Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
10 февраля 2011 | Архив

Илдус Ярулин: губернаторы ДФО пока не стали единой командой

Доктор политических наук, профессор Тихоокеанского государственного университета Илдус Ярулин в интервью «Клубу Регионов» назвал лидеров и аутсайдеров губернаторского корпуса на Дальнем Востоке, а также выделил главные экономические проекты.

– Илдус Файзрахманович, федеральные чиновники все чаще инспектируют регионы Дальнего Востока: подчеркивают значимость этой территории для страны и критикуют самих губернаторов ДФО, которые неосторожно отмечают «а вот в России». На ваш взгляд, какие есть реальные точки развития у Дальнего Востока и какие регионы могут стать опорными?

– Точек много. Но боюсь, что они, с одной стороны, вроде бы высвечиваются, а с другой стороны, они все-таки с пиаром больше связаны. Что-то пытаются развивать, но появляется порой внутренняя несогласованность. Допустим, тот же амурский губернатор Олег Кожемяко с горным металлургическим комплексом – ну, откроет он его, а что делать с «Амурметаллом» в Хабаровском крае? Конкуренция – это хорошо, с одной стороны, но развития как такового не будет. Мы одно развиваем, а другое, по сути дела, будем просто грохать – то, что уже есть. Завод «Амурметалл» умирает, неизвестно, что с ним будет.

– Вы думаете, он не выживет?

– При таких темпах, думаю, что нет. Пока есть еще возможность на саммит АТЭС поработать, а потом? То есть планов заявлено много, а каково их реальное содержание – тоже не знаю. Далее – университет федеральный: отличная идея, уникальная. Но здесь у нас, в ДФО, сколько миллионов живет? 12? Вместе с Забайкальским краем. Два федеральных университета: в Якутске и во Владивостоке. Кого будем учить? 30 тыс. – ежегодный набор, вообще плановая цифра – 80 тыс. студентов. Да их и нет. В Хабаровском крае 6 тыс. выпускников в этом году и 8 тыс. в Приморье. А кого учить? Вот это – гигантомания определенная, которую я не понимаю.

– Илдус Файзрахманович, а если к политике вернуться, за кем из губернаторов ДФО вам интереснее наблюдать?

– В первую очередь, конечно, за Егором Борисовым. Он все-таки пытается навести порядок. Ну и потенциал у Якутии очень большой, включая планы по Северному морскому пути: восстановление всей связанной с ним инфраструктуры, портов, которые сейчас влачат жалкое существование. Кроме того, сырьевая база республики – уголь, алмазы – позволяет регион развивать. Кроме того, у Борисова есть, так скажем, определенная легитимность: он в республике свой. Он якут. У него свои родовые связи с тейпами. Хотя там тоже не всегда однозначно. И самое главное, это человек, который может договариваться с местными элитами и с Москвой. Потихоньку сепаратистские тенденции успокаивает.

Еще один интересный человек – Кожемяко, который работает в русле тех тенденций, которые есть в Центре, и политический вес набирает. Сити-менеджера поставил в Благовещенске, с партией разбирается, с бизнесом в общем-то тоже наладил отношения.

Что касается сахалинского губернатора Хорошавина, то, с одной стороны, там интересные экономические позиции, но также есть в области социальная напряженность определенная, хотя он пытается ладить. И еще наблюдаю за Александром Винниковым: он недавно назначен и еще остается «темной лошадкой». В отличие от многих, не афиширует, а старается медленно, но верно что-то все-таки делать. И у них интересное взаимодействие с Кожемяко. Сопредельные территории – Амурскую и Еврейскую области – губернаторы вместе как-то стараются осваивать.

С Сергеем Дарькиным – понятно, он сидит на потоке, связанном с будущим саммитом АТЭС, и как-то вроде бы на виду. Хотя в Приморье продолжаются дела уголовные, и то одного поймают, то другого. Но интересно: где большие деньги – там и много всяких дел. А вот меньше всего интереса вызывает Вячеслав Шпорт, как ни странно.

– Почему же? Все-таки руководит Хабаровским краем, по сути, центром ДФО.

– А Шпорта фактически не слышно, не видно. Да, он потихоньку мелочи свои решает, но пока такое ощущение, что все пролетает мимо Хабаровска.

– В смысле федеральные деньги уходят мимо края?

– Они могли бы осесть в Хабаровске, но в силу ряда причин – здесь можно смотреть, разбираться – деньги уходят во Владивосток. И дело не только в том, что там, в саммите, а в первую очередь в отношениях губернатора Шпорта с полпредом, бывшим губернатором Ишаевым.

– Но Шпорт ведь недавно сказал в интервью, что Ишаев в его дела не вмешивается, хотя и критикует порой.

– Не мешает, да. Но я и не вижу какой-то большой помощи. Вот здесь вот есть какой-то момент – я не знаю, ревности или не ревности, но многое все-таки в значительной мере зависит от того, что скажет полпред, поддержит ли. Да, но, наверное, это как-то регулируется, но пока все летит мимо Хабаровска. Вообще, у меня такое впечатление, что Шпорт был бы рад договориться с Москвой о том, что он пойдет в Государственную думу. В Госдуме у него все отлажено, так или иначе, он же много лет был зампредседателя комитета: там связи, он умеет там работать. Шпорт – классный лоббист, но в качестве депутата, а не губернатора.

– Если вернуться к Сергею Дарькину – тактика его поведения изменилась на третьем сроке?

– Дарькин избавился от всех своих одиозных подчиненных, грубо говоря, всех сдал. Более-менее вроде бы у него утряслись отношения с администрацией президента. Он выполняет все, что ему скажут. Самостоятельно старается ни в какие игры не играть. Недавно из-за кедра волна поднялась, но, думаю, и она успокоится. Другие же даже с ролью наместника справиться зачастую не могут.

– А о работе камчатского губернатора Алексея Кузьмицкого у вас какое мнение? Регион снова живет в ожидании его отставки.

– Знаете, его эпопея с запретом спектакля – это глупость какая-то. Это просто показатель того, что он ничего не может. Но Кузьмицкий, насколько я знаю, сейчас притих и пошел на определенный контакт с лидером местных единороссов, спикером Невзоровым. И все-таки, наверное, это кандидат номер один на вылет.

– А Чукотка? Роман Копин то есть в регионе, то его нет. Такой дистанционный губернатор…

– Да нормально там. Абрамович опять выдвинул себя депутатом думы законодательной. Абрамович не бросит. Потихоньку золото добывают. Там население-то 300 тыс. человек, и проблем больших нет. Зимуют нормально. И в принципе от Копина мало что зависит. Какая там может быть модернизация, инновация? «Сколково» на Чукотке не построят, это понятно. Единственное, что здесь интересно, – вопрос по Северному морскому пути – арктический пояс и то, что американцы постоянно шумят о пяти островах, которые Россия захватила. Но это проблема Арктики. Пусть американцы сначала с Канадой разберутся.

– Остался еще один «медвежий угол» – Магаданская область и ее губернатор Николай Дудов...

– Дудов – это хозяин. Это человек, который в общем-то решает свои проблемы. Он достаточно активный: идеи какие-то продвигает, развивает малый и средний бизнес. К примеру, если даже посмотреть по Хабаровскому краю – тут наши исследователи работали – не выполняется ничего практически по развитию малого и среднего бизнеса. А Дудов старается у себя в Магаданской области, как может, так и управляет. Договориться с бизнесом может, но там такие условия, что особо не разгуляешься. Тем не менее, люди на Колыме пока живут, и каких-то социальных катаклизмов и панических настроений нет. Хотя со всех территорий Дальнего Востока народ уезжает, отток населения очень чувствуется, а это самый главный показатель того, что люди не уверены. В Шанхае мощнейшая колония складывается: из Приморья, Хабаровского края едут туда работать. Пенсионеры из Амурской области покупают квартиры в Китае и живут там на нашу пенсию. Удобнее жить, комфортнее жить, и денег хватает. Здесь на это не проживешь.

– В такой ситуации, экономической и социальной, нужно ли быть губернаторам ДФО своеобразной «могучей кучкой» и держаться друг за друга? Получается ли это у них сейчас?

– Я не вижу этой «могучей кучки». Каждый сам по себе тянет. Да, наверное, они что-то между собой обсуждают, но не более того. Здесь речь идет о выживаемости каждого. Вот если бы была действительно единая какая-то команда, тогда можно было бы смотреть. Но пока нет единства. Его по всей стране нет. Если они будут единой «кучкой», то они будут представлять если не угрозу для Центра, то занозу, скажем так. А нужно это или нет? Разделяй и властвуй. Кнут и пряник, кнут и пряник. При этом проблемы тарифов не решаются. Хорошо еще, полпред добился все-таки, что сохранятся льготы на перелет – людям до 23 лет и старше 60. Это хорошо, но, с другой стороны, тарифы на перевозки продукции повышаются. Будут хорошие экономические связи – все остальное можно решить. А пока нас, сирых и убогих, поддерживают на Дальнем Востоке, чтоб совсем-то уж не отрывались от страны: смотрите, поможем, немножко дадим. А так, чтобы действительно вовлечь полностью, пока не получается, хотя попытки есть. Уходит-то большая часть на социалку, чтоб не было социальных взрывов. В этом отношении уровень жизни в крупных городах более-менее приемлемый. Но это все уходит, грубо говоря, на поддержку штанов, а на развитие – особо-то нет. Все пролетает во Владивосток, на остров Русский, а промышленности как таковой нет. Она влачит жалкое существование. Если посмотреть, процентов 60 налоговых поступлений идет за счет торговли: привезти подешевле из Китая, из центральной части России и здесь продать.

– Такое немного пессимистичное интервью у нас получилось…

– Лучше пусть будет пессимистичное… Мы же должны знать: температуру хотя бы поставим – от чего лечить? Нет, здоровье у нас хорошее, природа у нас хорошая. Все есть: рыба есть, нефть, газ. Жаловаться вроде грех. Но выживаем. Не «дошираком» одним, слава богу, пока тайга еще дает возможность. Но боюсь, что как бы нам все это не потерять. Тем более если пойдут цены – мировые уже и так пошли – на продукты питания. Что будет? Надо поднимать Дальний Восток. Но комплексного подхода – сразу все решить – такого нет.

Есть потенциал, есть все, нет нормальной политической воли, которая четка прописана. А если поставлены губернаторы, им надо не столько самостоятельную инициативу проявлять, сколько выполнять государственную программу. Деньги вам под это идут – давайте выполнять. Но все это должно быть четко в какую-то логистическую схему увязано.

С Илдусом Ярулиным беседовала Оксана Киселёва

Версия для печати
Главное