Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
16 декабря 2011 | Архив

Энвер Кисриев: «Начинается сворачивание свободы слова, и все мнение теперь будет уходить в подполье, на кухню, в аулы»

Энвер Кисриев: Хаджимурат занимал очень важное место в выражении общественного мнения Дагестана в отношении всей общественно-политической проблематики. Его газета «Черновик» очень бесстрашно поднимала и ставила любые проблемы. Я думаю, что на Северном Кавказе, а может быть и в России в целом, не было такой бесстрашно, открыто ставящей все вопросы газеты. Дагестан мог гордиться тем, что в нем реально существует свобода слова. И это при всей сложности ситуации, при всей агрессивности многих противостояний.

Причем эта свобода слова была не тенденциозной – он был не просто против власти, на стороне того или иного клана. Мимо критики никто не мог остаться. С его убийством ситуация становится катастрофичной. Я думаю, что этим вбили кол в демократические тенденции, которые еще удерживались в Дагестане. Возродить такое в нынешних условиях будет просто невозможно, а таких храбрецов теперь, наверное, не найдется.

Думаю, что газета начнет погибать. Если не погибнет сразу, то будет погибать медленно. Потеряется ее злободневность, актуальность, востребованность. С ее исчезновением общество потеряет какое-то зеркало, куда люди могли смотреться, люди могли знать, что их слово опубликовано, озвучено, материализовано, оно не исчезло. Теперь, когда этого не будет, думаю, что будет ожесточенность, уход в подполье, как у нас говорят, в лес. Вот эти все тенденции получат еще большее значение, потому что когда разбивается зеркало, когда человек не может смотреть на себя в зеркало, он дичает. Вот это все большее одичание, видимо, и начнется у нас.

«Клуб Регионов»: Не запугает ли убийство Хаджимурата Камалова других общественных деятелей Дагестана?

Энвер Кисриев: Если учесть, что он был в авангарде, а все шли за ним и он был примером, то конечно. Это существенно скажется на тех, кто шел в арьергарде. Думаю, что начинается сворачивание свободы слова, и все мнение теперь будет уходить в подполье, на кухню, в аулы, в узких кругах шепотом. Это ужасно.

Очень жаль, что центр не защищает таких людей на периферии. Именно этим должен был бы заниматься центр, потому что чем иметь там соглядатаев в виде служб, ничего нет лучше, чем свободная пресса, свобода слова у простых людей, свобода говорить о том, что происходит в республике. Без этого центр никогда не будет знать реальность. Может быть, ему она и не нужна, эта реальность? Тогда другое дело. 

Версия для печати