Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
7 июля 2008 | Архив

«Институт выборности губернаторов может вернуться в усеченном виде»

Возобновление этой темы, выход ее на повестку дня с помощью Минтимера Шаймиева, говорит об одном – эта тема будет обсуждаться в ближайшее время. Шаймиев втянул в дискуссию многих других влиятельных региональных лидеров. Муртаза Рахимов тоже высказался «за», Аман Тулеев (губернатор Кемеровской области) и Валентина Матвиенко (губернатор Санкт-Петербурга) – против, такие политики, как Александр Хлопонин (Красноярский край), дали какую-то неопределенную оценку. Но пока трудно сказать, какие есть шансы на сохранение нынешней модели или на возвращение модели выборности губернаторов.

Ясно, что такие влиятельные региональные лидеры как Минтимер Шаймиев, почувствовали какой-то переходный период. Медведев еще прямо не высказывался, как он относится к этому. Накануне президентских выборов было очень много слухов о том, что сразу после 2 марта начнется чуть ли не тотальная чистка и кадровая революция: большая часть нынешних губернаторов уйдет, придут совершенно новые люди. Но мы видим – практически же ничего не произошло. Один-два ушли, про которых было ясно, что они и так уйдут.

Странная ситуация – с одной стороны вроде бы есть некие ожидания больших перемен, с другой стороны, есть неясность по поводу будущего региональной политики, по крайней мере, в этой ее части. Такое впечатление, что некоторые, наиболее сильные губернаторы начинают зондировать почву. Ясно, что единой позиции по этому поводу даже среди самих глав регионов нет. Есть губернаторы разные. Одни не боятся выборов как тот же Шаймиев и знают, что его опять переизберут – в этом нет ни малейшего сомнения. И есть те – не будем называть имена таких губернаторов – которые оказались в своих креслах благодаря каким-то сложным московским раскладам, и для них выборы, в общем-то, оказались бы проблемой. Естественно, они не будут выступать за возвращение выборности.

Как отреагирует федеральная власть – я думаю, что ответов на этот вопрос не знает никто, включая даже самые ключевые фигуры. От чего будет зависеть решение? Я думаю, что от общего политического курса страны. Если все-таки она пойдет по пути постепенной либерализации хозяйственного, политического порядка, то, несомненно, шансы на восстановление прежнего порядка избрания губернаторов будут очень велики. Если политика останется прежней, как, по крайней мере, это было в последние несколько лет, то, скорее всего, эта тема будет отнесена на 2012 год или на более поздний период.

Я не исключаю, что могут быть и какие-то промежуточные варианты. Например, выборы остаются, но губернатор обязательно должен быть номинирован на свою должность как кандидат политическими партиями. Вполне вероятно, этот институт может вернуться в каком-то ограниченном, усеченном виде, минимизированном, как промежуточная форма, чтобы удовлетворить как сторонников всенародного избрания, так и тех, кто хочет сохранить нынешнюю модель.

Словом, вариантов много, и я думаю, что ответов на вопросы практически не знает никто. Но этот вопрос не уйдет с повестки дня, и надо внимательно следить за всеми перипетиями политического процесса здесь.

– Вы говорили, что есть сильные и слабые губернаторы? Оцените, пожалуйста, с этих позиций глав регионов сибирского федерального округа.

– Прежде всего, есть такие сильные, опытные губернаторы, как Виктор Толоконский (Новосибирская область), позиции которых сильны. Есть такие ветераны, как Виктор Кресс (Томская область), который, казалось бы, уже перебрал свой ресурс, но по-прежнему считается очень хорошо укорененным, сильным руководителем, имеющим шанс на продолжение своей политической карьеры несмотря на длительное время пребывания во власти. Есть люди новые, как это произошло в Иркутске, есть губернаторы сильные как Хлопонин, о которых думают, что их губернаторство близится к концу. Скорее всего, они займут какие-то важные политические позиции в Москве, может быть, в правительстве или в администрации президента.

Что касается губернатора Алтайского края, то позиция Александра Карлина, мне кажется, средняя. Сказать, что это губернатор слабый и полностью зависимый от вышестоящих инстанций, нельзя. В то же время он очень осторожный и, очевидно, опасается подключений к серьезным дискуссиям, касающимся региональной политики. Я думаю, он находится посередине, между теми, чей мандат подтвержден только федеральной властью, структурами федерального округа и так далее, и теми, которые очевидно рассчитывают на свои лидерские позиции, прежде всего, у себя в регионе.

– А Александр Бердников, глава Республики Алтай?

– Он традиционно воспринимался как сильный губернатор. Но сейчас идет сильная кампания давления в рамках новой линии укрупнения субъектов Федерации. И мне кажется, что его политическая репутация во многом будет зависеть от того, насколько удачно он сможет отстоять интересы Горного Алтая, Республики Алтай.

ПолитСибРу

Версия для печати