Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
7 октября 2015

Игорь Белобородов: Одним подкупом населения проблему рождаемости не решить

Директор Института демографических исследований, главный редактор информационно-аналитического портала Demographia.ru Игорь Белобородов, комментируя усилия регионов по стимулированию рождаемости, заметил, что одним «подкупом населения» (выплата маткапитала и прочих пособий) эту проблему в России решить крайне сложно. По его мнению, в стране популяризацию семейного образа жизни нужно вести со школьной скамьи, причем, не только с помощью одной отдельно взятой дисциплины. 

«На фоне отложенной рождаемости, когда откладывается именно рождение первого ребенка, меры по стимулированию рождения первенцев, конечно, востребованы. С другой стороны, это свидетельствует о том, что кризис [рождаемости] зашел слишком далеко. Рождение второго и третьего ребенка у нас же тоже стимулируется, материнский капитал именно на это был направлен, просто этого, видимо, недостаточно.

Тут ведь еще есть разные целевые группы: тех, кто уже имеет одного ребенка, их целесообразно призывать к рождению второго, тех, у кого есть второй, – к рождению третьего и так далее. Я не вижу в этом ничего крамольного, но надо понимать, что вступление в брак всегда ассоциировалось со скорым рождением первенца. А сейчас ситуация изменилась, и с этим надо что-то делать, однако какой-то одной мерой на весь этот комплексный процесс воздействовать очень сложно, нужен целый ряд решений. Решая эту проблему, скорее всего, придется заниматься не столько и не только тем, чтобы заинтересовать потенциальных родителей в рождении первого ребенка, сколько повышением статуса семьи, самого брака. А когда я говорю «брак», я имею в виду зарегистрированный, социально одобряемый союз, где есть определенные гарантии и ответственность обеих сторон. Но, увы, у нас определенная часть молодых граждан, около 20%, проживает во внебрачных сожительствах, и о каком деторождении там вообще может идти речь? Они его избегают изначально, и понятно, почему: это союзы более краткосрочные, они нестабильные, более конфликтные и так далее. Прежде всего, я думаю, надо воздействовать на эту часть молодых семей –  как на некую основу.

Потом, как людей ориентировать на деторождение, если девушка, скажем, выросла в неполной семье единственным ребенком, и ее супруг вырос в похожей семье? Это достаточно сложно. То влияние, которое они недополучили в семье, роль, которую семья не выполняет по полной, собой, наверное, должна заменять школа. А для этого нужны какие-то курсы, предметы по семейному воспитанию. Причем не один отдельно взятый предмет, а популяризация семейного образа жизни в исторических дисциплинах, обществоведении, литературе и так далее. То есть этим должно быть пронизано все образовательное пространство и все содержание учебных планов. Если так к этому подходить, а не пытаться подкупать население, то, наверное, дело сдвинется.

Просто заплатить деньги и ждать, что сейчас нарожают, боюсь, что так не получится. Исторический минимум рождаемость в том же Китае сегодня наблюдается в Гонконге и Макао, где самый высокий ВВП на душу населения. В России почти то же самое. Москва и Санкт-Петербург – самые богатые города, и рождаемость в них самая низкая. В то же время Ингушетия, сельские районы Чечни, Дагестана официально, по всем статистикам, считаются самыми бедными, но по факту там самые высокие показатели рождаемости. Здесь много факторов. Но важен еще тип жилья – там он малоэтажный. Одно дело, когда человек живет в многоэтажной бетонной коробке и размножается вопреки жилищным условиям, а другое дело – когда есть простор для жизни. Но я могу сказать, что благосостояние и рождаемость имеют, скорее, обратную связь».

Версия для печати