Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
15 декабря 2011 | Архив

Александр Сорокин: «В закрытии дела о клевете на губернатора есть обоюдный интерес»

В связи с декриминализацией статьи УК РФ «Клевета» прекращено уголовное дело в отношении блогера Александра Сорокина, обвинявшегося в клевете на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. По мнению блогера, это выгодно и ему, так как «быть в процессе суда - это приличная нагрузка», и потерпевшей стороне, потому что СМИ перестанут «мусолить» тему суда и всего с ним связанного.

«Все произошло очень быстро. Прокурор в самом начале предъявил ходатайство с просьбой закрыть дело в связи с декриминализацией статьи. Никто особенно не возражал. Я, правда, выступил и сказал, что прокурор в своем ходатайстве упоминает, что вроде как обвинение совершенно доказало вину Сорокина, но, мол, Сорокин улизнул благодаря декриминализации статьи. Я сказал, что с этим не согласен и прошу суд отметить, что я не считаю себя виновным, что дело, конечно, надо закрывать, но по другим причинам. То есть, даже если не будь отменена статья 129, считаю, что просто обвинение не сумело доказать мою вину и меня надо оправдать за отсутствием состава преступления.

Дело, на мой взгляд, следовало закрыть даже в том случае, если декриминализации бы не произошло. Потому что обвинение, на мой взгляд, не сумело доказать мою вину. Но поскольку, вы же понимаете, не будь декриминализации, я не знаю, к каким выводам бы судья пришел бы. Так что хорошо, что закрыли.

Но сохраняется возможность открытия тут же гражданского дела. Если потерпевший сочтет необходимым подписать гражданский иск, то все начнется сначала. Конечно, этого бы не хотелось. Это нагрузка довольна приличная: полтора года быть под уголовным делом, в процессе суда, поэтому не хотелось бы продолжения. Но если оно будет, то буду дальше биться - куда деваться. Я не могу себе позволить, чтобы эта танковая колонна меня гусеницами размазала, буду как-то защищаться, отбиваться. Ситуация, как видите, меняется. Как они дело затевали, они же не знали, что статьи не станет, а ситуация изменилась, и оказалось, что все их усилия пока что не дали результатов. А ведь условия могут и дальше меняться, мало ли что может в стране происходить.

Про те 20 строчек в моем «ЖЖ» все бы давно уже забыли, если бы не это уголовное дело. А сейчас, я смотрю в поиске и по Кемеровской области, это событие номер один и ссылок на ту публикацию много. С моей точки зрения, здесь интерес обоюдный. Я рад избавиться от этого груза, но мне кажется, и интерес той стороны есть, чтобы перестать все это мусолить.

Что касается обвинений в том, что я умышленно затягивал процесс, то я могу ответить: я вел себя в соответствии с законом, я не срывал заседаний, я не исчезал. Я приходил на все заседания и отстаивал свои интересы. А это может приводить в какой-то момент к ускорению дела, когда-то к замедлению. Я действовал чисто юридическим инструментарием, никаких претензий мне предъявить не могут. В какие-то моменты, наверно, мне было выгодно, чтобы дело немного притормозилось, может быть, были моменты, когда мне надо было, чтобы оно двигалось побыстрее. Так что обвинять меня в затягивании дела не следует.

Интерес прессы очень помогал. Я очень благодарен, что постоянно пресса интересовалась. Это очень напрягало суд, это очень напрягало моих оппонентов. Они не могли со мной сделать ничего такого незаконного, тихушного. Они вынуждены были соблюдать все процедуры, чтобы не к чему было подкопаться. Это результат того, чтоб под общественным колпаком дело находилось. Для граждан, которые попадут в такую ситуацию, я просто им желаю, чтобы им так помогало общественное мнение, как оно помогало мне».

Версия для печати