Памфилова:  из-за муниципального фильтра на выборы не попали кандидаты, которые могли составить реальную конкуренцию
12 сентября 2017

Владимир Слатинов: Из прокрустова ложа володинской системы выпрыгнуть не удалось

Если АП не предложит новую модель проведения кампаний, то явка на выборах президента будет низкой, как и на губернаторских выборах, считает политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов.

Губернаторские выборы

«Сама конструкция нынешней избирательной модели имени Вячеслава Викторовича Володина работает на снижение явки для того, чтобы обеспечить мобилизацию провластного электората, объективно уменьшить протестное голосование и добиться победы необходимого кандидата. В сочетании с муниципальным фильтром и дисквалификацией ресурсных кандидатов либо их нежеланием выдвигаться, чтобы не бросать вызов системе, мы к тому же получаем отсутствие ресурсных соперников для действующих врио.

Конечно, эта модель не нравится ни Кириенко, ни Памфиловой. Но они оказались заложниками системы, которую нельзя изменить, во-первых, потому что это был бы очень плохой шаг перед президентскими выборами, и вообще это дестабилизировало бы систему управления, а во-вторых, потому что эта система очень функциональна. Как вы еще введете в регион молодого технократа, который там никому неизвестен, который какой-нибудь федеральный чиновник или директор АСИ и против которого может выдвинуться ресурсный местный кандидат? Никак. То есть только при наличии этой модели эти задачи решаются. Именно поэтому есть гигантская инерция этой системы, иначе придется отказываться от массового введения в регионы назначенцев-технократов либо придумывать для них что-то другое.

А что касается результатов по явке, то есть регионы, где 10 сентября явка была ниже 30%. Это вообще катастрофа. Представьте себе: явка ниже 30% и победа со счетом 60–70% означает, что губернатор избран пятой частью электората. Что мы вообще после этого обсуждаем? Да, в некоторых регионах, таких как Пермский край или Калининградская область, явка оказалась повыше, но все равно это все в районе 40%. Этого, конечно, недостаточно, но для этой модели, для единого дня голосования во второе воскресенье сентября это естественная явка.

Стоит ли власти делать что-то, чтобы повышать явку? С одной стороны, власть, особенно те, кто сейчас занимается политуправлением в АП, понимают, что это очень плохо, что это стратегически делигитимация и с этим надо что-то делать. Но добиться повышения явки – это значит поменять конструкцию модели политического управления. А как я понимаю, во-первых, перед президентскими выборами это сделать невозможно, а во-вторых, также нет системного понимая, какой она должна быть. Соответственно нет серьезных усилий власти по обеспечению явки.

Я бы вообще сказал, что Памфилова и Кириенко, когда муниципальный фильтр беспощадно выкидывал из кампании ресурсных кандидатов, морщились, но говорили, что ничего не могут сделать. В АП, как я понимаю, пустили дело на самотек, понимая, что изменить ситуацию невозможно, а для того чтобы как-то это оправдать, выпустили экспертов, которые сделали чудесное открытие о том, что явка не главное и конкуренция не главное.

Но что касается конкретных историй по явке, то помимо общей конструкции, работающей на снижение, дальше региональные истории зависели от ряда конкретных обстоятельств. Ключевые из них следующие.

Первое: если существует налаженный механизм политической мобилизации явки, – причем, как правило, он есть либо в национальных республиках, либо там, где губернаторы уже давно работают, типа Белгородской области, – то там явка приличная, а если брать Мордовию, то она вообще неприличная.

Второе: политтехнологический фактор. Особенно это касается молодых менеджеров. Там, где кампании были неконкурентные, но там, где удалось зацепить избирателя, породить надежды и создать яркий образ, там явку тоже удалось приподнять.

Третье: вообще специфика социального, профессионального, демографического и так далее состава регионов, их электоральная история. Например, есть регионы, где в течение долгого времени много людей не голосует, например, Ярославская область.

Президентские выборы

Ранее я говорил, что эти губернаторские кампании будут отраженным светом президентской кампании. Полностью эта идея не оправдалась, и я могу сказать, что ошибся в этих прогнозах. И не оправдалась эта идея по причинам, озвученным выше. Может быть, Кириенко и новая команда в АП и хотели бы что-то поменять и хотя бы в некоторых регионах сменить модель кампании, чтобы накануне президентских выборов показать интригу, новые формы мобилизации и так далее. Но инерция прежней системы оказалась слишком сильной. Из прокрустова ложа «володинской» системы не удалось выпрыгнуть, и самое смешное, что и президентская кампания пока в это ложе оказывается уложенной. Для иного нужна интрига либо создание привлекательного образа, а это сложно сделать, потому что Владимир Владимирович уже не первый год управляет страной. И получается, что огромной проблемой для АП сейчас будет необходимость выпрыгнуть из «володинской» модели. Потому что, если реализовывать кампанию президента в формате губернаторских выборов, где есть фаворит и технические кандидаты, вряд ли получится мобилизовать население, и особенно городское».

Версия для печати