Активист-трезвенник:  в УрФО нужен сухой закон. Ведь мы нисколько не хуже Чечни. Ведь так?
23 апреля 2012 | Архив

Александр Сорокин: «Чиновники придумали, как уходить от вопросов прессы»

Согласно рейтингу информационной открытости глав субъектов РФ, некогда один из самых публичных губернаторов Аман Тулеев стал одним из самых закрытых глав регионов. Журналист, доцент Кемеровского госуниверситета культуры Александр Сорокин согласился с такой оценкой главы Кузбасса. По его мнению, закрытость региональных властей особенно проявилась в истории с хирургической операцией главы Кузбасса.

«Я вижу подтверждение закрытости главы Кузбасса в течение всех последних лет. Я приведу пример: Аман Гумирович Тулеев делает сложнейшую операцию, после которой перестает быть на время работоспособным, и нам об этом ничего не сообщают. В течение месяца губернаторская пресс-служба пытается имитировать активную деятельность губернатора, ничего не сообщая о его проблемах со здоровьем. Как это понимать? Это можно понимать однозначно - это информационная закрытость. Реальная деятельность идет своим чередом, пиаровское освещение этой деятельности идет своим чередом, и эти два пласта никак друг с другом не связаны. С этой точки зрения я абсолютно согласен, что наш губернатор - один из самых закрытых в России.

В целом в области сложилась ситуация, когда комментарий для прессы какого-либо чиновника получить практически невозможно. Мне с этим приходиться сталкиваться. Как это происходит: случилось какое-то событие, нужен комментарий чиновника. Дальше мы обращаемся к чиновнику. Он говорит, что мог бы все, что нужно, рассказать, но есть внутренний регламент, согласно которому сначала нужно обратиться в пресс-службу, а пресс-служба обратится к руководству. Этот руководитель уже поставит визу на запросе и поручит дать комментарий. Типовая схема именно такая. И представьте, прессе надо в течение часа получить мнение какого-то компетентного человека, но сделать это абсолютно невозможно. Потому что сооружен такой механизм, который не позволяет им общаться с прессой напрямую. Кроме того, вся информация фильтруется, прочитывается пятью инстанциями, и к тому моменту, когда она появляется, она уже просто никому не нужна. Это признак закрытости, это признак недоступности. Введение этих ограничительных процедур, технологий прохождения информации очень осложняет работу прессы.

В коммерческих структурах такое невозможно. Потому что, если коммерческая структура так себя будет вести, она просто будет терять рыночные позиции. То есть она будет недополучать внимание прессы.

От чиновников мы никуда деться не можем, мы вынуждены их так напрягать своими вопросами. Они же придумали, как уходить от наших вопросов и не давать нам ответы или блокировать на долгое время. Это большая проблема, и в том числе в Кемеровской области». 

Версия для печати