограничения конкуренции. Это беспрецедентно для нашей страны, у нас этого не было. И поэтому, во-первых, нужно, чтобы, естественно, и следственные органы научились этой нормой пользоваться, чтобы это не превратилось в преследование неугодных или сведение счётов, а с другой стороны, конечно, прежде всего предприниматели должны думать о том, чтобы не совершать таких тяжких с точки зрения уголовного права действий. Я надеюсь, что Вы будете вместе с другими ведомствами, вместе с Правительством, заниматься этими проблемами.

Игорь Артемьев: Я хочу подчеркнуть, что особая ответственность в рамках 178-й статьи Уголовного кодекса будет предусмотрена именно за ценовой сговор, за картель. В разных странах, например в Канаде, это не что иное, как статья про мошенничество. То есть, например, когда руководители компаний собираются без всяких причин и заключают антиконкурентное соглашение, входят в картель и повышают цены в 2 или 3 раза, и гражданам негде купить особенно товар, без которого прожить нельзя. Будь то бензин, при наших широтах и температурах минус тридцать, или, скажем, медикаменты, которые жизненно необходимы. И этим некоторые компании пользуются, и мы это видим. Но если раньше за это максимальное наказание, которое можно предъявить, это штраф в 50 тысяч рублей чиновнику, что смешно…

Дмитрий Медведев: …Об этом и речь.

Игорь Артемьев: …Здесь будет совсем по-другому.

Дмитрий Медведев: Понимаете, это сложные дела для доказывания. Потому что наша следственная система понимает, как расследовать преступления, допустим, о том, как украдены деньги из бюджета, там всё более-менее понятно. И предмет доказывания понятен, и что делать понятно, как соответствующие следственные мероприятия проводить, как это оформлять. А картельный сговор – это очень тонкая вещь, и его наличие, умысел на совершение соответствующего сговора нужно будет доказывать. В общем, это довольно острый, в то же время очень тонкий инструментарий, которым нужно научиться пользоваться. Но, в принципе, в конечном счёте, я надеюсь, он будет способствовать наведению порядка, и это отразится на положении не только экономики в целом, но и отдельных граждан, которые действительно страдают от монополистических сговоров, от картельных сговоров, не важно, о чём идет речь: бензин, лекарства или ещё что-то.

Игорь Артемьев: Это всё и есть, конечно. И то, что государство стало уделять этому внимание не только в смысле уголовной статьи, но и поправки в закон о конкуренции, в КОАП, привело к тому, что Россия сегодня, по данным ООН, вошла в семёрку стран с самым быстрым реформированием антимонопольного законодательства в целом в мире, гармонизированного на основе лучшей практики. ФАС – правда, это не про нас, а про Россию – получила тридцатое место в мировом рейтинге. Это признание прежде всего не ФАС, а России как страны, которая сделала за последние три-четыре года очень многое, и мне приятно, что Вы, когда были первым вице-премьером, Вы курировали ФАС, и первый пакет принимался под Вашим руководством, я за это тоже Вас хочу поблагодарить. И, кроме того, очень важно, что сегодня во всех этих рейтингах, о которых я уже сказал, Россия является абсолютно общепризнанной, причём со стороны всех ведущих стран, страной, имеющей современное антимонопольное законодательство, и поэтому нас и ввели в так называемый постоянный комитет Международной конкурентной сети, которая объединяет более 140 ведомств со всего мира, куда входят все руководители. Мы вошли в 12 постоянных членов. Это случилось в этом году.

Дмитрий Медведев: Это очень хорошо. Действительно, хорошо, что у нас есть современное законодательство, за последние годы мы сделали качественный скачок, есть движение вперёд. Это абсолютно очевидно. Нормативная база теперь у нас абсолютно современная, Вы только что правильно об этом сказали. Надо научиться её применять. Потому что, скажем, в других странах опыт её применения насчитывает уже десятилетия. Я не буду называть известные законы в разных странах. Тем не менее у них же тоже не сразу всё это возникло, и опыт, и судебная практика. Просто нужно накапливать все эти процедуры и приучать бизнес, и граждан к законопослушанию.

Пресс-служба Президента России

Версия для печати