Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
17 января 2014

Хотят нерусские войны?

Борцы с кавказофобией успешно ее разжигают

Фото: doskapozora.com

Отклоненную столичной мэрией заявку кавказцев на миллионный митинг против исламофобии на Манежке можно сравнить только с выходкой безумного гвинейца, который проповедовал ислам с крыши православного храма. То и другое привело к прямо противоположному результату.  

                           - Сегодня ночью ингуши будут грабить город…

                           Слезкин дернулся в кресле и поправил:

                           - Не ингуши, а осетины. Не ночью, а завтра с утра.

                                     М.А.Булгаков «Записки на манжетах»

Мы уже поняли: вы страшные. Вас очень много – миллион. Вы ненавидите кавказофобию так, что готовы шашлык из нее сделать. Мы представляем жуткую картину: население миллионного города, такое же суровое, как жители Челябинска, только сплошь непьющее и в борцовских трико, стекается на Манежку, откуда в ужасе исчезает призрак русского фашизма (он там с 2010-го бродил). Исчезает и статуя маршала Жукова на коне – на всякий случай. Даже зачищенная, Манежка не вмещает мусульманского Челябинска, и он льется через край, заполняя Красную площадь и Александровский сад (Вечный огонь молча терпит, не впервой), наконец, полностью окружает Кремль. Спрятавшемуся за его стенами Центру управления кавказофобией остается лишь безоговорочно капитулировать перед натиском многонациональных, как орда Батыя, россиян.

Но, можно выдохнуть, нас пощадили. Не то чтобы миллионный горный Челябинск перестал вдруг мечтать пустить кавказофобию на шашлыки, а просто разрешение на митинг столичная мэрия не дала. «Как нэ дала?! Пачиму нэ дала?!» - возмущаются уже наточившие свои толерантные сабли россияне. Ну, вот так, не дала и все. Возможно, в московской мэрии свил гнездо филиал Центра управления кавказофобией, и его сотрудники со значками «Хватит кормить Кавказ!» на пиджаках издевательски хихикают, обсуждая крушение горно-челябинских планов. Ни шашлыков им теперь, ни Вечного огня, ни Жукова, ни коня его… От мертвого коня уши... осла то есть, как любит острить наш верховный апологет цветущей сложности, единства в многообразии и чего-то еще. Но только не миллионного сборища на Манежке и под стенами Кремля. Совершенно нетерпим автор Валдайской речи к митингам, если это не митинг рабочих Уралвагонзавода.

У каждого своя фобия. Мужественно-щетинистые кавказцы вот, как ни странно, боятся кавказофобии. И еще исламофобии. Целый набор страхов. С другой стороны, как не бояться, когда совсем недавно в Казани четверо отъявленных ксенофобов обидели 16 мирных горцев. Если даже футбольной командой небезопасно спускаться на равнину, то что же делать? Правильно, собираться более внушительной группой, не менее миллиона человек, и выдвигаться в сторону Кремля. Вряд ли организатор акции, он же член Российского конгресса народов Кавказа Абакар Абакаров рассчитывал на успех, подавая заявку на проведение 26 января миллионного митинга на Манежке. Нет никаких оснований сомневаться в способности Абакара Абакарова мыслить логически. А логика здесь очень простая: если площадь не вмещает даже полумиллиона человек, то разрешить привести на нее миллион граждан, да еще, скажем так, не самых дружелюбных, да под стены Кремля… И вообще не факт, что вся Горно-Челябинская область дружно переместилась бы в центр Москвы, ведь даже на свои праздники мусульмане собираются у Соборной мечети в несколько меньшем количестве. Разумеется, мы понимаем, что это временно, и скоро «Россия для всех» искренне порадуется миллиону правоверных, творящих намаз в одном месте, на свежем воздухе, как они любят (может быть, для этого придется снести несколько кварталов и церквей, но разве кто-то против?)… Но пока не видели, врать не будем.

На Манежке, однако, миллион мусульман собирались вовсе не молиться, а предъявлять. Вот что вы почувствуете, если узнаете, что 26 января очень много суровых мужчин в борцовских трико и, возможно, в папахах будут вам что-то предъявлять (причем неважно, что именно)? Конечно, страх, если только вы не 300 спартанцев в одном лице. Из чего следует вывод, что целью подачи неадекватной заявки в мэрию было просто-напросто напугать кафиров до дрожи в коленях одной этой заявой (или предъявой?). И мы в самом деле даже без митинга поняли: антикавказофобы, они хоть и толерантные, но очень страшные, их надо бояться. Но сами они кое-чего недопоняли. А именно, что предъявлять они собрались не по адресу. Они думают, что за кремлевскими стенами прячется государственная кавказофобия, а там, наоборот, державный мультикультурализм заседает. Пишет Валдайские речи, предлагает дорогим россиянам единство в многообразии, местами даже (в благих целях) историю фальсифицирует: мол, от Рюрика и до наших дней русский с чеченцем дружили. Брестскую крепость кто защищал? А блокадный Ленинград отстоял? Иван, конечно, тоже участвовал, патроны Ахмету подавал.

Но вот беда, не понимают в горном Челябинске всей этой цветущей сложности. Сурово требуют: а) возбудить уголовные дела против журналистов федеральных телеканалов за беспощадную травлю кротких кавказцев; б) прекратить уголовное преследование чеченского адвоката Мурада Мусаева, который, разумеется, свидетелей не подкупал и вообще ни в чем не виновен; в) застроить Москву мечетями и разрешить школьницам носить хиджабы.

Конечно, радует, что целый миллион антифашиствующих россиян, не успев спуститься с гор, выучили русский язык настолько хорошо, что смотрят ТВ. Но если они еще чуть-чуть подтянут великий и могучий, то поймут, что на федеральных каналах у нас как раз день и ночь пропагандируют мультикультурализм. И надо быть очень суровым джигитом, чтобы обидеться на симпатичную девушку из ящика. С другой стороны, не Бирюлеву же предъявлять, оно само предъявит.

Вообще же, надо признать, проблема кавказофобии в России существует, причем уже лет двести. Про генерала Ермолова давно все понятно, он, как известно, чеченских девушек почем зря истреблял. Но ему государство приказало (в те дикие времена единство превалировало над многообразием), а вот М.Ю.Лермонтов по собственной инициативе создавал негативный образ кавказца. «Да вот хоть черкесы, - продолжал он, - как напьются бузы на свадьбе или на похоронах, так и пошла рубка». И еще сочинил зачем-то про «злого чечена», который якобы «ползет на берег», хотя все знают, что чеченцы гордые и никогда не ползают. Вот уж кто злой был, так это Лермонтов. Что он про осетин понаписал, лучше не приводить. Теперь понятно, что весь этот «Кавказ мой величавый» был только для отвода глаз, чтобы под 282-ю статью не попасть.

И ведь государство при всех режимах издавало кавказофобские стишки этого скандалиста и дуэлянта. И до сих пор он не запрещен, несмотря на официальную пропаганду толерантности. Вместо этого хиджабы в школах запретили и на Мусаева дело завели. Многонациональные россияне хоть и выдают на выборах по 120 процентов голосов за действующую власть, но в душе подозревают, что все эти Валдайские речи – это «Кавказ мой величавый». И вот, наконец, терпение их лопнуло, и они решили с горно-челябинской прямотой спросить Путина – ты за мусульман или как? Однако формат неправильный выбрали – популяризатор цветущей сложности предпочитает прямые линии, а не прямые ответы.

Неудобно это писать (опять кавказофобия получается), но задачу, которую не смог решить миллион суровых горцев, по-своему успешно выполнил малахольный негр из Гвинеи. Тот самый, который в канун Рождества забрался на крышу Казанского собора на Красной площади, вопил «Аллах Акбар» и убеждал зевак, что «это правильно». Что может быть лучше для проповеди ислама и борьбы с исламофобией? Самое главное, свой одиночный митинг это существо провело напротив Кремля, и безо всяких согласований. Вероятно, правоверного мусульманина теперь сварят в кипятке или на кол посадят – чего еще ждать от людей, запрещающих хиджабы и миллионные митинги кавказцев. Но пока что известно лишь, что загорелого проповедника решили полечить – говорят, острая шизофрения у него.

Конечно, организаторам неудавшегося миллионного сборища можно дать провокационный совет – последовать примеру гвинейского брата по вере и взобраться на кремлевскую стену, например. Но, во-первых, это было бы негуманно. А главное, бессмысленно: после попытки горцев запугать русских безумной акцией на Манежке с исламофобией в России и так все в порядке.

Александр Старовойтов 

Версия для печати