Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
13 ноября 2012 | Архив

Армия уклоняется от дагестанцев

Фото: ria.ru

Мы привыкли к тому, что всякий гражданин России призывного возраста пытается всеми правдами и неправдами «откосить» от армии. Термин «уклонист» уже не требует пояснения. Но еще пару лет назад никому и в голову не пришло бы, что сама армия может уклоняться от призывников. Тем не менее это факт – с 2011 года Минобороны фактически отказывается от новобранцев из Дагестана. Этой осенью призыв в республике был чисто символическим – 179 человек.

Известно, что после сокращения срока службы до одного года вооруженные силы испытывают проблемы с комплектованием. Чем меньше служат солдаты, тем в большем количестве их нужно призывать. В реальности осенний призыв (140 тыс. человек) оказался еще скромнее весеннего (155 тыс.) Военные, конечно, заявляют, что сокращение плановое, но цифры говорят сами за себя: в так называемых бригадах постоянной готовности некомплект личного состава составляет от 30 до 50 процентов. 166 тыс. человек бегают от армии. Это не считая тех, кто благополучно откупился.

На Кавказе, напротив, дают взятки, чтобы взяли в армию. Но военные все равно отказываются призывать уроженцев Дагестана. Причина очевидна: уровень неуставных отношений и откровенной уголовщины с участием дагестанцев зашкаливает. Сложно понять почему, но многие представители этой республики испытывают болезненное пристрастие к демонстративному унижению сослуживцев, которым не посчастливилось родиться горцами. Дагестанцы, как правило, физически крепче призывников из спившихся русских деревень и рабочих окраин, но главное – они всегда держатся вместе.

Заставить это землячество, живущее по своим законам, соблюдать воинский устав зачастую не могут и офицеры. Если уголовными преступлениями в армейской среде занимается военная прокуратура, то с банальным казарменным саботажем командир остается один на один. Даже посадить на «губу» солдата, не выполнившего приказ, теперь можно только по решению суда, который потребует протокол о «грубом нарушении дисциплины», рапорт и множество других документов. Но и в этом случае наказать нарушителя не всегда возможно – далеко не все гарнизоны оборудованы гауптвахтами.

Обнаглевшие от безнаказанности джигиты очень любят ссылаться на кавказские, а то и на мусульманские традиции, которые якобы не позволяют им мыть полы в казарме или делать другую грязную работу. Вообще-то от выполнения «несвойственных функций» солдат должен был избавить сердюковский аутсорсинг. На деле почти везде, за исключением образцово-показательных частей, бойцы продолжают драить туалеты и очищать территорию от снега. И везде, где есть кавказцы, эту работу за них выполняют запуганные и забитые ими сослуживцы-некавказцы.

Ожидать от горцев другого поведения было бы странно, ведь даже глава Дагестана Магомедсалам Магомедов в интервью «Известиям» откровенно заявил: «Конечно, не нравится дагестанцам мыть полы, это не в наших традициях. Нашим мужчинам этот труд не прописан». А кому, интересно, прописан? Русским, что ли?

В приступе кавказской гордости он сказал явно больше, чем может позволить себе руководитель республики. Тут же, правда, оговорился: «Но надо понимать: тот, кто идет в армию, должен подчиняться уставу. Если по уставу тебе положено мыть полы — значит, ты должен мыть полы».

Дагестанская молодежь, однако, руководствуется, как правило, первой частью этой сентенции. Не прописано им – они и не моют. Магомедов прекрасно осведомлен о том, какие проблемы возникают у командиров (не говоря уже о сослуживцах) с призывниками из Дагестана. Тем не менее настойчиво добивается от Минобороны возобновления призыва из республики, хотя бы в пределах 3-5 тыс. человек (раньше в армию забирали по 20 тыс.)

По словам Магомедова, «в Дагестане традиционно служба в армии считается почетным делом». Корни этого повального патриотизма, разумеется, социально-экономические. Рождаемость в республике огромная, а работать негде – дагестанский бюджет на 70 процентов дотируется федеральным центром. Какая-то часть молодых горцев, получив удивительно высокие баллы по результатам ЕГЭ, оказывается в московских вузах, других родители пытаются пристроить в армию. Хоть и на год всего, а семье легче.

Что «прописать» главе Дагестана, чтобы он понял простую вещь: российская армия существует не для того, чтоб кормить за казенный счет безработных кавказцев, которые к тому же не признают воинский устав? Вооруженные силы – не собес и не биржа труда, у них одна задача, как ни банально это звучит – защита страны от врага. А если враг в твоей же казарме?

И здесь неизбежно возникает вопрос: что «прописать» нашей армии, для которой разлагающие боевой дух неуставные отношения давно стали главной болячкой? Рецепт в общем-то известен: формирование 100-процентной контрактной армии. Именно изменение принципа комплектования вооруженных сил, а не сердюковские переодевания и аутсорсинг, станет настоящей военной реформой.

В этой профессиональной армии найдется место и для контрактников из Дагестана, точнее, для тех из них, которые сумеют пройти отбор и будут руководствоваться не «кавказскими обычаями», а воинским уставом и славными традициями российской армии.

Николай Кузнецов

Версия для печати
Главное