Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
7 марта 2012 | Архив

Александр Сорокин: «Власти Кузбасса шантажируют уголовными делами всех, кто их критикует»

В суде рассматривается дело кемеровского блогера Дмитрия Шипилова, которого обвиняют в оскорблении представителя власти. Иск против него подал глава Кузбасса Аман Тулеев. Журналист и блогер Александр Сорокин, недавно сам судившийся с Тулеевым, считает, что властям не следует так резко реагировать на критику в их адрес. По его мнению, решение о подаче исков в суд принимают помощники губернатора, однако они действуют в рамках данных им главой региона указаний.

«По моему делу претензии касались недовольства той фактурой, которую я обнародовал относительно деятельности нашей власти. В деле Шипилова ситуация иная: недовольство вызвали те, как полагают обиженные, оскорбления, которые Шипилов разместил в своем блоге. Одно дело, когда приводятся факты или суждения о деятельности каких-то должностных лиц. Другое дело, когда идет разбирательство с оскорблениями. В этой ситуации, конечно, сложнее придать общественный резонанс этому делу и преподнести ситуацию так, что какая нехорошая власть гнобит честного блогера, потому что нужно разбираться, были там или нет оскорбления.

В этом смысле дела различаются, а по самой концепции действий власти все это очень похоже. Сидят некие люди в нашей обладминистрации, может быть, в каких-то соседних зданиях под другими вывесками, старательно мониторят сеть. И у них всего два способа действий, которые они на такие случаи имеют: первый – это они запускают каких-то троллей анонимных, которые в сети начинают высказывать по этому поводу противоположные мнения тем, которые были высказаны. А второй - они выискивают поводы для возбуждения уголовных дел: вот ты про нас нехорошо пишешь, мы за какие-нибудь твои слова зацепимся и возбудим уголовное дело. Дело Шипилова из этого же ряда, и в этом смысле оно схоже с моим.

Поскольку еще идет уголовное дело, я бы не стал давать оценок, прав Шипилов или не прав, правы власти или не правы. Конечно, если человека оскорбляют, он имеет право защищаться, и пусть теперь суд установит, было там оскорбление или не было. Но на месте властей мне казалось бы, что все эти дела не следовало бы возбуждать. Человек, который у власти, он на виду, он является объектом критики, объектом внимания, и не всегда эта критика корректна. Но из этого не следует, что надо просто шантажировать всех, кто тебя критикует, возможностью возбуждения уголовных дел. А у нас в Кузбассе сейчас именно такая ситуация. То есть человек пишет и он не знает, прилетит ему уголовное дело или гражданский иск. И такая ситуация нехороша.

Надо сказать, что в этом деле у Шипилова замешано три фигуранта. Один из них - это бывший замгубернатора Руднева. Так вот она отказалась писать какие-либо заявления против Шипилова и сказала, что это его право. Она заявила, что она не видит причин затевать судебные тяжбы по поводу того, что человек высказал свое мнение по поводу ее деятельности. Я считаю, что это достойная и разумная позиция. Но власти у нас увлеченно занимаются выискиванием чего-то, вокруг чего можно возбудить уголовные дела. Даже если обидевший власть не прав, все равно возбуждать эти уголовные дела, на мой взгляд, не следовало.

Что касается того, сам ли Тулеев принимает решения о возбуждении уголовного дела, то это сказать сложно, так как в администрацию Кемеровской области я не вхож. Но представьте себе, губернатор достаточно занятой человек; что, он лично будет все мониторить, отслеживать, решать, на кого обижаться? Я так полагаю, это все делают помощники. То есть ему приносят папочку и говорят: вот против этого надо возбуждать дело, он кивает головой, и дело возбуждается. Мне этот механизм видится так. Может быть, все гораздо сложнее и затейливее.

Но когда я читал свое дело, я там обнаружил показания Тулеева. И насколько я понял по тексту допроса, Тулеев вообще с трудом вспомнил, кто такой Сорокин, не говоря уже про то, что он не помнит, что и когда этот Сорокин написал. Я думаю, также если спросить у него, кто такой Шипилов, он не сразу сообразит, кто это такой. То есть это все усердия помощников. Но усердие помощников ведь само по себе не возникает. Это значит - такая обстановка, значит - такая установка дана этим помощникам. Если бы Тулееву это было неугодно, невыгодно, то, наверно, они бы так себя не вели. Он сам, может быть, и не вникает, но вполне одобряет эту деятельность». 

Версия для печати