Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
3 августа 2015

Политолог: позиция «и вашим и нашим» делает Абдулатипова хромой уткой

Фото: "Коммерсант"

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов дал положительную оценку работе главы Кизлярского района и руководителя отделения ПФР, которых СКР подозревает в убийствах и финансировании терроризма. При этом он заявил, что делает все для очищения власти. Политолог Константин Калачёв убежден, что желание Абдулатипова угодить и правоохранителям, и местным кланам делает его «полуавторитетным главой» и «хромой уткой». В то же время политолог Константин Казенин, комментируя задержание по подозрению в мошенничестве главы Буйнакского района  (который также является сыном председателя Народного собрания республики), считает, что главный вопрос в том, что придет на смену клановой системе управления в Дагестане.

Следственный комитет сообщил о задержании по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере главы Буйнакского района Данияла Шихсаидова. Отметим, что подозреваемый является сыном председателя Народного собрания Дагестана Хазри Шихсаидова. Вместе с Шихсаидовым-младшим в совершении преступления подозреваются также директор главного контрольного управления Дагестана «Дирекция единого государственного заказчика – застройщика» Шамиль Кадиев и директор буйнакского филиала многофункционального центра по предоставлению государственных и муниципальных услуг Кагир Магомедов. Они также были задержаны.

По версии следствия, Шихсаидов, Магомедов и Кадиев с октября по декабрь 2014г. «из корыстных побуждений путем обмана совершили хищение 14,6 млн руб., выделенных из федерального бюджета, и 31,9 млн руб. из бюджета Республики Дагестан, которые предназначались для приобретения детского сада на 50 мест с земельным участком в селе Халимбекаул Буйнакского района». В настоящий момент по месту жительства подозреваемых проведены обыски. СМИ между тем сообщают, что правоохранители обыскивают также и дом Хазри Шихсаидова.

Напомним, что в конце июля в Дагестане был арестован еще один высокопоставленный чиновник – глава Кизлярского района Андрей Виноградов. Его вместе с депутатом Народного собрания, управляющим Пенсионным фондом республики Сагидом Муртазалиевым, а также экс-руководителем Кизлярского отделения ПФР Омаром Асадулаевым подозревают в убийствах начальника эксплуатационной газовой службы Кизлярского района и замначальника республиканского центра противодействия экстремизму при МВД, покушении на убийство замглавы администрации Кизляра, а также в финансировании терроризма. Что касается Муртазалиева и Асадулаева, то они находятся за границей, но, как пообещал на прошлой неделе официальный представитель СКР Владимир Маркин, будут объявлены в международный розыск.

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, комментируя резонансное событие, поспешил заметить, что Муртазалиева и Виноградова «подозревают в причастности к разного рода преступлениям, которые были совершены задолго» до его назначения на пост главы республики, добавив при этом, что претензий к работе чиновников у него нет: «Не могу сказать, что Виноградов или Муртазалиев плохо работали на вверенных им участках. Андрей Виноградов был на хорошем счету и справлялся с работой, о чем говорят значительные успехи Кизлярского района в плане социально-экономического развития. В Пенсионном фонде были довольны работой Сагида Муртазалиева». В то же время Абдулатипов подчеркнул, что за время его пребывания на посту главы Дагестана в регионе «делается все, чтобы ключевой линией нашей работы было очищение власти».

По мнению руководителя Политической экспертной группы Константина Калачёва, несмотря на непосредственную непричастность к перечисленным выше уголовным делам самого Абдулатипова, именно он в сложившейся ситуации «теряет больше всех». Эксперт заметил, что задержания Шихсаидова и Виноградова прошли в то время, когда Абдулатипов находился в Москве. «Таким образом, задержания в Махачкале и Буйнакске можно трактовать как мероприятия, которые Абдулатипов заранее согласовал, но демонстративно постарался от них отстраниться, либо это какие-то меры силовиков по обеспечению правопорядка и законности, которые, по сути дела, являются подкопом под Абдулатипова», – размышляет Калачёв. При этом политолог заметил, что, согласно некоторым заявлениям, силовики в Дагестане играют «слишком большую роль» и проводят собственную самостоятельную политику зачастую без участия главы региона.

Впрочем, эксперт также полагает, что Абдулатипову при назначении «давали карт-бланш на наведение порядка в республике». При этом, оценивая реакцию главы региона на задержание Виноградова и объявление в розыск Муртазалиева, Калачёв высказал мнение, что Абдулатипов в итоге решил занять позицию «и вашим и нашим». «Но я думаю, что если Абдулатипов хочет быть действительно авторитетным человеком в республике, то такая позиция – это не совсем правильное решение. Если он пытается угодить всем, то тогда он хромая утка и сбитый летчик, полуавторитетный глава. И в этом случае и у силовиков, и у дагестанской общественности появится желание что-то изменить», – резюмировал политолог.

Кавказовед Константин Казенин полагает, что последствия обоих резонансных уголовных дел для Абдулатипова будут зависеть от того, как будет вести себя глава Дагестана. При этом эксперт не считает, что возбуждение уголовных дел против глав Буйнакского и Кизлярского районов является инициативой Абдулатипова. «Но я также и не думаю, что эта операция направлена против него лично», – добавил Казенин.

По мнению кавказоведа, «общеполитическим» поводом для активизации силовиков можно считать неблагополучную ситуацию в Дагестане в целом, которая с расширением влияния террористической организации «Исламское государство» «становится только взрывоопасней». «Возможно, пришло понимание того, что для улучшения ситуации в Дагестане необходимо удалить какие-то из имеющихся там групп влияния, представленных в госуправлении и в бизнесе. И действительно, был нанесен удар по двум очень серьезным группам – муртазалиевской и шихсаидовской», – полагает Казенин. Он также отметил: «Из всех семейств Дагестана, которые оказывались мишенью правоохранителей, семейство Шихсаидовых стоит ближе всего к главе региона. И хотя Шихсаидова-старшего нельзя назвать протеже Абдулатипова, поскольку и до него был на высоких должностях, но именно с приходом Абдулатипова он стал спикером Народного собрания. То есть этот человек стоит ближе всех к главе региона».

Между тем в сложившейся ситуации, по мнению Казенина, главный вопрос совсем не в том, как громкие уголовные дела и аресты высокопоставленных чиновников отразятся непосредственно на Абдулатипове, а в том, как вследствие этого изменится система управления в республике. «Сейчас в Дагестане система управления очень сильно завязана на эти кланы. Какую систему предполагают привести им на смену, а главное – кто и как будет создавать ее, вот в этом и кроется самый большой вопрос», – считает эксперт.

Версия для печати