Элла Памфилова:  ЦИК будет докладывать президенту о губернаторах, допускающих нарушения на выборах
27 июля 2017

Коммунисты краснеют от злости

На фото: Геннадий Зюганов, Вячеслав Мархаев
Фото: infpol.ru

Реакция КПРФ на недопуск сенатора Вячеслава Мархаева до выборов в Бурятии говорит о том, что лояльность компартии Кремлю имеет свои пределы. Отсекая парламентскую оппозицию от легальной политической борьбы, власть заставляет партию Зюганова вспомнить о своих революционных корнях.

Ситуация с Вячеславом Мархаевым, с одной стороны, очень напоминает скандал с Евгением Ройзманом, с другой, имеет принципиальное отличие.

Параллели очевидны: и в Свердловской области, и в Бурятии власть использовала муниципальный фильтр для отсечения относительно законным способом сильного кандидата от оппозиции, который представлял угрозу для кремлевского назначенца. При этом Ройзман был чуть более опасен для Евгения Куйвашева, чем Мархаев для Алексея Цыденова, но оба имели шанс как минимум выйти во второй тур. Если от губернаторской кампании и ждали хоть какой-то конкуренции, то связывали ее возможность, прежде всего, с этими двумя регионами. Однако, как теперь понятно даже непосвященным, кураторы внутренней политики в администрации президента решили не рисковать нигде, пожертвовав конкурентностью и отчасти легитимностью выборов ради гарантированного избрания кандидатов от власти.

В обоих регионах стерилизация избирательной кампании вызвала побочный эффект в виде демаршей представителей оппозиции. Ройзман собрал пресс-конференцию и призвал к бойкоту выборов, Мархаев выступил с открытым письмом, в котором также поставил под вопрос легитимность предстоящей кампании.

Вместе с тем, нерегистрация Ройзмана, заключившего ситуативный союз с «Яблоком», но представляющего, прежде всего, самого себя, прогнозировалась с самого начала; Мархаев же воспринимался большинством экспертов как реальный претендент если не на кресло главы республики, то на почетное второе место. Безусловно, так видели ситуацию и в КПРФ, которая сделала в этом году много уступок Кремлю в расчете на возможность достойно выступить хотя бы в Бурятии. Потенциал для этого был, Мархаев собрал необходимые подписи, но муниципальный фильтр всё-таки не прошел. С представителем самой крупной парламентской оппозиционной партии поступили как с несистемным игроком – просто выбросили из кампании.

Нельзя назвать эту ситуацию беспрецедентной: в прошлом году в Тверской области до выборов губернатора не допустили не менее статусного коммуниста, депутата Госдумы Вадима Соловьёва. Однако именно нынешняя зачистка выборов в Бурятии вызвала наиболее жесткую реакцию КПРФ. Похоже, что в ходе острой предвыборной борьбы в республике нарушили важные негласные договоренности, которые ранее были достигнуты на федеральном уровне. Разумеется, и прокатили Мархаева с благословения АП – самодеятельность в таких вопросах не допускается.

Не случайно лидер КПРФ Геннадий Зюганов, комментируя скандал в среду в эфире канала «Россия 24», сказал много резких слов в адрес Кремля, чего не позволял себе уже очень давно. Недопуск Мархаева председатель компартии назвал «мерзопакостным решением». «Якобы двух подписей не хватило. А почему не хватило? Потому что исполняющий обязанности (главы республики) взяли под гребенку целыми районами, заставили всех поставить подписи. Это антиконституционно!» – заявил Зюганов.

Сам кандидат в открытом письме, адресованном в том числе и Путину, также в выражениях не стесняется, не только обвиняя власти республики и «Единую Россию» в нарушениях избирательного законодательства, но и фактически угрожая бойкотом как региональных, так и президентских выборов на территории Бурятии: «Известно, что со стороны общественности республики уже настойчиво раздаются призывы игнорировать не только выборы главы Бурятии 10 сентября, но и предстоящие выборы президента России в марте 2018г. К этому республику за прошедшие полгода привела команда во главе с Алексеем Цыденовым».

В своей критике муниципального фильтра как запретительного механизма Мархаев идет очень далеко, прозрачно намекая на возможность дестабилизации ситуации в регионе: «Может, пора остановиться, пока не поздно? У нас непростой регион. Многонациональная республика со сложной системой отношений региональных элит, где любой перекос в ту или другую сторону может спровоцировать кризис. Бурятия – пограничный регион, в котором особенно важно сохранять стабильность. Если в результате сфальсифицированных выборов произойдет взрыв общественного негодования, то его последствия могут быть очень серьезными».

Насколько избиратели Бурятии поддерживают опасную риторику Мархаева – отдельный и спорный вопрос, но руководство КПРФ не опровергает заявления своего выдвиженца. Фактически Мархаев на региональном, а Зюганов на федеральном уровне дали понять Кремлю, что запас их лояльности не бесконечен, и поддерживать действующую власть (пусть даже с дежурными оговорками о неэффективном правительстве) компартия будет до тех пор, пока с ней считаются. В Бурятии интересы коммунистов демонстративно проигнорировали.

Примерно сто лет назад лидер партии кадетов Павел Милюков, по другому поводу критикуя царский режим с трибуны Государственной думы, задавал риторический вопрос: «Глупость или измена?». Вопрос в своей первой части не теряет актуальности и в условиях имитационной демократии. Налицо как минимум необоснованное самодовольство власти и ее продолжения в лице «Единой России». Независимо от причин, по которым решено было отфильтровать выборы до полного отсутствия конкуренции, эта недальновидная тактика заставила коммунистов вспомнить о революционных корнях своей партии. Ждать от «травоядного» Зюганова действий в духе Ленина, конечно, наивно, но его оценки текущей ситуации в стране звучат уже по-ленински зло и саркастично.

Дело, разумеется, не в конкретном Зюганове, которого скоро сменит молодой и договороспособный товарищ, и тем более не в Мархаеве. Проблема всей политической системы заключается в несоответствии тактики «не пущать» стратегическому курсу на стабильность и преемственность власти. Когда среди тех, кого не пустили на выборы, окажутся самые яркие представители парламентской и несистемной оппозиции, а также отдельные харизматики вроде Ройзмана, вся эта компания неизбежно соберется на одной стороне, а действующая власть – на другой, в полном одиночестве. Идейные разногласия коммунистов с либералами не помешают им с разных сторон, но очень дружно ломать режим до основания, как сто лет назад. 

Антон Ивановский
Версия для печати
Главное